На весах жизни

Марина Михайловна КАН
Заместитель председателя АККЦУз
Первая кореянка–судья в Республике Узбекистан

Древние греки представляли  правосудие в виде женщины – богини Фемиды с завязанными глазами, с коромыслом весов в руке. То ли потому, что женщины более милосердны, чем мужчины, то ли более объективны и рассудительны. На земле сегодня  тысячи и тысячи судей, и профессия эта и должность – тут два в одном – в числе  самых уважаемых в мире. Точно неизвестно процентное соотношение мужчин и женщин, одетых в судебную мантию и сколько было кореянок на этой должности в постсоветское время. Но факт, что в Узбекистане, после приобретения независимости, первой судьей-кореянкой в республике  стала наша героиня.

Левая чаша весов: о себе.

Родилась я в 1965 году, когда мои родители проживали в однокомнатной квартире на  массиве Чиланзар, который тогда очень сильно застраивался.  Это был первый опыт    строительства жилого района столицы Узбекистана, который очень пригодился через год, когда произошло землетрясение. Тогда со всего Союза приехали строители, и Ташкент превратился в огромную стройплощадку. Уже в  1969 году и нашей семье предоставили просторную 3-х комнатную квартиру, которая находилась на самом краю Ташкента, возле Фархадского рынка. За нашими домами начинались колхозные поля. Понятно, что социальная инфраструктура не поспевала за строительством жилых домов, так что в детский сад я не ходила, сначала была на попечении приходящей няни, а потом уже мной занималась мама. Училась в средней школе №184 и была претенденткой  на золотую медаль. Но после 8-го класса решила поступать в строительный техникум. Когда пришла за документами  к завучу школы Цхай Маргарите Афанасьевне, та изумилась и отказывалась мне их выдать, объясняя, что в техникум или училище уходят, как правило, середнячки, а я, мол, потенциальная медалистка, и потому надо окончить 10 классов и поступать в институт. На что я ответила, что просто хочу проверить свои силы – сумею ли сдать вступительные экзамены и набрать проходной балл. Что при  любом исходе вернусь в школу. Но слова не сдержала, когда была зачислена  студенткой 1-го курса отделения промышленно-гражданское строительство (ПГС) Ташкентского строительного техникума им. М. Я. Буреша. 

Правая чаша весов: о ней:

Марина пошла в стройтехникум не только потому, что была строптива характером и привыкла к самостоятельности. Просто ее отец был строителем, прошедшим путь от  прораба до главинжа большого стройтреста. Она с сестрой и братишкой еще с детства мечтали быть похожим на него.  Так оно и получилось в жизни. Через много лет старшая сестра Татьяна станет доцентом строительного института и не где-нибудь, а в Москве.  Младший брат Саша будет возводить объекты тоже в столице СССР.  Это же, каким надо быть родителем, чтобы все дети захотели унаследовать его профессию.

А между тем, у отца Марины была трудная судьба. Во время переселения корейцев в 1937 году  юный Михаил потерялся. Скитался, беспризорничал, пока,  наконец, не определили его в детдом в городе Андижане.

Мама Марины  – Мария Ген-Сеевна тоже была сиротой, хотя имела братьев и сестер. Не потому ли супружеская пара, не испытавшая в детстве  в полной мере родительской любви и ласки, так дорожила семьей и ничего не жалела  для счастья детей? И на всю жизнь заповедала  им – дорожить родственными связями. Многочисленные двоюродные  братья и сестры, племянники и племянницы Марининого  рода, хотя и проживают в разных концах постсоветского пространства, не прерывают связи и встречаются по возможности на разных семейных  мероприятиях.

Левая чаша весов – о себе:

В школу я уже не вернулась. Помню, на первом курсе  нас сразу отправили на консервный завод на практику. Там все перезнакомились, узнали, кто чего стоит. И когда после начала занятий меня избрали комсоргом группы, была необычайно горда.  Через четыре года получила красный диплом техника-строителя. В  те времена только обладатель такого диплома имел право самостоятельно решать – куда идти работать. Мой выбор пал на  завод железобетонных изделий треста «Узторгстрой». Была принята на должность инженера отдела технического контроля. Где быстро влилась в дружный коллектив.

Еще учась на последнем курсе техникума, познакомилась со своим будущим мужем Кан Виталием, который стал очень красиво ухаживать за мной.  Он был родом из города Денау, что в Сурхадарьинской области,  учился в ТашПИ  на энергофаке и жил   у  тети на Куйлюке.  

В  конце 1984 года,  как положено по корейским обычаям, приехали родственники жениха, чтобы засватать меня. Помню, как потом мы с Виталием ездили к какой-то  старушке, чтобы она определила дату нашего бракосочетания. Свадьбу играли в ресторане «Чиланзар», в те времена это было престижно. Мой отец к тому времени уже    открыл свое малое предприятие и кооператив, где был и учредителем и директором, продолжая заниматься строительством.  Поэтому наша семья материально не нуждалась и была по тем временам очень даже обеспеченной. Семья моего будущего мужа также не бедствовала.  Так что наши родители уже через год  скинулись деньгами и сделали нам подарок – кооперативную квартиру.  Как раз к рождению дочери Валерии.  Когда она пошла в ясли, я решила продолжить образование и поступила на дневное отделение  ПГС  в ТашПИ.

На снимке: с мужем Виталием и дочкой  Валерией.

Правая чаша весов – о  ней:

То был тяжелейший период в жизни Марины. С раннего утра нужно было отвести малышку в сад, самой бежать в институт. После занятий забрать ребенка из яслей и  на водительские курсы. Отец, решил облегчить ее существование и подарил «жигуленка». А водительского удостоверения-то нет.  Пришлось еще записаться на  шоферские курсы. Бывало,  падала с ног от усталости, а на лекциях засыпала. По конспекту можно было судить, в какой момент это случалось, поскольку строчка убегала куда-то вдаль и останавливалась. Заснула, значит… К тому же, мужа призвали в ряды Советской Армии: тогда была такая практика – предоставлять студентам академотпуск, чтобы  ставить  под ружье. Пришлось  Марине с ребенком переехать к родителям. Они помогали, чем могли, хотя вслух отец запрещал маме возиться с ребенком. Сами, мол, нарожали, пусть сами и занимаются.

Отец жалел маму, которая подолгу болела  после рождения  братишки Марины и до самой кончины была физически  слаба и нездорова. С другой стороны, он всегда старался воспитывать в детях  самостоятельность.

Левая чаша весов –  о себе:

Однажды  моя старшая сестра случайно встретила свою знакомую Лилию, с которой они обучались на подкурсах. Та рассказала ей, что поступила на вечернее отделение юридического факультета Университета и работает в прокуратуре Ташкентской области секретарем.  Я, изрядно устав, от высшей математики и начертательной геометрии, решила последовать примеру сестринской подруги. Для поступления на юрфак в те времена, нужно было направление на учебу из правоохранительных органов. В сопровождении Лилии пошла в отдел кадров прокуратуры Ташкентской области.  Начальник ОК  Салимова Майя Сафаровна отнеслась ко мне благожелательно и определила испытательный срок всего в одну неделю. А на мой горестный вопрос  – что же делать с институтом? – со смехом ответила – бросай его на, а не то будешь как простой инженер. Тогда это словосочетание «как простой инженер» сразу вызывал смех, поскольку его впервые произнес Аркадий Райкин в одном из своих знаменитых представлений, где изображал  из себя кладовщика.   

Так я поступила на вечернее отделение юрфака и училась без отрыва от производства. Коллектив в прокуратуре был прекрасный, большая часть секретарей и инспекторов, как и я, были студентами. После работы мы скопом  ехали на занятия. Последняя пара заканчивалась без двадцати десять.  За мной сначала приезжал муж, уже вернувшийся из рядов СА, на своем «УАЗ»ике, а потом я сама стала ездить на «Жигулях». Было трудно после целого рабочего дня сидеть на занятиях, и в конспектах того времени также были убегающие строчки, но учиться было интересно и потому казалось все преодолимым.

Правая чаша  весов – о ней:

В 1995 году Марина Кан окончила юридический институт, и ее отправили  на оперативную работу стажером в Янгиюльскую городскую прокуратуру.  Официально должность называлась – «помощник прокурора по обеспечению полномочий прокурора в судах», а если по-простому, то – «помощник по надзору за рассмотрением уголовных и гражданских дел в судах». Потом была переведена старшим помощником по общему надзору.  Три года не только в будни, но и выходные,  приходилось  мотаться из Ташкента в Янгиюль и обратно. Первый год отвозил и привозил муж, а потом сама села за руль. Работала добросовестно, имела неоднократные поощрения, не случайно ее приметила начальник отдела прокуратуры области Ташходжаева Василя Тураджановна, к слову сказать, очень влиятельная женщина. В итоге, в 1998 году,  Марина была переведена в  аппарат прокуратуры Ташкентской области прокурором отдела УСО. ,

Новая сотрудница быстро показала себя,   и уже через год ее перевели в организационно-контрольный отдел, который  проверял и контролировал деятельность всей области, включая и аппарат прокуратуры области с ее районными звеньями. А еще через год стала прокурором  отдела по надзору за следствием в органах прокуратуры, потом старшим прокурором.

И вот – 2004 год. Весь состав прокуратуры области собрался, чтобы проводить младшего советника юстиции Марину Михайловну, которая решила попробовать себя в роли судьи Чиланзарского района. Ее непосредственный начальник – заместитель прокурора области Мурад Мелибаевич Салихов в прощальной речи сделал интересную ремарку. Что прокурор даже самой большой области назначается приказом Генерального прокурора, а судья, даже самого маленького района,  назначается только Указом Президента страны.  И   вынося судебный вердикт, имеет право предварять  его  такими словами,  как:  «Именем Республики Узбекистан…».

Левая чаша весов – о себе:

После таких трогательных проводов, я с легким сердцем в звании  младшего советника юстиции (майор) пошла работать судьей. Поначалу, конечно же, сомневалась, как у меня все получится, потому что это был во многом  другой вид деятельности. Но мои наставники из прокуратуры уверяли, что у меня все получится. И действительно,  через совсем непродолжительное время стала чувствовать себя уверенно, будто всю жизнь только этим и занималась.  Думаю, что основой послужила моя прокурорская закалка, работа по многим направлениям дала неплохую подготовку. Ну и участие на всевозможных семинарах, международных конференциях, круглых столах тоже давали уйму полезной информации. Работа судьи сложна, но интересна, нужно постоянно работать над собой, много читать.  

В конце 2009 года окончился мой первый пятилетний судейский срок. В то время судья  в Узбекистане назначался  на 5 лет, потом необходимо было заново подавать документы и проходить все инстанции.  В настоящее время закон изменен – после пятилетнего срока, следует десятилетний, а потом  пожизненный.  И вот, будучи в вынужденном отпуске, я усиленно готовилась к экзамену на второй срок. Все 50 экзаменационных билетов содержали вопросы на узбекском языке, который я в свое время, слава Богу, исправно изучала. В феврале 2010 года успешно прошла через Высшую судейскую комиссию и  по Указу Президента была назначена на второй срок судьей по уголовным делам Чиланзарского района Ташкента. Где проработала до апреля 2013 года, потом по собственному желанию, с мотивировкой «по состоянию здоровья» была отозвана Указом Президента.

Из-за огромного объема работы в Чиланзарском суде, и до этого подорванное в прокуратуре здоровье, было окончательно потеряно. В результате в 2014 году получила инвалидность 2 группы и постоянно усиленно лечилась. На протяжении всей своей деятельности в органах прокуратуры и суда отдыхать особо не приходилось, отпуск получала на 7-10 дней, не более, поэтому потребовался длительный реабилитационный период. Если бы рядом не было близких мне людей, мужа и дочери с зятем, не знаю, как бы все закончилось. Но с их помощью и поддержкой я постепенно пришла в себя.

На снимке: на судебном заседании.

Правая чаша весов: о ней

Случай из ее судебной  практики.  В производстве было уголовное дело по обвинению двух грузин, один из которых имел  только справку об освобождении из мест лишения свободы, а второй и вовсе  не имел никаких документов. Более того, находился в нашей республике незаконно. Так как попал в Узбекистан еще при Союзе, и при его распаде не выправил новый паспорт.  Он говорил, что  его несколько раз депортировали   в Казахстан, но обходными путями вновь возвращался. Так и бродил без документов, места жительства и работы. Оба они обвинялись в квартирных кражах. У них было несколько эпизодов, и как вещдок фигурировала большая связка ключей и отмычек. Марине стало жаль ребят, поскольку  они оказались в замкнутом круге. Не могут получить жилье и работу, потому что нет документов, не могут уехать на родину по той же причине,  а кушать-то хочется. В  итоге пошли воровать.  Хотелось им помочь, хотя бы после отбытия наказания обрести документы и уехать в Грузию. Поэтому она  официально известила посольство Грузии:  его представитель явился на суд и пообщался с обвиняемыми. В итоге она осудила их к минимальному, предусмотренному законом сроку. Через какое-то время секретарь суда  заносит огромную коробку шоколадных конфет и говорит, что пришел один из этих осужденных грузин и сказал, что уже отбыл срок и попросил передать судье конфеты и огромное спасибо за справедливость и помощь.  Сейчас даже их фамилий и имен Марина не помнит, а  случай остался в памяти.

Тамара Тин

ОТ РЕДАКТОРА:

Как говорится, с легкой руки председателя АККЦУ Пака В. Н. Марина Михайловна влилась в корейское культурное движение, стала его первым заместителем. В этом качестве она обеспечивает правовое сопровождение текущей деятельности Ассоциации согласно ее уставу. В частности, готовит различные  документы в профильные государственные ведомства, ведет переписку с правоохранительными органами. Наряду с этим, оказывает конкретную правовую помощь территориальным культурным центрам нашей Ассоциации.  Достижением ее работы уже можно считать успешный исход тяжбы в суде первой инстанции по земельному участку площадью 1 га в Сергелийском районе, в котором она выступала доверенным лицом от АККЦУ. Предметом судебной тяжбы явилось решение хокима об изъятии этого земельного участка, который ранее его же решением был выделен АККЦУ. В настоящее время продолжает защищать интересы Ассоциации в суде апелляционной инстанции.

В 2012 году ее единственная дочь Валерия вышла замуж: веселая и многолюдная  свадьба состоялась  в ресторане «Саёхат». Сейчас у Марины с мужем два внука – Эмин и Давид. Бабуля с дедом их очень  любят, стараясь баловать их в разумных, хотя это не всегда получается,  пределах.  

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Вячеслав Ким:

    Интересно узнать, Марина Михайловна Кан в каком судебном заседании принимала участие ?
    Судя по фотокадру заседание проходило в зале Верховного Суда Республики Корея.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »