Новая фаза политики России на Корейском полуострове и в отношениях с КНДР

В президиуме круглого стола «Откуда пошли корейцы по России: 150 лет вместе» (слева направо): заместитель председателя Регионального отделения Общероссийского объединения корейцев в Москве Моисей КИМ, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр ВОРОНЦОВ, председатель МОО Бомминрен Феликс КИМ, представитель Департамента межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями Правительства Москвы Ваграм КАРАПЕТЯН, президент Благотворительного фонда им. КИМ Пен Хва Роберт КИМ

В президиуме круглого стола «Откуда пошли корейцы по России: 150 лет вместе» (слева направо): заместитель председателя Регионального отделения Общероссийского объединения корейцев в Москве Моисей КИМ, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр ВОРОНЦОВ, председатель МОО Бомминрен Феликс КИМ, представитель Департамента межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями Правительства Москвы Ваграм КАРАПЕТЯН, президент Благотворительного фонда им. КИМ Пен Хва Роберт КИМ

Александр Воронцов

В настоящее время российско-северокорейские отношения переживают своего рода ренессанс, который особенно контрастно воспринимается на фоне совсем недавнего похолодания. Ведь ещё в ходе празднования в КНДР 60-летия окончания «горячей фазы» Корейской войны в июле 2013 г. Москва, решив продемонстрировать свое критическое отношение к третьему ядерному испытанию Северной Кореи в феврале 2013 г. и «авантюристичному» поведению в ходе острого военно-политического кризиса на Корейском полуострове в марте-апреле того же года, ограничилась скромным присутствием России на данном мероприятии. Китай же, несмотря на не меньшее раздражение по тем же поводам, направил в Пхеньян на указанные торжества третье лицо в государственной иерархии КНР, которое неразлучно проводило всё время с молодым лидером КНДР Ким Чен Ыном.

При этом сами северокорейцы в рамках праздничных мероприятий пошли на беспрецедентные шаги, демонстрирующие настрой на укрепление сотрудничества с Россией. В программу массового спортивно-художественного представления «Ариран» впервые была включена сцена, символизирующая дружбу между нашими народами, сопровождавшаяся лозунгом на «живой» трибуне «Корейско-российская дружба — Из поколения в поколение». Ещё более значимым стал эпизод в ходе военного парада, когда (впервые в истории!) северяне публично с благодарностью подчеркнули участие в Корейской войне советских военнослужащих. Вдоль трибун на грузовом автомобиле был провезён крупный транспарант с изображением в профиль корейского солдата, китайского добровольца и лётчика славянской внешности в шлемофоне. Надпись под транспарантом была следующая: «Спасибо всем, кто сражался вместе с нами».

На торжественном приёме, устроенном в тот же день МИД КНДР министр иностранных дел Пак Ы Чун прямо сказал российскому гостю: «Вы видели этот символ на параде?… передайте С. В. Лаврову, что мы «ничего не скрываем».

Похоже, что этот сигнал в Москве был услышан. С начала 2014 г. последовала резкая активизация двусторонних контактов на высоком уровне. В январе для участия в открытии Олимпийских игр в Сочи прибыл Председатель президиума Верховного народного собрания КНДР Ким Ён Нам (второе лицо в государстве) и имел беседы с президентом РФ В.В. Путиным и другими руководителями России. В марте в Пхеньяне побывали президент Татарстана Р.Н. Минниханов, Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока А.С. Галушка. Все эти визиты были весьма результативны, проходили в как никогда откровенной дружественной атмосфере. В конце апреля ожидается визит в Пхеньян Заместителя председателя Правительства Российской Федерации, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Ю.П. Трутнева.

Россия имеет конкретные планы энергичного расширения своего экономического присутствия на севере Кореи. И это — одна из причин искренней заинтересованности Москвы к снижению напряженности на полуострове, которую она пытается демонстрировать не на словах, а на деле.

Один из векторов посреднических усилий России — продвижение трёх крупных инфраструктурных проектов трехстороннего (РФ-КНДР-РК) сотрудничества: соединение железных дорог двух Корей с Транссибом, строительство газопровода и линии ЛЭП из Приморья в Южную Корею через Северную, в которые Россия уже инвестировала значительные средства. Москва не склонна недооценивать серьёзную заинтересованность Пхеньяна в расширении российского экономического присутствия, в том числе, в качестве средства ослабления собственной односторонней чрезмерной зависимости от Китая. При этом она также отдает себе отчёт в том, что это «окно возможностей» для российского бизнеса не вечно и может быстро «захлопнуться» в случае изменения внешнеполитической ситуации и массированного прихода на север Кореи главных экономических игроков в лице США, Японии, РК, ЕС. Ведь существует немало свидетельств, что даже сейчас в условиях жёстких экономических санкций, проводимых правительствами упомянутых государств против Пхеньяна, представители их деловых кругов настойчиво ищут и находят разнообразные возможности для реализации своих бизнес проектов в Северной Корее.

Поэтому нам тем более приятно отметить в ряду успешных усилий РФ в рассматриваемой сфере состоявшийся в марте 2014 г. визит группы бизнесменов Южной Кореи в лице представителей ведущих компаний: “ Хёнде”, металлургического гиганта “ Поско” и железнодорожной «Корэйл» в северокорейский порт Раджин, где успешно функционирует российско – северокорейское СП “РасонКонТранс”, завершившее строительство современной железной дороги от границы РФ-КНДР до данного порта и реконструкцию одного из его пирсов. Примечательно, что данный визит южан на Север был осуществлен в условиях действия закона, принятого предшествующей южнокорейской администрацией президента Ли Мен Бака, категорически запрещающего любое торгово-экономическое сотрудничество с Севером. В отношении данной беспрецедентной поездки южан на Север министерство по делам объединения РК дало специальный комментарий, разъясняющий, что данный контакт является не отменной закона Ли Мен Бака, а исключением из него. Тем не менее, встреча в Раджине была плодотворной, и данная линия межкорейского сотрудничества обрела серьезные перспективы развития.

В этой связи нельзя не подчеркнуть важную конструктивную роль России в содействии налаживанию диалога Севера и Юга Кореи. Ведь это в ходе визита президента РФ В.В. Путина в РК в ноябре 2013 г. были подписаны меморандумы о намерениях вышеотмеченных флагманов южнокорейского бизнеса, пожелавших присоединиться к деятельности российско-северокорейского СП в Раджине, направленной на превращение данного пункта в мощный интермодальный перевалочный хаб, некий «Роттердам в Восточной Азии». И этот шаг, как видим, получил продолжение и имеет хорошие перспективы к дальнейшему развитию.

Ещё одним направлением, где Россия призвана сыграть важную роль, является курс на возобновление шестисторонних переговоров по ядерной проблеме корейского полуострова и в их рамках поиск реалистичных развязок существующих в данной сфере вызовов. Среди наиболее злободневных из них, следующий.

Как известно, на данном этапе КНДР решила сконцентрироваться на развитии ядерной энергетики, основанной на обогащении урана и использовании легководных реакторов. Строительство экспериментального ЛВР близко к завершению. По мнению отечественных и западных физиков-ядерщиков квалификация корейских специалистов позволяет им в целом исполнить данные проекты. Но тут во всём объёме встаёт проблема технического совершенства и ядерной безопасности данных объектов.

Северяне строят их исключительно на основе собственной интеллектуальной и научно-технической базы, в условиях полной изоляции от внешнего мира, без какого-либо профессионального консультирования и наблюдения из-за рубежа, т. е., по сути «повторно изобретая колесо». В результате соответствие строящихся ядерных объектов международным стандартам ядерной безопасности, требования к которым значительно возросли после трагедии в Фукусиме, не может не вызывать самые серьёзные сомнения и озабоченности.

Перспектива появления в ближайшем будущем в непосредственной близости от своих границ новых объектов атомной энергетики, чьи параметры и стандарты ядерной безопасности абсолютно неизвестны и в высокой степени сомнительны, неизбежно вызовет обоснованную и серьёзную тревогу, прежде всего, у сопредельных с КНДР государств, включая Россию.

Данный вызов формирует перед Москвой настоятельную необходимость генерировать идеи и инициировать соответствующую деятельность с целью определённым образом переформатировать, «перепаковать» действующую в настоящее время систему международных санкций в сфере блокирования ракетно-ядерных программ КНДР с той целью, чтобы добиться разрешения на сотрудничество с этой страной компетентных международных организаций в области мирного атома. В мировой практике подобные прецеденты имелись. Пакистан, не будучи членом Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), успешно сотрудничал с МАГАТЭ в указанных областях.

Россия в высшей степени заинтересована в том, чтобы строительство ЛВР в Северной Корее проходило под международным мониторингом и в соответствии с международными нормами ядерной безопасности. Как известно, РОСАТОМ в этой сфере является признанным мировым лидером, и мог бы сыграть фундаментальную роль.

Думается, что при всей юридической и идеологической сложности решения данной задачи в СБ ООН, здравый смысл и аналогичные опасения относительно собственной безопасности помогут России найти общий язык с другими соседями КНДР: Китаем, и даже с Японией и РК.

На актуальность данной задачи указывают и американские ученые. Один из них, директор института Наутилус, Питер Хайес убежден, что не военный ядерный потенциал Пхеньяна, а именно этот мирный объект представляет реальную угрозу региональной безопасности и требует к себе конструктивного внимания международного сообщества.

Коренные интересы России, в том числе, задачи укрепления национальной безопасности, особенно ее Дальнего Востока, настоятельно требуют от Москвы продолжения такой самостоятельной и активной политики на корейском направлении, что ставит вопрос о целесообразности поиска новых нестандартных решений, способствующих переосмыслению международным сообществом, прежде всего, Вашингтоном сложившейся тревожной ситуации и корректировки его нынешней пассивной с точки зрения дипломатии линии на Корейском направлении.

Александр Воронцов, кандидат исторических наук, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник: https://ru.journal-neo.org/2014/04/24/rus-novaya-faza-politiki-rossii-na-korejskom-poluostrove-i-v-otnosheniyah-s-kndr/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »