На поезде из КНДР в Россию: Южный и Северный Хамген

Продолжение рассказов Виктории Ким о поездке по Северной Корее, Приморью и Сахалину. Предыдущие посты читайте здесь: Привет из зимнего Владивостока, Остров Сахалин, О корейской диаспоре и не только, Непарадный Пхеньян

«Пхеньян–Москва» – нам удалось пересечь Северную Корею на этом поезде и добраться на нем до самого Хасана.

Виктория Ким

Возвращаясь к фото-хронике моей поездки в Северную Корею, сначала напомню Вам, уважаемые читатели, что наше путешествие стало первым транснациональным пересечением страны на поезде по маршруту КНДР–Россия (и, в частности, из Тумангана в Хасан через реку Туман), полностью повторившим исторический путь наших предков Коре Сарам, пересекших в одном направлении «туманную реку» и триграничье с Россией и Китаем и покинувших таким образом свою родину Корею более 155 лет тому назад.

Сколько слов было сказано и сколько песен написано о полной слез реке Туманган – символической границе, за которой навсегда осталась далекая Родина, а вернее лишь воспоминания о ней – совершенно неизвестной и от этого еще больше желанной – манящей красотой своих туманных образов, отраженных в воспоминаниях предков и воображении потомков, в диаспорном фольклоре и литературе советских корейцев.

Конечно же, и мне так хотелось увидеть ее – Северную Корею – а еще более хотелось побывать именно там, где и родились наши предки – в далекой провинции Хамгена (разделенного теперь на Северный и Южный), «холодной и голодной пустоши», из которой они в свое время бежали на более благодатную землю и в которую уже позднее безжалостно ссылались все инакомыслящие, оступившиеся и отступившие от пути служения новому национально-идеологическому культу.

От этого (ну и еще от того, что именно на территории данной провинции в КНДР до сих пор находятся все самые секретные лагеря принудительного труда и ядерные реакторы) доступ для туристов в Северный Хамген до самого недавнего времени был полностью закрыт. И мы – благодаря стараниям сопровождавшей нас организации, наконец-то пробившей через четверть века своего существования этот «исторический» маршрут – стали в итоге первой туристической группой, которой удалось увидеть эту землю своими глазами, пусть даже и лишь на несколько удивительных мгновений из окон пассажирского поезда и с привокзальных перронов железнодорожных станций.

Я покажу Вам снимки, сделанные во время моего путешествия по Южному и Северному Хамгену. Как и до этого в Пхеньяне, больше всего мне хотелось увидеть, узнать и понять, как же там живется сегодня простым людям – задача для обыкновенного туриста, казалось бы, совершенно неподвластная.

Иностранцы в Северной Корее существуют как на отдельной планете, огражденные от местных жителей и их повседневных реальностей огромным количеством всевозможных барьеров – незнанием языка, идеологической муштрой и пропагандой постоянно сопровождающих их гидов, параллельными и никогда не пересекающимися системами связи и денежного обмена. Северные корейцы не могут общаться с иностранцами по телефону даже внутри своей страны (нашего интернета там вообще не существует), а иностранцы не могут пользоваться местной валютой и совершать покупки на рынках и в большинстве общественных мест.

Таким образом, свободный от системного контроля за туристами поезд стал неожиданным окном в реальный мир Северной Кореи – мир, по которому нам удалось проехать и на который удалось взглянуть. Насколько же удалось в него погрузиться и понять, трудно сказать на самом деле – скорее удалось опять-таки запомнить и запечатлеть лишь отдельные его мгновения, и речь в моем фото-повествовании пойдет именно о них.

Во время этого путешествия мы поняли также, что железнодорожные пути являются своего рода венами, в которых бурлит кровь северокорейского народа – кипящий поток передвижения его граждан, постоянно ограничиваемый при этом на местах огромным количеством всяческих уровней контроля – от проводников на самих поездах и до охранников и железнодорожного персонала на каждой станции.

Не имея практически никакой иной транспортной альтернативы в занесенных снегом отдаленных северных провинциях, жители рвались на поезда, а обязательные для передвижения разрешения были при этом, к сожалению, далеко не у всех. Воспоминания о многочисленных стычках, увиденных по всему маршруту нашего пути остались за кадром, точно так же как и за окном поезда осталась при этом реальная жизнь в этой уникальной стране. (продолжение следует)

Карта провинций Южного и Северного Хамгена и свободной экономической зоны Расон на границе с Китаем и Россией.

Прощание с Пхеньяном и нашим милым гидом (и моей однофамилицей) г-жой Ким.

Заледенелые пейзажи Южного Хамгена

Замерзшие поля и ожидающие весны органические удобрения, на выработку и сдачу которых у граждан Северной Кореи установлена очень строгая минимальная квота.

Деревеньки и населенные пункты Южного Хамгена

Северо-корейская железнодорожная инфраструктура и пропаганда тов. Ким Ир Сену.

Железнодорожные станции Южного Хамгена Инхым и Синсан

Едок – та станция, на которой не захочешь выходить «по доброй воле».
Помпо – маленькая, но очень внушительно выглядящая станция.

Жители придорожных деревень на полевых работах (несмотря на холод).

Железнодорожные составы (в рабочем состоянии и нет(?)

Охранники и обслуживающий персонал на станциях Южного Хамгена

Лесозаготовительный пункт и прибывающий на станцию состав

Местные жители на железнодорожных станциях Южного Хамгена

Северокорейские сосны на закате в вечер первого полнолуния в Новом Году (праздник, особый для всего Корейского полуострова)

Присела пообщаться с нашими соседями по вагону – северо-корейскими рабочими, направляющимися по договоренности на стройку в Хабаровск, и моим новым маленьким другом, ехавшим с нами до самого Чонжина.

Ночью по всему маршруту пути не было света и только лишь над неизменными портретами тов. Ким Чен Ира и Ким Ир Сена всегда горели электрические лампочки.

Рассвет – ну а мы уже в Северном Хамгене.

Утренние деревушки Северного Хамгена

Жители окрестных деревень Северного Хамгена и крыши домов в традиционном корейском стиле.

Запряженные волами повозки – местный транспорт – и горы замерзших органических удобрений на горизонте.

Зимние пейзажи Северного Хамгена

А вот наконец показалось и море, а вернее Восточный Корейский Залив.

Отмеченные пропагандой рыбацкие деревни Северного Хамгена

Железнодорожная станция Ренжин и военный аэропорт Оран

Диспетчеры на станции г. Чонжина и пропаганда, прославляющая тов. Ким Чен Ына.

Проводники, диспетчеры и военные на станциях Северного Хамгена.

Железнодорожные станции Северного Хамгена Кенсон и Панжин

Местные жители на железнодорожных станциях Северного Хамгена

Ранам и Раджин – центр свободной экономической зоны Расона на границе с Россией.

***

Ссылки по теме:

Привет из зимнего Владивостока

Остров Сахалин

О корейской диаспоре и не только

Непарадный Пхеньян

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »