Наблюдения на похоронах

korea-blog: Позавчера у Тэгю умерла бабушка. Я не собиралась писать об этом в блоге, тема деликатная. Если бы Тэгю мне сам не предложил, этого поста не было бы. “Сфотографируй и напиши. Я и сам многие вещи впервые вижу. Пусть будет”, – сказал он.

1659746_800
Бывают похороны, на которых ты грустишь и сочувствуешь людям, переживающим потерю, но нет ощущения личного горя. Для нас с Тэгю это именно такой случай. Его отношения с бабушкой не были близкими. Тэгю один из ее двенадцати внуков, да к тому же еще и “не родной”. В Корее это означает совершенно не то, что мы обычно имеем ввиду. “Не родные внуки” – это всего лишь дети дочерей. Это очень древняя традиция связанная с конфуцианством. Семейное древо строится только по мужской линии. Соответственно родными считаются только внуки рожденные сыновьями. До 1998 года (если не ошибаюсь в дате) в Южной Корее даже гражданство передавалось только по отцу. То есть дети гражданина Кореи от брака с иностранкой получали автоматом гражданство ЮК, а вот кореянки родившие от иностранцев дать им гражданство своей же страны не могли. Их дети в Корее считались только иностранцами.

Бабушка Тэгю была человеком старой Кореи в полном смысле слова. Она родилась в 30х годах в деревне. Замуж ее выдали родители, и жениха она впервые увидела на свадьбе. Бабушка не умела читать и писать. При том, что лет с 30 она жила в Сеуле и муж ее был профессиональным военным, во второй половине жизни весьма обеспеченным человеком и разумеется грамотным. Все то, что мы теперь изучаем, как некие культурные ископаемые – “просто традиции и представления”, для людей ее поколения – образ жизни, единственно правильное устройство мира. Бабушка действительно считала, что у нее только 5 “родных” внуков и это дети ее двух сыновей. Это не значит, что остальных она не любила. Но отношение было совершенно разным.

Сами по себе проводы в последний путь – специфическая смесь древнейших традиций и современной коммерциализации. Есть “Залы прощания” (чаще всего при больницах), они организуют весь процесс от А до Я, как Wedding Hall-ы (Свадебные залы) организуют свадьбы от одежды до церемонии и обеда. Правда проводить человека стоит дороже, чем поженить. Прощание с бабушкой проходит в зале при военной больнице, к которой она была приписана, как вдова профессионального военного. Родственникам выделяется небольшое отдельное помещение, где есть все необходимое. Одна часть выделена под алтарь усопшего. На нем табличка с именем (обязательно иероглифами) и угощения для духа, так же благовония, свечи. Покойнику время от времени наливают вино. Кланяются в пол, так же как и старшим во время праздников. Усопший в любом случае “выше рангом”, чем живые, поэтому кланяются ему даже те, кто был при жизни старше. Традиционный траурный цвет – белый. Поэтому все цветы на алтаре белые. Вообще же самый классический траурный цветок – это белая хризантема. Вновь пришедшие обычно кладут на алтарь цветок (можно взять в вазе рядом с алтарем) ставят палочки и совершают поклон.

Раньше, да и теперь в деревнях, все эти мероприятия проходили дома. Поэтому “Залы прощания” по сути имитируют прием дома. У каждой “секции” отдельный вход, где люди снимают обувь, точно так же как это делается при входе в дом. Здесь же стоит стол и ящик для пожертвований. “Сдача денег” – непременный атрибут серьезных семейных событий. Это форма поддержки, своего рода социальная касса. Сегодня ты идешь к кому-то и даешь деньги, завтра все придут к тебе и тоже помогут.

На столе лежит книга, в которую все приходящие записывают свои имена. Деньги кладут в конвертах в ящик рядом. Насколько я знаю, в отличие от свадьбы сами конверты не подписываются (не пишут от кого пожертвование). Друзья и знакомые дают от 30$ до 50$ с человека. Близкие родственники и близкие друзья больше. Социальных связей очень много, приходят в буквальном смысле сотни людей. Из этих средств оплачиваются похороны. Если умер молодой человек и кто-то потерял кормильца, стараются дать больше, чтобы и семье осталось хотя бы на первое время.

Форма одежды – черный европейский костюм с белой рубашкой для мужчин. И “что-нибудь черное скромное” для женщин. Близкие родственницы (дети, жены) одевают ханбок (традиционный костюм) черного цвета. На фото в нем стоит старшая дочь бабушки.

Само заведение полностью соответствует происходящему в нем. Жутко напоминает больницу, давит стенами, коридорами, ужасным белым светом ламп.

Венки присылают отовсюду. Партнеры по бизнесу, друзья, даже работодатели. Похороны родственника – одна из уважительных причин по которой предоставляется отгул на один-два дня с работы. И снова любопытный момент. Отгул можно получить в случае смерти кого-то из “первого круга” (родители, родные братья и сестры, супруги, дети). А вот если речь идет о бабушках, то только по мужской линии. То есть если умерла бабушка по папе – тебе положен отгул. А если по маме – то нет. Потому что она “не родная”. Не знаю везде ли действует такое правило, но в некоторых фирмах точно это есть. Вчера с этим столкнулись.

Вторая часть предоставленного помещения – зал для поминок с кусочком кухни. Угощения здесь не готовят, их покупают на кухне профессиональной в этом же здании, но раскладывают, накрывают и убирают столы сами родственники. (Возможно на богатых поминках это не так). Еда обычная, традиционная, напоминает Лунный новый год. Рис, супы, кимчхи, маринованные овощи и закуски, тток (рисовые сладости) и фрукты. Много пьют алкоголя.

Люди приходят, разговаривают, кто-то вспоминает, кто-то старается поддержать. Иногда даже смеются. Табу на улыбки нет. Родственники стараются принять гостей, как можно вежливее. Посидеть вместе, поговорить. Ощущение было, что главное не поддержать родных потерявших близкого человека, а хорошо принять пришедших гостей. Оно поверхностное и обманчивое. Близкие люди сильно переживают, но чувства выражают, только когда остаются наедине друг с другом. А пока вокруг толпа “чужих гостей” все как-то держатся комильфо.

Сами поминки – не одноразовая встреча, а трое суток непрерывного бдения в этом заведении (или дома). Хоронят на третий день. Причем судя по всему отсчитывают чуть ли не час в час. Бабушка умерла на рассвете и кремация назначена на третьи сутки в 7 утра.

Все трое суток самые близкие (дети/супруги) не должны мыться и умываться. Это выражение траура. Так же они ходят в черном. Положено с первого дня и целый год, но не все соблюдают. (Раньше сын должен был держать траур по родителям 3 года). В том “отсеке”, который нам дали, помимо зала с алтарем и едального зала, есть еще небольшая комнатка, где можно переодеться и если что ненадолго прилечь. Все самые близкие проводят там трое суток не отлучаясь. Днем и особенно под вечер, принимают гостей. Ночью сидят перед алтарем или прикорнут где-нибудь.

На пятый день после смерти снова едут на могилу. Дальше отмечают еще 49ый день. Мне объяснили, что это связано с буддийскими представлениями. Есть 7 божеств, которые испытывают душу человека после смерти. Каждый по 7 дней. 7*7=49 значит на 49ый день душа попадает на последний суд к главному божеству и оно решает, куда попадет человек, в “рай” или в “ад”.

Предвосхищая вопросы скажу – что кремация не традиционных способ похорон. Обычно закапывали в землю в семейную могилу, где-нибудь в горах.

Все это грустно и родителям Тэгю, конечно, сейчас нелегко. Помимо переживаний есть еще и просто физическая усталость. Трое суток ты практически не спишь, не живешь. Но с другой стороны… Когда уходит человек проживший 85 лет. У которого 6 взрослых детей (это из выживших, рожденных было больше), 12 внуков и 8 правнуков. Уходит без особенной тяжелой болезни, у себя дома. Не то чтобы это воспринимается легче, но как-то естественнее. Когда по-корейски говорят о том, что кто-то умер из старших используют выражение “туракащессо” – что дословно означает “вернулся”. Вместо “он умер”, говорят “он вернулся”…

***

Источник: https://korea-blog.livejournal.com/195607.html?view=9880599#t9880599

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.