О поездках в Санкт-Петербург и Москву

И. Е. Репин. Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве, 1885-1886

И. Е. Репин. Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве, 1885-1886

В. В. Цой.
Как я познавал своего великого деда
(Чхве Джэхён: легенды и быль)

Чхве Джэхён (Цой П. С.)

Чхве Джэхён (Цой П. С.)

О трех поездках Петра Семёновича в Центр — Санкт-Петербург и Москву, где он встречался с государями, мне рассказывали без тени сомнения мои тетушки и отец. В «Хронологии жизни и деятельности Цоя П. С.» отец писал:

«1894 г. — ездил в столицу на I-й Всероссийский сход волостных старшин;

1896 г. —участвовал в Москве в торжествах по случаю коронации Николая II;

1913 г. — ездил в Петербург с группой корейцев на празднование 300-летия Дома Романовых».

Вот что рассказывают об этих поездках семейные предания.

«На 1-ом съезде волостных старшин Пётр Семёнович удостоился личной встречи с императором Александром III. На вопрос государя; «Что нужно корейцам?» он ответил; «Образование». Государь подивился мудрости инородца и тут же вручил ему медаль. В 1913 г. на празднование 300-летия Дома Романовых были приглашены и корейцы. Подготовили группу 15—20 человек, представителей всех сословий и возрастов, включая учащихся. В их числе были Ни Михаил Васильевич, Ким Константин Петрович, Ни Андрей Михайлович и другие. Чхве Джэхён возглавлял делегацию».

Сохранились кадры кинохроники, где заснято выступление корейских учащихся. Их неоднократно использовали К. Шахназаров и Э. Радзинский в своих передачах: «Дом Романовых» Из цикла «XX век в кадре и за кадром» (17.12.93 ТВ, канал «Россия»), где диктор объявляет: «300-летие Дома Романовых. Были приглашены волостные старшины. Интересно было выступление корейцев, вот они (в кадре), у них белые брюки и белые рубашки — корейские физические упражнения». Эти кадры были и в театральном романе «Последний царь. 300-летие Дома Романовых. 1913 г.» (ТВ «Орбита». 17.7.93).

В 1996 г. в Москве в залах Художественной галереи, что на Крымской набережной, открылась ретроспективная выставка работ И. Репина. Тогда-то впервые, по-моему, было выставлено из запасников громадное полотно (3×4 м) «Прием волостных старшин Александром III во дворе Петровского дворца в Москве, 1885-1886». Вот он стоит, слегка в отдалении, на втором плане во внутреннем дворике Петровского дворца, а на переднем, как у Иванова в «Явлении Христа народу», его россияне — раскосые азиаты, чубатые казаки, сибиряки в мехах, суровые поморы. «…Тема довольно богата, — писал Репин Третьякову, — и мне она нравится, особенно с пластической стороны… Сколько разнообразных типов, выражений лиц, контрастов, самых неожиданных, художественных!».

Император выступил перед старшинами с прочувствованной речью. «Я очень рад еще раз видеть вас, душевно благодарю за ваше сердечное участие в торжествах наших, к которым так горячо отнеслась вся Россия. Когда вы разъедитесь по домам, передайте всем мое сердечное спасибо. Следуйте советам и руководству ваших предводителей и не верьте вздорным и нелепым слухам о переделах земли, дарованных приказом, и тому подобному (такие смутные разговоры действительно были в ходу и тревожили крестьян. — Сост.). Эти слухи распускают враги. Всякая собственность должна быть неприкосновенна. Дай Бог вам счастья и здоровья!».

Мы с сыном долго стояли у полотна, рассматривая сход, пытаясь найти деда. Картина И. Репина считалась очень представительной, была приобретена государем, когда-то висела у входа в Сенат. С приходом Советской власти ее заменили на не менее представительную картину Б. Иогансона «Ленин среди делегатов III съезда комсомола».

Так. Это всё хорошо, но сохранились ли какие-то свидетельства пребывания в Центре Петра Семёновича? Что же было там на самом деле?

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) есть целый фонд, который так и называется «Император Александр III». В 1-м разделе фонда даются материалы, относящиеся к свадьбе царя, коронационные материалы, описания церемонии коронования, печатные материалы (списки, расписание, программа и т. д.), воспоминания участников, список лиц, представлявшихся императору и даже… «Альбом фотопортретов волостных старшин и представителей крестьянства, присутствующих на коронации». Можно представить, с каким волнением я открывал этот альбом! Но об этом чуть ниже.

В Государственной публичной исторической библиотеке я пролистал обширнейшую подборку статей и заметок из различных столичных газет, посвященных коронации. В подмосковных Химках, в филиале Ленинки, я просматривал местные дальневосточные газеты, надеясь найти упоминания о П. С. Цое.

Но вот что я обнаружил. Согласно семейной хронике, П. С. Цой ездил на Первый сход волостных старшин в Петербург в 1894 г., Съезд-сход же старшин был в 1883 г. То есть на одиннадцать лет ранее. Откуда появилась дата 1894 г., сейчас невозможно дать ответ (может, посчитали, что поехать П. С. Цой мог только после избрания его волостным старшиной в1893 г.?).

Встреча царя с волостными старшинами была в программе торжеств, посвященных коронации Александра III, которые проходили в Москве 8-29 мая 1883 г. 21 мая в Петровском Дворце был дан обед для волостных старшин, где государь и обратился к ним с речью.

Формально это был всё-таки не съезд, не сход волостных старшин (где обсуждаются дела), а просто «Обед для старшин в Петровском Дворце», как записано в «Высочайше утвержденном расписании дней празднеств, обеденных столов, поздравлений и парадов по случаю Священного Коронования Их Императорских Величеств». То есть одна из встреч наряду с «Высшими Придворными чинами и Кавалерами, Гражданскими чинами первых 4-х классов, Членами Святого Синода, высшим Духовенством, Дипломатическим корпусом, Государственным Советом, министрами, Сенатом и т. д. и т. п.».

Я листал дневник императора. Вот что он записал про тот день.

«Май, суббота, 21. Церковный парад полкам, (у) которых храмовый праздник. Прибытие знамен Преображенского и Семеновского полков. Потом большой завтрак во Дворце. В 2 часа Народный праздник на Ходынском поле. Более 500 народу. В 3 ч. Обед для волостных старшин в Палашках на дворе Петровского Дворца. Потом вернулись в Кремль и были с визитом у Д. Кости и Т. Сони. Обедали с гостями и братьями. Вечер провели дома. В 12 1/2 легли спать». Другими словами, это был обычный день императора. Здесь и церковный парад, и визит к тете Соне.

Теперь о самих старшинах и о фотоальбоме. Известно, что по указанию «Его сиятельства Князя Николая Николаевича Хованского, заведующего волостными старшинами в Торжествах Священного коронования Их Императорского Величества» «Высочайшего Двора фотограф М. Настюков» фотографировал их у себя на Мясницкой. Всего было сфотографировано волостных старшин и представителей крестьянства, по моим подсчетам, порядка 520 человек. Снимались группами по волостям, губерниям, другим общим местам. Фотографий в альбоме 52 шт. Размещены по алфавиту после представителей Московской и Санкт-Петербургской губерний. Назову некоторые группы: Астраханская (5 чел.), Бессарабская (8), Виленская (7), Казанская (13), Киевская (11), Курляндская (10), Минская (10), крестьянское население Тифлисской области (1), представитель Гурайского племени (1), Таврическая (8), Тверская (12), представитель от якут — Е. Д. Николаев и т. д. Отдельно упомяну группу Иркутской, Енисейской, Тобольской губерний и областей Забайкальской, Амурской (14 чел.): Соломатов И. Г., Ларионов И. Н., Данчиков Е. А., Футаев К. А., Марков И. А., Бутаков П. М., Писаренков А. Е., Зыков М. Г., Жилкин К. Ф., Мариясов Е. Ф., Раздобрев С. Е., Захаров X. И., Пушмин К. Л., Матвеев Ф. В.. Фотографии волостных старшин Приморской области, откуда выехал П. С. Цой, в альбоме нет. Он мог быть и не в составе официальной делегации, просто как зритель, каких было полно на Ходынском поле…

А мог ли вообще П. С. Цой быть в Москве в 1883 г.? Тогда Джэхёну было 23 года. Конечно, у него большой опыт самостоятельной жизни, два года он уже жил в Янчихэ, успешно занимался хозяйством. Но вряд ли его могли избрать тогда волостным старшиной и отправить в Москву. Я уже высказывал предположение, что там вполне мог быть его предшественник, другой старшина. Но нет следов! Значит, не был, значит, не встречался он с императором, и тот не говорил ему: «Молодец!», и не вручал ему орден. Впрочем, «по обнародованным Высочайшим наградам по случаю коронации оказывается, что около 10 ООО лиц получили ордена различных степеней». Если был, то, возможно, и получал.

Тецерь о пребывании Петра Семеновича на коронации Николая II 9—26 мая 1896 г. В фонде 601 ГАРФа этому событию отведен отдельный подраздел 1-го раздела.

Конечно, он не упомянут в «Адресном списке особ и лиц прибывших на Торжество Коронования Их Императорских Величеств», «Альбоме в память Священного Коронования Их Императорских Величеств», «Альбоме торжеств Священного Коронования Их Императорских Величеств» и т. п. Не упомянут он и в семи томах «Альбомов вырезок газетных статей, сообщений и иллюстраций, посвященных коронации Николая II».

Петр Семенович, если там был, то мог быть замечен в двух группах — во-первых, среди гостей-инородцев и, во-вторых, среди волостных старшин, которых опять собралось в великом множестве, и где он мог быть уже на полных правах. Приведу некоторые вырезки из газет, имеющие хоть какое-то к нему касательство.

«В меблированных комнатах «Швейцария» на Мясницкой улице дворцовым управляющим снято 39 нумеров для инородцев, прибывающих к торжествам Святого Коронования Их Величеств. Вчера прибыл и остановился хан из Забайкальской области, главный Тайшет баргузинский бурят Ирингтин Сатнев из Читы и др.»

«К Святому Коронованию Их Императорских Величеств в Москву прибудет 49 предводителей губернских дворян. Представителей крестьянского сословия явится на торжество около 800, в том числе волостных старшин, гминных войтов, сельских старост, голов, среди которых около 70 инородцев».

«Из Кореи прибудет к Святому коронованию Чрезвычайный посол Минг-Юнг-Хуан в сопровождении советника Юн-Чи-Хо, секретаря и драгомана».

«Накануне открытия. Волостные старшины уже все в сборе, и вчера впервые в театре Корша обедали около 600 сельских представителей, и эта, съехавшаяся со всей России толпа, невольно останавливает внимание своей пестротой. Рядом со старшиной в строгом русском одеянии сидит облаченный в пиджак старшина фабричной губернии, рядом с ним польского покроя с металлическими пуговицами и красными петлицами кафтаны гминных войтов, разноцветные черкески представителей Кавказа и разнообразные причудливые одеяния инородцев северных и восточных губерний… Всех представителей 1473, не считая московских. В их числе 542 волостных старшины и равнозначных им представителей».

«9 мая. Торжественный въезд. На площади, образуя острый угол, были расставлены войска, заняв линию от Исторического музея до Спасских ворот и от них к главному корпусу торговых рядов.

В одну линию с ними стояли воспитанники московских военных корпусов, а затем от памятника Минина, ниже трибун, были расставлены волостные старшины и выборные от инородцев Сибири, Среднеазиатских владений. Последняя группа была особенно эффектной благодаря ярким и пестрым национальным одеждам. Здесь были якуты, тунгусы, самоеды, киргизы, бухарцы, корейцы (выделено мной. — Сост.), китайцы, сибирские татары и т. п. Было 3 ч. 15 мин., когда на Красной Площади появилась глава торжественного въезда… было без 5-ти минут 4, когда Государь поравнялся с линией волостных старшин и инородцев, кланявшихся ему до земли, склонились знамена, барабаны били поход, а музыка играла народный гимн. Все это покрывалось звоном сорока сороков колоколов московских. Вобщем, состоялась такая живая, захватывающая дух картина, что у меня слезы невольно катились из глаз, заставляя переживать то, что называется историческими минутами».

«В Успенском соборе. Начинается шествие в Соборе лиц, частью остающихся в Соборе, частью только проходящих через него. 1. Взвод кавалергардов по три в ряд с двумя офицерами… 4. Волостные старшины, гминные войты и староста Коробовских хлебопашцев по три в ряд. Из них остаются в Соборе старшие по времени службы 12 волостных старшин (в том числе один старшина от Московской губернии и один от Петербурга), один гминный войт и староста Коробовских хлебопашцев… 44. Унтер-офицер роты дворцовых гренадер со знаменем».

«Что больше всего обращало внимание в церемониале?

— Скажу откровенно: депутации от волостей, городов и инородцев… Такие группы нигде нельзя увидеть, когда они шли по Красному помосту в Успенском соборе с наклонёнными головами».

«Коронационные торжества 16 мая. Все волостные старшины в Москве были поручены министром внутренних дел ведению действий статскому советнику В. И. Солдатенкову. Волостные старшины были представлены по алфавитному порядку губерний местными предводителями дворянства. Они приближались к Их Величествам группами по губернии. Министр внутренних дел действительный статский советник Горемыкин называл губернию, представлял старшин Их Величествам; при этом волостные старшины подносили Их Величествам хлеб-соль, почти все на серебряных блюдах, или святые иконы. В. И. Солдатенков представлял Государю волостных старшин тех губерний, которые не имели предводителей дворянства. Замечательную картину представляли представители азиатских народов в своих разнообразных одеяниях. От киргиз Кайсаков Большой и Средней орд приносил поздравления султан Гази-Вали-Хан, заведующий всеми инородцами… Гольд Приморской области Онанику имел счастье поднести Его Величеству серебряное блюдо».

«Москва. 16 мая. Волостные старшины собрались для поздравления во Владимирском зале Кремлевского Дворца; впереди стояли инородцы в пестрых костюмах, за ними массой волостные старшины, каждая депутация отдельно; впереди инородцев стоял заведующий ими султан Гази-Вали-Хан. В Георгиевском зале встали справа депутации от инородцев в роскошных шитых золотом халатах: и цветных чалмах; левее от них мусульманское, караимовское и ламайское духовенство, мусульмане в белых халатах и чалмах, караимы в белых и голубых халатах, верховный лама в голубом костюме, шитом золотом. Представлялись представители дворянства по губерниям. Большинство депутаций от крестьян поднесли Их Величествам иконы в ценных ризах, хлеб-соль. Киргизы внутренней орды поднесли Их Величествам серебряную модель киргизской юрты, таранчи поднесли Императрице Александре Федоровне две китайские кофты на горностаевом меху, горностаевое платье, две летние кофты, три куска китайской материи и кофты, вышитые золотом; представитель калмыков Томской губернии поднес двадцать шкур черных соболей; осетины поднесли серебряный вызолоченный стол с инкрустацией, на столе блюда с тремя чуреками и солью».

«Чита. 22 мая. Генерал-лейтенант Духовской (и. д. Приамурского генерал-губернатора) телеграфирует, что 16 мая в числе прочих были представлены Их Величествам депутаты от населения Забайкальской области, причем волостными старшинами были поднесены иконы, буряты поднесли хлеб-соль на трех прекрасных блюдах: одно хоринское, другое баргузинское, третье с тремя роскошными кувшинами от селегинских бурятов. От Троицкосавска и Кяхты купцом Синицыным поднесена икона. Государь Император лично соизволили выразить сердечную благодарность за поздравления и подношения… Тайши: Бодиин, Жамбалтаров и Сотиев. Заседатели Галсанов и Вампилов».

«Москва. 18 мая. Во дворе Петровского Дворца в четырех шатрах был приготовлен обед для волостных старшин на 820 человек. Их Величество вышли во двор. Государь император обратился к волостным старшинам со следующими милостивыми словами: «Императрица и Я сердечно благодарим вас за выраженные вами чувства любви и преданности. Не сомневаюсь, что их разделяют все односельчане. Когда увидите их, передайте им наше спасибо. Заботы о благе вашем так близки Моему сердцу, как они близки Деду моему и незабвенному дорогому родителю. Помните слова, сказанные Им здесь волостным старшинам при венчании Его на Царство. Между вами есть многие, слышавшие их сами. Я хочу, чтобы эти слова всегда служили вам твердым руководством. Дай Бог в будущем здоровья и успехов в труде и добрых делах!»

… Во время обеда волостных старшин Их Величество обходили столы».

Я специально в большом количестве привел описания коронации, чтобы стало очевидным, насколько мало шансов было у инородца Чхве Джэхёна засветиться. Гольды, якуты, буряты, киргизы — все они были свои, российские инородцы, им было легче.

Но вот любопытнейшая фотография с тех событий: «Торжества Св. Коронования. Представители инородческих племен России в Москве» (см. фото).30 человек без указания фамилий. В три ряда. Колоритнейшие фигуры! Я долго внимательно рассматривал фото. Как тогда картину Репина. А сын мой сразу сказал: «Вот он, в первом ряду, второй слева».

Коронация Николая II. Представители инородческих племен России в Москве. Второй слева в первом ряду Цой П. С. (?). Москва, 1896 г. Из фондов ГАРФ

Коронация Николая II. Представители инородческих племен России в Москве. Второй слева в первом ряду Цой П. С. (?). Москва, 1896 г. Из фондов ГАРФ

Еще есть вещественное доказательство. Среди немногих личных вещей Петра Семеновича (см. фото), сохранившихся и доставшихся мне, есть две серебряные стопки. На одной надпись: «Санкт-Петербург. 12 января 1896 г.». Почему январь? Коронация в мае проходила? Видимо, из-за дорог, вернее, их отсутствия летом в Сибири. Дочь Ольга вспоминает: «В октябре 1895 г. Петр Семёнович был делегирован в Москву на коронацию Николая II. В то время путь из Приморья до центра был долгим и трудным». Стопки оттуда, с того времени — это факт. На стопке с другой стороны выгравирован изящный вензель «Е. Ц.» — Елена Цой. (И тут неясность. Ведь он женился на Елене в 1897 г. В 1896 г. она была еще Ким. Значит, вензель был поставлен позднее?)

Личные вещи П. С. Цоя: походный сундучок-сейф, резной мундштук (кость), карманные часы (подарены по случаю ухода с поста волостного старшины, на золотом корпусе была надпись - "От благодарного населения"), серебряные стопки и подстаканник, печать и столовый прибор

Личные вещи П. С. Цоя: походный сундучок-сейф, резной мундштук (кость), карманные часы (подарены по случаю ухода с поста волостного старшины, на золотом корпусе была надпись – “От благодарного населения”), серебряные стопки и подстаканник, печать и столовый прибор

Теперь о праздновании 300-летия Дома Романовых. Торжества проходили в феврале-мае 1913 г. в Санкт-Петербурге, Москве и Костроме. Этому событию посвящен 8-й раздел фонда 601 ГАРФа. Там множество интереснейших документов: «Список лиц, представлявшихся Николаю II в Москве», «Фотоснимки с надписью «Москва, 1913 г.» (Празднование 300-летия Дома Романовых)», «Альбом «Торжества 300-летия Дома Романовых в Костроме и Москве»… Есть даже «Адрес Владивостокского благотворительного общества Николаю II в день 300-летия царствования Дома Романовых» и «Адрес учениц Владивостокских курсов кройки и шитья…». Нигде имя Петра Семеновича не упоминается.

Что касается «корейских физических выступлений», которые часто показывают по телевидению, вот что мне сообщила про них О. Б. Лынша: «Как-то в «Приамурских ведомостях» меня заинтересовала информация: «Школьный инспектор И. С. Пеляничкин выехал на пароходе из Владивостока в Посьет для встречи и сопровождения во Владивосток потешной организации сельских школ. По распоряжению начальника края на Высочайший смотр в Санкт-Петербург едут 40 учеников Янчихэнской школы и 48 Новокиевской. На поездку потешных Янчихэнское общество выделило 1500 руб., Новокиевское — 1000» (Приамурские ведомости. 1912. 3 июля). «Инспектирующий организации потешных полковник Назимов 27 июля телеграфировал: «Счастлив доложить, что дальневосточные потешные организации — гордость России. На предварительном смотре произвели эффект своей молодцеватостью и отличным исполнением гимнастики» (Приамурские ведомости. 1912. 1 августа). Эта история имела для меня удивительное продолжение. Как-то случайно смотрела по TV документальный фильм о последних годах царской России. И там прошел сюжет о смотре корейских потешных организаций в 1912 г. на Марсовом поле в Санкт-Петербурге. Выступали корейские мальчики потрясающе слаженно и, действительно, молодцевато».

300-летие Дома Романовых отмечали в 1913 г. А в письме О. Б. Лынша речь идет о 1912 г. В августе 1912 г. Россия праздновала 100-летие Бородинского сражения. Эту дату тоже отмечали широко и торжественно с приглашением иностранных делегаций. В преддверии празднования Министерство внутренних дел разослало циркуляр во все губернии и области, в котором сообщалось о порядке юбилейных мероприятий. В циркуляре предписывалось «принять меры к самому широкому ознакомлению народа и, особенно учащихся, с выдающимися эпизодами Отечественной войны…» Во исполнение этого циркуляра и поехали потешные из Янчихэ в Санкт-Петербург. Подчеркну, что корейское село Янчихэ выделило на эту поездку в полтора раза больше денег, чем русское урочище Новокиевское (впоследствии город, районный центр). Несомненно, что тут не обошлось без активного участия волостного старшины П. С. Цоя.

…Российский государственный архив кинофотодокументов (РГАКФД) находится на станции Павшино, что на окраине Красногорска. Мой отец неоднократно просил меня съездить туда: «Посмотри повнимательнее, там обязательно среди корейской делегации должен быть Петр Семенович.»

Ну вот, наконец, выполнил твой наказ.

В РГАКФД мне дали видеокассету «Дом Романовых», где собраны киноматериалы, в том числе о коронации, открытии памятника Александру III в Москве, параде на Марсовом поле в честь 100-летия Бородинской битвы, торжествах в честь 300-летия Дома Романовых и др. Внимательно, с замиранием сердца, впиваюсь в экран. Вот кадры, где «представители различных национальностей, прибывших на коронацию Николая II в Москву проходят по территории Кремля». Но разве можно разглядеть его в многолюдном шествии в этой «первобытной фильме»! Крупным планом даны только царствующие фамилии. А вот мальчишек наших, потешных, видно хорошо. Кадры сопровождаются дикторским текстом: «1 августа 1912 г. состоялся на Марсовом поле смотр потешных, прибывших в столицу со всех местностей империи до Дальнего Востока и Туркестана. Потешные — преимущественно воспитанники различных учебных заведений, в которых введено обучение военному строю и гимнастике. Государь император и августейшие дети смотрят различные упражнения потешных. Общее внимание привлекли корейцы в белых костюмах».

DSCF3479

DSCF3478

“Государь император и августейшие дети смотрят различные упражнения потешных. Общее внимание привлекли корейцы в белых костюмах”. Петербург, Марсово поле. 1 августа 1912 г. Из фондов РГАКФД

Потом я взял монтажный лист и уже по кадрам рассматривал их (см. фото). Все потешные только маршировали отменно, а корейцы устроили представление. Тем, наверное, и произвели впечатление, запомнились, вошли в историю. Но Петра Семеновича и здесь я не углядел.

И всё-таки я уверен: он был в Центре. И не один раз! Профессор Восточного института Г. В. Подставин в свое время прямо писал: «В составе делегации от Приамурской области П. С. Цой побывал в 1895 г. на бракосочетании Николая II в Санкт-Петербурге, а в 1898 г. ездил в Москву на открытие памятника Александру III».

Однако и здесь есть неясности. Во-первых, церемония бракосочетания императора Николая II с Алисой Викторией Еленой Луизой Беатрис, принцессой Гессен-Дармштадтской состоялась в ноябре 1894 г., а не 1895. В 1895 г. у них уже родилась дочь Ольга. Во- вторых, в 1898 г. 16 августа в Москве, в Кремле состоялось открытие памятника Александру II, а не Александру III. Там тоже были торжества. Но ничего о гостях — волостных старшинах — нигде не упомянуто.

А вот на открытие памятника Александру III около храма Христа Спасителя 30 мая 1912 г., которое было частью торжеств, посвящённых 100-летию Бородинской битвы, вот сюда действительно старшины съезжались. Есть даже фото «Волостные старшины, приехавшие на открытие памятника»!(см. фото).

Волостные старшины на открытии памятника Александру III в Москве. Крайний слева П. С. Цой (?)

Волостные старшины на открытии памятника Александру III в Москве. Крайний слева П. С. Цой (?)

Я снова стал пристально всматриваться в крепкие лица мужиков столетней давности. «Да вот же он, первый слева», – опять подсказал сын.

Дальнейшие поиски следов поездки Петра Семеновича в Центр оставляю будущим исследователям. Считаю, что я привёл достаточно аргументов, чтобы утверждать, что Петр Семенович приезжал в Центр. У меня нет сомнений. Неважно, сколько раз и когда. Главное в том, что благодаря этим поездкам он воочию познал величие и могущество России. Поездки эти были ему важны не столько для праздного любопытства или самоутверждения, сколько для понимания России как государства, с которым он связывал будущее своего народа. Поэтому, когда настанет трудный час, он не сбежит, как многие, в Китай, останется в России, поднимет народ на сопротивление и погибнет в неравной борьбе.

На этом заканчивается рассказ о мирном периоде жизни Чхве Джэхёна. Это был путь от переводчика-правозащитника до народного вожака. История не имеет сослагательных наклонений, не будем говорить, что было бы, если бы Чхве Джэхёну позволили и дальше продолжать свою деятельность. Зато конкретно известно: за время его правления переселенцы крепко стали на ноги, обзавелись хозяйством, а дети получали образование.

Источник: Чхве Джэхён (Цой Пётр Семёнович). Москва ИВ РАН 2010. Составители Пак Б. Д., Цой В. В.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »