Нам Яков Петрович (Нам Ир, Нам Иль)

Яков Петрович Нам, родившийся 5 июня 1913 г. в селе Казакевичево на Дальнем Востоке Российской империи, стал известен всему миру во время Корейской войны 1950-1953 гг., когда он возглавлял Генеральный штаб Корейской народной армии и являлся главным северокорейским представителем на переговорах в Кэсоне по мирному урегулированию. В Северную Корею он приехал в 1946 г. и под именем Нам Ир (Нам Иль) вначале работал как переводчик, а затем активно включился в местную общественно-политическую жизнь. 

Яков Нам – выходец из простой корейской крестьянской семьи, в которой, кроме него, было три старших брата. Отец умер через год после рождения Якова, и у матери на иждивении оказалось четыре мальчика. Чтобы хоть как-то прожить, они занимались подсобным хозяйством. Уже при советской власти Яков смог получить девятилетнее образование в городе Ворошилове и в начале 1930-х гг. начал там учительскую деятельность в неполной средней школе. Отработав в ней два года в качестве преподавателя математики, он поступил в Томский государственный университет, в 1939 г. его успешно окончил, получив диплом «механика-теоретика». Не имея достаточных финансовых средств, Яков совмещал учебу с работой учителя математики в одной из томских школ.

Поскольку в 1937 г. всех его родственников с Дальнего Востока депортировали в Среднюю Азию, по распределению Народного комиссариата просвещения РСФСР Яков отправился на работу преподавателем в Чимкентский учительский институт преподавать математику и там же начал свою научную карьеру, сдав в родном университете в Томске кандидатский экзамен по специальности «теоретическая механика».

Но жизнь повернулась по-иному, и в 1941 г. Яков, который к тому времени женился и у него было двое детей, переехал из Казахстана в Узбекистан для продолжения занятий научной работой, но решением Народного комиссариата просвещения Узбекистана до 1943 г. ему пришлось работать завучем в средней школе города Карши.

Проявив себя в этом качестве с самой положительной стороны, Яков Петрович был выдвинут на руководящую работу в сфере народного образования Узбекской ССР, заняв должность заместителя заведующего Кашкадарьинским областным отделом народного образования. За работу в этом качестве был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В этот период он повторно женился и в 1945 г. у него родилась дочь. Личная жизнь не задалась и в 1946 г., когда был объявлен набор на работу переводчиками в Северную Корею, Яков Петрович, который в мае того же года был принят в ряды ВКП(б), не согласовав свой поступок с супругой, отправился в Пхеньян, где в третий раз вступил в брак с одной из коллег, Марией Арсентьевной Пак, которая вместе с ним приехала из Средней Азии. В их семье родился сын, которого родители позднее отправили учиться в Советский Союз.

Простым переводчиком в советской оккупационной администрации Якову Наму (теперь получившему корейское имя, в тогдашней русской транскрипции звучавшее как Нам Ир) долго работать не пришлось. Его незаурядные организаторские способности и неплохой по тем временам уровень образовательной подготовки заметили, и 33-летний выходец из СССР вначале занял должность заведующего отделом Департамента кадрового образования Народного комитета Северной Кореи, а затем, после образования КНДР, заместителя министра просвещения. Его избирают в первый созыв Верховного Народного Собрания КНДР и в состав ЦК правящей Трудовой партии. Последнее назначение стало возможным потому, что перед отъездом в Северную Корею Яков Нам сдал свой партийный билет на хранение в ЦК ВКП(б) и таким образом приостановил в ней свое членство. По приезде в Пхеньян он, как и многие другие советские корейцы, оставаясь гражданином СССР, был принят в ряды ТПК.

В 1950 г. началась Корейская война и в жизни Нам Ира происходит совершенно невероятное с точки зрения формальной логики событие: по указанию Ким Ир Сена его, не имевшего никакого опыта военной деятельности, а лишь получившего во время учебы в вузе на военной кафедре звание младшего лейтенанта запаса, назначают начальником Генерального штаба КНА, и он становится генералом. Скорее всего, и об этом свидетельствуют материалы его личного дела, составлявшегося в Москве, это было политическое назначение, мотивы которого нам трудно понять. Иногда говорят по такому поводу: дело случая. Понятно, что никакими военными действиями Нам Ир руководить был не в состоянии в силу отсутствия у него военных знаний и опыта, за него это делали китайские и северокорейские генералы, но с 1951 г. у него появилась возможность проявить себя на военно-дипломатическом поприще. В одной из характеристик, составленных в те годы, отмечались такие его личные качества, как сила воли, настойчивость, решительность, смелость, инициативность, а также хорошие организаторские способности.

Вплоть до окончания летом 1953 г. военных действий Нам Ир руководил работой совместной делегации КНДР и КНР на переговорах с США и их союзниками и подписал знаменитое соглашение о перемирии, которое действует и по сей день.

О Нам Ире узнали и в Советском Союзе. Публикации о его участии в работе комиссии по перемирию регулярно появлялись в центральных советских газетах и журналах. Так, например, о нем очень хорошо написал в «Огоньке» будущий знаменитый писатель Александр Чаковский, в тот период являвшийся специальным корреспондентом этого очень популярного среди советских граждан издания. Большую подборку фотографий, на которых был изображен Нам Ир во время переговоров в Кэсоне, поместили на страницах популярного американского журнала «Лайф».

После окончания войны Нам Ира назначают на новый ответственный пост – министра иностранных дел. Он был включен в состав высшего партийного и государственного руководства КНДР. Он сопровождал Ким Ир Сена во время его второго официального визита в Советский Союз в сентябре 1953 года, как раз в те дни, когда на Пленуме ЦК КПСС Первым секретарем ЦК был избран Никита Сергеевич Хрущев. При этом до 1956 года Нам Ир продолжал оставаться гражданином СССР и лишь когда Ким Ир Сен в категоричной форме предложил советским корейцам определиться с гражданством, окончательно связал свое будущее с исторической родиной. Можно ли этот поступок с его стороны назвать «предательством»? Вряд ли. Так вопрос даже не ставился в Москве, поскольку, отправляя своих граждан в Северную Корею, в Кремле все же рассчитывали на «бессрочное» их там нахождение в качестве проводников советского влияния. Естественно, это не могло устраивать националистически настроенных Ким Ир Сена и его ближайших соратников, с 1955 г. объявивших о строительстве в КНДР новой политической системы, основанной на идеях Чучхе.

Большую роль в дальнейших действиях Нам Ира и его сближении с Ким Ир Сеном сыграл состоявшийся в феврале 1956 года ХХ съезд КПСС. Северокорейский руководитель, видимо, почуяв неладное, на него не поехал, хотя и получил приглашение из Москвы. Разоблачение культа личности Сталина всерьез обеспокоило все северокорейское руководство, создававшее еще при жизни Сталина из Ким Ир Сена его «северокорейскую копию». У Ким Ир Сена появился повод освободиться от чрезмерной опеки Москвы. И Нам Ир ему должен был в этом помочь. Прежде всего убедить Москву, что Ким Ир Сен именно та фигура, на которую надо опираться при строительстве социализма в северной части Кореи. И Нам Ир в этом преуспел, Он, после некоторых колебаний, поддержал Ким Ир Сена в его борьбе с оппозицией, состоявшей в основном из корейских политиков, приехавших в Северную Корею из СССР и Китая. Особенно ярко это проявилось в сентябре 1956 года, когда без приглашения в Пхеньян приехали партийные делегации КПСС и КПК во главе с Анастасом Микояном и маршалом Пэн Дэхуаем, заставившие Ким Ир Сена возвратить на руководящие должности своих ставленников, незадолго до этого отстраненных от власти на пленуме ЦК ТПК. Именно Нам Ир, по информации, содержащейся в 8 томе мемуаров Ким Ир Сена «В водовороте века», позвонил ему заранее по телефону и сообщил о намерениях заговорщиков отстранить его от власти в партии и государстве.

Северокорейский вождь сумел хорошо подготовиться, и в результате от власти были отстранены сами оппозиционеры. Конечно, Ким Ир Сен в какой-то степени до конца своей жизни был благодарен Нам Иру за оказанную услугу. Но и доверять ему полностью он не мог, считая, что выходцы из СССР в любой момент могут его подставить.

Кроме того, Нам Ир в ходе визита советской и китайской делегаций выполнял несвойственную для чиновника такого высокого ранга роль переводчика с корейского языка и, судя по воспоминаниям члена советской делегации, первого секретаря ЦК Коммунистической партии Узбекистана Н.А. Мухитдинова, всячески пытался их убедить в правоте Ким Ир Сена и неправоте его оппонентов.

Тем не менее Нам Ир остался на высоких постах в партии и государстве. До 1970 г. он входил в состав Президиума ЦК ТПК, а с 1959 г. и до конца жизни являлся одним из заместителей главы правительства КНДР.
По поводу трагической смерти Нам Ира, произошедшей в результате автомобильной аварии в 1976 году, написано много противоречивого. Однако, исходя из официальных сообщений северокорейской печати, в его похоронах принимал участие сам Ким Ир Сен и от его имени к гробу покойного был возложен венок.
Так завершился земной путь советского корейца Якова Петровича Нама, ставшего известным всему миру под именем Нам Ир.

Небольшое послесловие

В интернете, равно как и в печатных средствах массовой информации, можно встретить много сведений о Нам Ире (Нам Иле), сильно расходящихся с материалами настоящей статьи, основанной на архивных данных, взятых прежде всего из собственноручно написанной автобиографии Якова Петровича Нама и других документах из его личного дела, хранящегося в одном из центральных российских архивов.

Например, его биография в русскоязычной и англоязычной Википедии способна скорее запутать, чем дать правдивую информацию. Некоторые авторы пишут, что Нам Ир якобы родился на территории Кореи, оккупированной в те годы Японией, что во время Великой Отечественной войны в качестве капитана Красной Армии сражался под Сталинградом. Или «факты» из других источников говорят, что он некогда являлся деканом факультета в педагогическом институте в Узбекистане, а потом стал маршалом КНДР. На некоторых сайтах всерьез рассматривают вопрос о его обучении в Ташкентском пехотном училище и даже пытаются искать однокурсников и сослуживцев.

Возникает закономерный вопрос: откуда такая путаница? Если исходить из содержания заполненных Нам Иром анкет перед отъездом в Северную Корею, воевал на фронте его родной брат, и кто-то из писавших о нем мог что-то перепутать и запустить неверную информацию. Все остальное, как нам представляется, плод досужих вымыслов падких на сомнительные сенсации журналистов и публицистов. И без этих вымыслов жизнь Нам Ира представляется весьма интересной и поучительной в водовороте такого неспокойного ХХ века.

Игорь Селиванов, д.и.н., профессор,
зав. кафедрой всеобщей истории Курского государственного университета,
руководитель научной  лаборатории «Международные отношения в ХХI веке»

***

Источник: https://koreans.kz/news/nam-yakov-petrovich-nam-ir-nam-il.html?lang=ru

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »