Мы ещё как-то не готовы к такому великому счастью…

Монумент, символизирующий грядущее объединение Кореи

Монумент, символизирующий грядущее объединение Кореи

Андрей Ланьков: Итак, Институт Международных отношений Сеульского Государственного университета (서울대 국제문제연구소)  провел свое очередное исследование общественное мнения, которое посвященного тому, как относятся корейцы к перспективе возможного объединения Кореи. Полученные результаты оказались не то чтобы шокирующими (скорее – наоборот, ожидаемыми), но достаточно грустными для тех, кто надеется на счастливое будущее объединенённой Кореи.

С одной сторона, большинство корейцев подтвердило свою теоретическую приверженность идее объединения. Почти 72% опрошенных заявили, что к объединению следует стремиться.  С другой стороны, спешить с объединением жители Южной Кореи не хотят: 46% опрошенных сказали, что хотя к объединению и надо стремиться, спешить с ним совсем не следует (‘통일은 해야 하나 서두를 필요가 없다’ – здесь и далее время от времени привожу оригинальные формулировки, цифры округляются до целых процентов).

Причины подобной неспешности понятны и связаны, в первую очередь, с экономикой. У опрашиваемых поинтересовались, какую сумму они готовы дополнительно пожертвовать из своего собственного кармана на воссоединение Кореи и на восстановление северокорейской экономики – и готовы ли они что-либо пожертвовать на это дело вообще (‘통일을 위해 추가비용을 부담할 의향이 있느냐. 있다면 1년에 얼마를 부담할 의향이 있느냐’).

Большинство – 44% – всех опрошенных сказало, что на это дело они по своей воле не намерены потратить ни копейки. Почти треть опрошенных (точнее, 32%) заявили, что во имя объединения они готовы расстаться с суммой, не превышающей 50,000 вон (примерно 50 долларов) в год. Ещё 12% сказали, что готовы платить от 50 до 100 тысяч вон в год (то есть от 50 до 100 долларов_, а 9% оказались настолько щедры, что готовы пожертвовать на эти цели от 100 до 300 тысяч вон. Только 1,2% респондентов заявили, что готовы платить более миллиона вон ежегодно.

При этом даже та сумма в миллион вон (примерно 1000 зелёных), с которой вроде бы готовы расстаться 1,2% опрошенных, будет явно недостаточной для того, чтобы покрыть те гигантские расходы, к которым, как ожидается, приведет объединение страны. Разумеется, о конкретных размерах этих расходов говорить сейчас сложно, но даже если верить самым оптимистичным прикидкам, то каждому жителю Южной Кореи, включая стариков и младенцев, после объединения придётся на протяжении многих лет платить от 500 до 1000 долларов в год на нужды Севера. Если же верить пессимистическим прогнозам, то сумма эта окажется значительно выше – раз в пять.

Таким образом, исследование подтверждает то, что, в общем, давно уже ясно: основная масса жителей Южной Кореи на словах сохраняет приверженность идее объединения Кореи, которая крепко зашита во все местные идеологии, но при этом на практике не хочет идти на сколь-либо серьёзные жертвы ради достижения этой политической цели. В последние годы заявления о том что Южная Корея, дескать, еще не готова к объединению, и объединение потому лучше отложить на неопределенное будущее стали всё чаще использовать в качестве вежливого способа неприятия идеи объединения как таковой.

Однако означает ли всё это, что объединения Кореи не произойдет, ибо южане в своей массе его не хотят, хотя об этом не говорят открыто? Ни в коем случае.

Хотя в Кореях политкорректным считается притворяться, что объединение может и должно быть достигнуто путём переговоров, всё это – утопия и демагогия чистой воды, хотя и устраивающая всех участников. Объединения не хочет никто – ни южнокорейская элита, ни южнокорейская публика, ни, в первую очередь, северокорейская элита. Возможно, правда, его хотят простые северокорейцы, но кто же их, болезных, спрашивает? Так что объединение страны может стать только результатом мощнейших политических катаклизмов, а в ходе таких катаклизмов ситуация имеет неприятную привычку выходить из-под контроля. Никто из жителей Западной Германии в конце 1980-х годов не ожидал объединения страны и не был готов к тому, что жителям Западной Германии придётся тратить заметную часть доходов на восточных немцев, внезапно ставших их соотечественниками. Однако когда дошло до дела – известно, чем кончилось.

Не исключено, что что-то подобное произойдет со временем и в Южной Корее, однако этот опрос в очередной раз показывает: несмотря на дежурную риторику, обязательную и для правых, и для левых, к объединению современный среднестатистический южнокореец вовсе не стремится. Оно и понятно: платить не хочется.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Владислав:

    Уважаемый Андрей Ланьков,Вы пишите,-“Никто из жителей Западной Германии в конце 1980-х годов не ожидал объединения страны и не был готов к тому, что жителям Западной Германии придётся тратить заметную часть доходов на восточных немцев, внезапно ставших их соотечественниками. Однако когда дошло до дела – известно, чем кончилось.” Но почему Вы не дописываете,что ,в результате, Объединённая Германия стала стала мощнейшей и доминирующей в Европе (экономикой) страной? Я твердо убеждён в том,что все страны,особенно, США и непосредственно граничащие с обеими Кореями, ни за что не согласятся и будут делать всё,чтобы не допустить Объединения Кореи.Когда объединялась Германия “практически” Весь Мир был искренне ЗА!!!,а сейчас мир изменился и только простые добрые люди искренне желают объединения Кореи.Или Вы действительно считаете,что объединившись Германия ослабла???

  • ЛЮДМИЛА:

    Да,Уважаемый Владислав,Вы совершенно правы.Объединения Кореи не хотят её соседи.Ведь политика это сплошное притворство и лицемерие.

Translate »