О любви – четыре века назад

Андрей Ланьков: В апреле 1998 года в окрестностях г.Андона занимались переносом группы дворянских захоронений XVI века. Обнаружилось, что тела похороненных естественным образом мумифицировались, в могилах сохранилась одежда и документы. Одно из погребений принадлежало Ли Ынъ-тхэ, скончавшемся в 1586 г. в возрасте 31 года. На его теле было обнаружено письмо, написанное его женой – лист бумаги, исписанный несколько поспешным, красивым почерком, по-корейски, алфавитным письмом. Это письмо я давно хотел перевести и выложить здесь. Это – одно из первых частных писем на корейском языке, известных нам (элита обычно писала по-китайски), и лингвисты нашли там какие-то интересные грамматические конструкции и фонетические особенности. Но дело не в этих конструкциях – совсем не в них. Вот текст этого удивительного письма, в моем несколько неряшливом переводе, абзацы произвольны.

11219307_941809645890328_5175274669410712032_n

Отцу Ли Вона, от его жены,

1-й день 6-го месяца года Пён-суль (1586 г.)

Ты всегда говорил мне: “Давай жить до тех пор, пока наши головы не поседеют, а потом умрем вместе». Как же получилось так, что ты оставил меня здесь одну, и ушел первым? Чьи слова теперь буду слушать я и наш ребенок? Как я буду жить теперь, когда ты ушел первым?

Как теперь тебе сказать мне о том, что у тебя на сердце, и как я могу теперь сказать тебе о том, что на сердце у меня?

Когда мы лежали вместе, ты ведь всегда говорил мне: «Другие пары также ценят друг друга, как мы, и так же любят друг друга, как мы? Другие пары – они, что, действительно похожи на нас?»

Как же получилось, что ты не подумал об этом, и ушел первым, оставив меня здесь?

Мой хороший, я просто не могу жить без тебя.  Я хочу уйти к тебе, как можно быстрее. Возьми меня туда, к себе.

Нет конца моему горю. Не может моя душа в этом мире перестать стремиться к тебе. Куда деваться моей душе, и как нам с ребенком жить теперь без тебя?

Прошу, прочти это письмо там, приди ко мне во сне (или видении – АЛ), и подробно все объясни. Я хочу услышать все то, что скажешь ты мне в моем сне, и поэтому я сейчас так пишу это письмо тебе.

Внимательно прочитай это письмо, и пожалуйста, поговори со мной. Ты ушел вот так, не увидев ребенка, который сейчас во мне, и не поговорив с ним. Когда ребенок родится, кого он будет называть отцом?

Моего горя не измерить, никого нет в мире, кому было бы так плохо сейчас, как мне. Ты сейчас в каком-то новом месте, и тебе там не так плохо, как мне здесь.

Внимательно прочитай это письмо, и явись ко мне во сне, покажи себя, поговори со мной. Я верю в то, что смогу увидеть тебя во сне или видении. Приди ко мне оттуда, и покажись так, чтобы никто не увидел.

Я так много хочу тебе сказать, но лучше закончу на этом.

Что нам известно об этих двоих, живших четыре века назад в корейской провинции? Почти ничего. Имя Ли Ынъ-тхэ упомянуто в родословной дворянского рода Косонских Ли, из которой известно, что он жил в 1555-1586 г. Упоминается, что у него был сын, достигший совершеннолетия, но не ясно, был ли это Вон, упомянутый в начале письма, или второй ребенок, которым была беременна его жена.  О его жене неизвестно ничего, даже имени. Вероятнее всего, она происходила из небогатого дворянского рода, и поженились они, скорее всего, в возрасте 15-16 лет – но это лишь предположения.

P.S.
Илона Ан: В Андоне ей установлен памятник, к которому ежегодно приходят тысячи туристов, тронутых ее горем и историей любви.

Письмо вдохновило корейцев на написание двух романов, оперы, постановку спектакля, который известен и за пределами Кореи, а в 2010г. был снят фильм «Попробуй вспомнить» (Try to Remember, 우리 만난 적 있나요).

12006145_941809609223665_5589950256395593419_n

Источник: https://tttkkk.livejournal.com/253941.html по наводке Илона Ан (Интерактивное сообщество коре-сарам “Корё”)

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Татьяна Вавилова:

    Потрясающая история! Пришла к нам через века.

  • Ирина Семёновна:

    Лучше бы не читала этого письма!… Сижу и плачу…Но это такие светлые слёзы, которые очищают душу. Хорошо, что спустя века стала известна эта история. Во времена, когда женщины (а тем более мужчины) не позволяли проявляться своим эмоциям, каково же было её горе, которое она излила в своем письме… Положила ему на грудь всю свою тоску и горе и, возможно, чуточку облегчила своё страдание, обретя надежду, что он придёт к ней хотя бы во сне… Потрясающе!

Translate »