Море, горы, мины: журналисты прошли по “тропе мира” на границе двух Корей

Полоса, отделяющая коммунистический Север от рыночного Юга, называется демилитаризованной. Как сегодня выглядит стык между мирами — в материале корреспондента ТАСС.

© Станислав Варивода/ТАСС

Станислав Варивода

“Что же тут снимать, как тут снимать?” — беспокоился оператор крупного японского телеканала, тревожно вглядываясь в окружавшую автобус с иностранными журналистами дымку. Но вскоре на счастье всей снимающей публики подул легкий морской бриз, быстро разметав столь взволновавший ее туман.

Перед прибывшими к подножию наблюдательного пункта “Тхонъиль” в уезде Косон репортерами предстал великолепный пейзаж сродни тем, что изображали китайские художники, работавшие в стиле “шаньшуй”, то есть “горы и воды”. С высоты обзорной точки виднелись желтые полосы песчаных пляжей на побережье, лениво катившее свинцовые волны море и поросшие соснами холмы. Однако от идиллии этой картине далеко. Словно трещинами на холсте, пейзаж изрезан протянувшимися до самого горизонта  рядами заборов из сетки и колючей проволоки, противоминных заграждений, антитанковых рвов и прочих военных атрибутов. Журналистам раздали голубые повязки на руку с надписями “пресса” на корейском и английском языках и в сопровождении солдат южнокорейской армии провели к точке старта.

© Станислав Варивода/ТАСС

Отсюда представители иностранных СМИ отправились в первый пешеходный тур по “тропе мира”, открытой недавно Корейской туристической организацией по инициативе правительства страны. Дело в том, что в прошлом году лидеры Южной Кореи и КНДР провели целых три встречи, в ходе которых в том числе договорились превратить разделяющую два государства демилитаризованную зону (ДМЗ) в зону мира и совместного процветания. И несмотря на происшедшее в 2019 году охлаждение двусторонних отношений, Сеул старается претворять эти договоренности в жизнь.

Пешком между двух Корей

На данный момент существует два туристических маршрута через ДМЗ: пеший, протяженностью 2,7 км, и автомобильный (7,9 км). Журналисты единогласно решили пройтись пешком. Наблюдательный пункт “Тхонъиль” — его отправная точка, и там уже ждет экскурсовод и обычные граждане, также принимающие участие в туре. К слову сказать, записаться на него можно через интернет, вот только ждать, возможно, придется долго — желающих побывать в ДМЗ, закрытой для простых смертных на протяжении 65 лет, очень много, а в день сюда пускают всего сорок человек (и еще 160 — на автомобильную экскурсию).

© Станислав Варивода/ТАСС

Тур стартует, и толпа зевающих журналистов (из Сеула пришлось выезжать в 6 утра) бредет, взбивая пыль на песчаной дорожке, тянущейся вдоль забора из колючей проволоки, увешанного камерами, датчиками и сенсорами. “Электроника очень чувствительная, поэтому постарайтесь не трогать сетку”, — предупреждает идущий рядом солдат-срочник. Разговорившись со мной, он рассказывает, что служит в этом районе уже почти год и за это время никаких инцидентов с участием северокорейцев не было. Самую большую проблему, по его словам, представляют дикие кабаны, которым почему-то постоянно надо попасть то по одну сторону забора, то по другую. “Они постоянно ломятся через сетку, делают подкопы и активируют тревогу, ни одной ночи без этого не проходит”, — говорит военнослужащий, который попросил не называть его имя.

Экскурсовод — местная жительница 45 лет от роду, работающая на добровольных началах, — с энтузиазмом рассказывает о местной флоре — видах произрастающих в этом районе цветов и сосен, их особенностях и т.д. — в таких подробностях, что сразу становится понятно: ботаника — это ее конек.

“Я вижу Северную Корею, вашу родную землю”

А красота вокруг действительно, как говорится, страшная. За 65 лет невмешательства человека демилитаризованная зона, которая представляет собой полосу шириной 4 км и длиной почти 250 км, по сути превратилась в естественный природный заповедник. Здесь расплодились и вольготно чувствуют себя дикие животные, в том числе краснокнижные, произрастают редкие виды растений.

Словно в подтверждение этому из ближайших кустов выскакивает небольшая косуля, которая без боязни осматривает нашу группу и затем с достоинством удаляется обратно в заросли.

Тем временем гид подводит нас к лежащему в стороне от дорожки раскуроченному остову небольшого экскаватора. По ее словам, в 2007 году во время установки телефонных столбов эта машина подорвалась на противотанковой мине. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал.

© Станислав Варивода/ТАСС

“По подсчетам военных, под землей в ДМЗ ждут своего часа около двух миллионов мин. С 2001 по 2016 год на них подорвалось более 40 гражданских лиц, в основном в приграничных районах”, — говорит женщина. По ее словам, сейчас уже сложно даже сказать, где именно их надо искать, — многие карты минных полей утрачены, а дожди и наводнения приводят к постоянному перемещению фугасов.

Чтобы не допустить попадания мин на дорожку, где ходят туристы, ее дополнительно отгородили бетонным заборчиком, а взорванный экскаватор не стали убирать, оставив его в качестве зловещего напоминания об опасности, подстерегающей всего в нескольких метрах в стороне.

© Станислав Варивода/ТАСС

Ближе к концу маршрута прямо посреди тропинки установлено древо желаний — металлическая конструкция с колоколом, на которую можно повесить дощечку со своим посланием миру. Надпись от руки на одной из них гласит: “Корейский народ — един”. На другой — трогательное послание, видимо, уже скончавшимся родным: “Бабушка и дедушка, я вижу Северную Корею, вашу родную землю. Как печально, что я не могу туда попасть”.

Путь к миру только начинается

Спустя час и десять минут наша группа благополучно достигает ворот “Кымган”, ведущих к военно-демаркационной линии, за которой начинается территория КНДР. Здесь находится указатель, который установил президент Республики Корея Мун Чжэ Ин, с надписью “Путь к миру только начинается”.

В беседе с корреспондентом ТАСС участница тура, 30-летняя домохозяйка Кан Ми Сон сказала, что решила принять в нем участие, чтобы ощутить атмосферу примирения между двумя корейскими государствами. “Конечно, пройдет еще много времени до тех пор, когда в демилитаризованной зоне будет уничтожена последняя мина. Но я думаю, что открытие ДМЗ для посещения обычными гражданами говорит о том, что пропасть между двумя Кореями постепенно сужается”, — говорит женщина, пришедшая на экскурсию вместе с восьмилетней дочкой.

© Станислав Варивода/ТАСС

Инженер Ким Хи Хо решил посетить ДМЗ, потому что в молодости нес в этом районе армейскую службу по призыву. “Благодаря этому туру я не только с ностальгией вспомнил юность, но и задумался о разных вещах — воссоединении Кореи, перемирии. Надеюсь, что вскоре наступит мирное время, когда все будут жить, не опасаясь войны”, — сказал он корреспонденту ТАСС.

Последним пунктом тура стал еще один наблюдательный пункт, куда нас из-за крутого подъема довезли на автобусе. Отсюда открываются захватывающие дух виды на  находящиеся в Северной Корее пики массива гор Кымгансан (Алмазные горы) Чхэхабон, Кусонбон, реку Хэгымган.

По словам гида, в ближайшее время власти планируют открыть еще два туристических машрута в демилитаризованной зоне. Один из них пройдет в районе города Пхаджу в западной части границы, а второй — в уезде Чхорвон примерно в середине ДМЗ. Это сделает поездки в ДМЗ ближе и доступнее для всех жителей страны.

***

Источник: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6550947

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментирование закрыто.

Translate »