Неизвестная фотография и портрет А. П. Ким-Станкевич

Портрет Александры Ким- Станкевич. Х., м.

Портрет Александры Ким- Станкевич. Х., м.

При посещении Краевого музея им. Гродекова, нам представили неизвестный портрет А. П. Ким-Станкевич, неизвестного художника, а среди известных ее фотографий, обнаружил нигде не встреченную мной фотографию Александры Петровны с супругом.

Ким-Станкевич с супругом

Ким-Станкевич с супругом

Для полноты поста привожу предисловие Ю. В. Ванина к книге “АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВНА КИМ-СТАНКЕВИЧ Очерки, документы и материалы”. Сост. Б.Д. ПАК, Б.Б. ПАК:

Короткая, но яркая и героическая жизнь А.П. Ким-Станкевич (1885—1918) пришлась на сложнейший и самый бурный период российской истории. Всего за два десятилетия начала XX в. Россия прошла через Русско-японскую (1904-1905) и Первую мировую (1914—1918) войны; в ней произошли буржуазно-демократическая революция 1905—1907 гг., жестоко подавленная царизмом, Февральская революция 1917 г., ознаменовавшаяся свержением самодержавия, и, наконец, Великая Октябрьская социалистическая революция, поставившая целью создание впервые в мировой истории общества свободы, справедливости, социального и национального равенства людей. События Октября 1917 г., установление Советской власти в России решительно определили последующее развитие не только нашей страны, но и всего человечества.

Возникновение Советского государства, положившего конец эксплуатации и бесправию народных масс России, прекратившего участие России в чуждой ей мировой войне, призвавшего все страны к миру без аннексий и контрибуций, вызвало яростное сопротивление внутренней и внешней реакции. На долгие четыре года (1918—1922) наша страна превратилась в поле ожесточенных сражений Гражданской войны и вооруженной интервенции империалистических держав — Англии, Франции, Германии, США, Японии и т.д.

Одним из главных участков борьбы за Советскую власть, против ее внутренних врагов и иностранных интервентов, стал Дальний Восток, где в основном и проживало корейское население России, насчитывавшее к 1917 г. свыше 100 тыс. человек. В 1918 г. там высадился мощный японский десант, за которым последовало прибытие туда войск Англии, США, Франции и других стран. В мае восстал чехословацкий корпус, состоявший из военнопленных и направлявшийся на родину через русский Дальний Восток, но использованный западными правительствами как орудие борьбы против Советской России. Так началась иностранная интервенция на Дальнем Востоке, имевшая конечной целью удушение Советской власти и отторжение от России этого богатейшего края. Прямая вооруженная агрессия Японии и ее союзников, военные действия созданных при их всестороннем содействии и поддержке белых армий, казачьих формирований сделали Дальний Восток тяжелым и опасным фронтом Гражданской войны. Неслучайно, если в Центральной России война в основном закончилась еще в 1920 г., то на Дальнем Востоке она завершилась в 1922 г. с разгромом и изгнанием оттуда японских интервентов и остатков белогвардейских войск.

Российские корейцы внесли весомый вклад в защиту Советской власти, свободы и независимости нашей родины. Многие тысячи их сражались вместе с русскими и бойцами других национальностей в рядах Красной Армии и в партизанских отрядах, в национальных боевых подразделениях против объединенных сил белогвардейцев и иностранных захватчиков. Немало их пало в боях или во вражеских застенках. Мужество и самоотверженность корейских воинов, партизан, подпольщиков пользовались признанием и уважением соратников по борьбе.

Как и во всей стране, Октябрьская революция и Гражданская война произвели в корейском народе глубокое социальное размежевание. Мелкая торговая буржуазия, деревенские богатеи прежде были лояльны к царскому правительству, а во время войны в лучшем случае придерживались нейтралитета в отношении Советской власти, а то и нередко склонялись к сотрудничеству с белогвардейцами и даже с японскими оккупантами. Однако основную массу российских корейцев составляли безземельные крестьяне-арендаторы и батраки, рабочие лесоразработок, шахтеры, рыбаки, страдавшие наравне с остальными трудящимися России от гнета, бесправия и нищеты. В большинстве своем они были на стороне Советской власти. Стремление к борьбе за нее усиливалось тем, что главным ее противником была армия Японии, незадолго перед тем, в 1910 г., захватившей и подвергавшей колониальному закабалению Корею. Большое количество эмигрантов из Кореи, нашедших пристанище в российском Приморье, также активно включилось в сопротивление японским интервентам. У патриотов Кореи и советских народов был тогда общий враг — японский империализм.

Следует отметить, что ко времени Октябрьской революции, более чем за полвека с начала переселения корейцев на русский Дальний Восток, народилось и выросло их поколение, для которого Россия была родиной в полном смысле слова. К этому поколению принадлежали многие видные корейские деятели первых лет Советской власти, в том числе А.П. Ким-Станкевич, Нам Манчхун, Хан Менсе, Пак Чинсун, Ким Мангём, О Хамук и др. Душа каждого из них была полна любви и сочувствия к Корее, ненависти к ее поработителям. Они старались делать все возможное для избавления Кореи от колониальной неволи. Но, думается, она была для них только исторической родиной, землей их предков. Прежде всего и больше всего люди этого поколения (не говоря уже о последующих) боролись за свободу и лучшую жизнь своего народа — российских корейцев, а их судьба была неразрывно связана с судьбой Советской России.

В том новом и важном, что принесла Октябрьская революция, особенно примечательным было то, что пробуждалась к политической жизни и втягивалась в освободительную борьбу самая отсталая и забитая часть корейского народа — женщины. Вот как описывал положение корейских женщин известный писатель и этнограф В.Серошевский в начале XX в.: «Корейки (так часто первое время называли у нас кореянок. — Ред.) отличаются мягкостью нрава и скромностью обращения, они — отличные, трудолюбивые хозяйки, заботливые матери и верные жены. Жизнь их проходит в вечном труде. Крестьянки, кроме полевых работ, еще ткут холст и бумажные ткани, шьют платья, плетут циновки, стирают белье, ухаживают за домашними животными, солят, сушат, квасят, заготовляют впрок на зиму огородные и полевые продукты, толкут рис и просо на крупу, мелют муку, к тому же исполняют ряд мелких домашних работ, иногда крайне неприятных, тягостных и унизительных услуг по отношению к мужчинам. Корейские понятия не признают независимости женщин — они непременно должны находиться под началом и попечением мужчины — отца, мужа, брата, наконец, сына. Воспитанные с пеленок в этих понятиях, корейки и не мечтают об изменении своего положения, считая тягость его естественным последствием своего пола; они проходят сквозь жизнь робко, стараясь возможно мало быть на виду, прячась на задворки семьи и рода, бесправные и загнанные».

Можно не сомневаться, что жизнь кореянок в России мало чем отличалась от той, о которой рассказал В. Серошевский. Напротив, в дополнение к трудам и заботам, описанным выше, на плечи корейских женщин легли многие тяготы и лишения, связанные с переселением на новые, невозделанные земли, созданием заново своего хозяйства, вхождением в непривычные условия труда, быта, культуры. И если какая-то, пусть поначалу и не очень большая часть корейских женщин и в России, и в самой Корее смогла сбросить с себя путы унижавших и сковывавших их вековых традиций и включиться в общую борьбу своего народа за свободу и лучшую жизнь, то это наглядно показывает, каким мощным стимулом общественного прогресса всего мира являлась Октябрьская революция.

На Дальнем Востоке кореянки помогали партизанам, как могли. Вот лишь несколько примеров. Во Владивостоке содержала конспиративную квартиру подпольщиков Шура Ли (Сепетая Александра Ивановна), обеспечивавшая партизан оружием, осуществлявшая их связь с русскими партизанскими отрядами. Мария Ма снабжала партизан продуктами, шила им обмундирование. Анна Хван помогала мужу хранить партизанское оружие, а после его гибели не выдала оккупантам тайный оружейный склад и сумела бежать из японского плена3. Нередко кореянки воевали непосредственно в рядах партизан.

В Корее женщины приняли широкое участие в Первомартов-ском народном движении 1919 г. против японских колонизаторов — одном из самых крупных в Азии того времени. Русская печать, например, сообщала в конце 1919 г., когда движение шло уже на спад в результате жесточайших репрессий японских властей: «В Сеуле снова прошла демонстрация в пользу независимости Кореи. Демонстранты состояли из корейских интеллигентов и массы женщин, объединившихся вокруг союза «женщин-патриоток». Шествие демонстрантов сопровождалось криками «Мансай» («Мансе», «Многие лета». — Ред.), в руках у манифестантов были национальные флаги, по улицам Сеула разбрасывались листки и прокламации. Демонстрация прекращена японской полицией». Сказанное выше свидетельствует о том, что А.П. Ким-Станкевич отнюдь не являлась «героем-одиночкой». Она принадлежала к весьма многочисленному отряду корейских женщин — борцов за свободу и счастье своего народа, но, безусловно, была среди них одной из самых выдающихся и ярких. Достаточно образованная и начитанная, что не так часто встречалось в ту пору в женской среде, А.П. Ким-Станкевич рано приобщилась к политической Деятельности (даже, по некоторым косвенным данным, участвовала в русской революции 1905—1907 гг.). После Октябрьской революции она — первый из числа корейцев социал-демократ, входила в состав учредителей первой корейской марксистской организации — Социалистической партии корейцев (Ханин сахведан), являлась одним из руководителей большевиков Хабаровска, участвовала там в формировании отрядов Красной гвардии, вела пропагандистскую работу среди иностранцев. Хороший организатор, великолепный оратор, преданный революции и социализму честный и справедливый человек, АЛ. Ким-Станкевич пользовалась большим авторитетом и популярностью у трудящихся всех национальностей. Ее жизнь трагически оборвалась в сентябре 1918 г., но она и в смерти осталась верна себе, не дрогнув и не сломившись в руках палачей.

Имя А.П. Ким-Станкевич длительное время не появлялось в советской печати. Объясняется это тем, что после насильственного переселения корейцев с Дальнего Востока в республики Средней Азии и Казахстан в 1937 г. прекратилась публикация в СССР материалов о них, в том числе и об участии российских корейцев в революции и Гражданской войне. Положение в этом вопросе, как и во многих других, начало меняться вслед за историческим XX съездом КПСС (1956). В нескольких работах по истории российских корейцев, изданных с тех пор в СССР и России, содержатся краткие биографические очерки об А.П. Ким-Станкевич.

Предлагаемая вниманию читателей книга — первое крупное издание, целиком посвященное А.П. Ким-Станкевич. В нее включены воспоминания об А.П. Ким-Станкевич ее соратников по революционной борьбе, письма о ней ее близких, наконец, некоторые малоизвестные биографические очерки. Все они, вместе взятые, содержат множество сведений о жизни и революционной деятельности А.П. Ким-Станкевич, ее роли в установлении Советской власти на Дальнем Востоке и отражении иностранной интервенции, рисуют выразительный образ этой замечательной дочери корейского народа.
К сожалению, в книге почти отсутствуют документальные материалы об А.П. Ким-Станкевич. Их пока не удалось обнаружить в российских архивах. Как узнают читатели из приведенных в книге воспоминаний, преследуемые в 1918 г. белогвардейцами руководители партийных и советских органов Хабаровска, в том числе и А.П. Ким-Станкевич, постарались уничтожить вывезенную ими документацию, опасаясь, что она попадет в руки врагов и создаст угрозу жизни и безопасности товарищей по борьбе и их семей. Остается надеяться, что что-то все же уцелело и в будущем будет восполнен существующий ныне досадный пробел.

При чтении воспоминаний, собранных в данной книге, читатели наверняка заметят некоторые противоречия и неточности их авторов в изложении событий на Дальнем Востоке, отдельных деталей жизни и деятельности А.П. Ким-Станкевич. Это вполне естественно, ведь человеческая память — не самый надежный и совершенный инструмент. Но такого рода мелкие недостатки, без которых редко обходится мемуарная литература, ничуть не умаляют достоинств этой интересной и полезной книги. Заслуживают искренней признательности ее составители, доктора исторических наук Б.Д. Пак и Б.Б. Пак, спонсор, президент Национально-культурной автономии корейцев г. Уссурийска Ким Николай Пяк-Нокович, а также Моисей Ирбемович за содействие в издании книги.

Издаваемая в серии «Российские корейцы» книга об А.П. Ким-Станкевич, безусловно, явится важным и ценным источником для изучения не только биографии самой героини, но и истории всего корейского народа России, его участия в общей судьбе народов нашей страны. Можно не сомневаться, что книга о славной дочери корейского народа А.П. Ким-Станкевич привлечет к себе внимание широкого круга читателей, причем не только корейских, и особенно молодежи, ищущей «делать жизнь с кого».

Ю.В. ВАНИН

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »