О центре корейского традиционного исполнительского искусства Намдо. Часть 1

Корейцы, как северные, так и южные, к традиционному исполнительскому искусству – гугак (국악) – относятся трепетно. Несмотря на политические разногласия оба корейских государства поддерживают образовательные программы в области традиционной музыки, пения и танца. Ким Чен Ир, предыдущий руководитель КНДР, даже опубликовал фундаментальную работу, посвященную танцу (она называется “Теория танцевального искусства”) – куда уж серьёзнее.

В Южной Корее для развития традиционного исполнительского искусства существует Национальный гугак центр. Если прежде танцоров и музыкантов обучали для придворных развлечений, то сейчас это развитая государственная организация с филиалами в Сеуле, Пусане, Намвоне и на острове Чиндо, которая занимается разнообразными проектами – выступления, мастер-классы, выставки по всему миру, изучение архивных материалов для воссоздания отдельных областей традиционной музыки и танца, а также организация стажировок для творческих коллективов. В Сеуле сосредоточена научная и музейная деятельность, проходят регулярные открытые концерты для туристов, а вот центр на острове Чиндо полностью рассчитан на обучение. 

О волшебном месте, куда корейцы со всего мира и влюбленные в корейское искусство иностранцы приезжают учиться танцевать и играть на традиционных инструментах, слышал давно – из серии интервью с нашими подписчиками “Корё-сарам в традиционной культуре”. Собравшись в очередную творческую командировку в Корею, решил посвятить её острову Чиндо.

Сразу два знакомых нам коллектива, Студия корейского танца им. Ли Маргариты “Хвасон” из Волгограда и ташкентский ансамбль “Мисо”, этим летом отправились в центр на острове Чиндо на стажировку. Появился повод навестить друзей и познакомиться с Меккой традиционной корейской культуры лично. Благодаря силе интернета связался с руководством центра Намдо по переписке, рассказал про наш уютный паблик и попросился в гости. Руководство оказалось радушным, разрешили приехать и провести у них несколько дней.

Помимо традиционной культуры Чиндо знаменит собственной породой исключительно верных собак (https://vk.com/wall-34822693_16215), редким природным явлением – разделением моря между островами Чиндо и Модо (https://vk.com/wall-34822693_19092), а еще битвой за пролив Мённян. Именно здесь главный флотоводец в корейской истории Ли Сун Син разбил японскую армаду во время Имджинской войны – в честь этого события адмиралу воздвигнут памятник у самого моста, соединяющего остров с материком. Cовсем недалеко от берегов Чиндо произошла самая страшная катастрофа в Южной Корее последнего времени – крушение парома “Севоль”.

От Сеула до острова добирался на автобусе – в Корее они комфортабельные, относительно недорогие и быстрые. Пять часов пролетели незаметно (для человека из России это буквально рукой подать). За окном можно посмотреть на историческую родину без небоскребов и торговых центров – грядки фермеров, теплицы, промышленные зоны, скромные деревеньки. По дороге разговорился с соседями, семейной парой, которая ехала на Чиндо навестить родителей – подсказали, что до Намдо можно добраться на автобусе, но ходит он всего два раза в сутки, рано утром и поздно вечером. Поскольку приезжал я в середине дня, пришлось искать и договариваться с таксистом на пальцах – по-английски здесь уже не говорят, но где находится Намдо Гугаквон (남도국악원) знают все. По дороге глазел по сторонам – море, покрытые лесом холмы, невыносимо красивые цветы и деревенские домишки (попадаются и настоящие жилые, не туристические ханоки). От навалившейся природной красоты отступила даже страшная полуденная жара – начало августа в Корее не самое приятное для туристов время.


Сам центр оказался небольшим кампусом, удаленным от населенных пунктов и плавно вписавшимся в окружающий холмистый ландшафт. Расплатившись с таксистом (цены на транспорт в Корее заставляют жителя российской провинции тяжело вздыхать), отправился искать знакомого по переписке мистера Кима, заместителя директора центра Намдо. Расторопный молодой ассистент провел меня в продолговатое административное здание, а затем в просторный кабинет, в котором работал немногочисленный административный персонал, включая директора и его зама. Господин Ким оказался человеком активным и по-английски разговаривал отлично – несколько лет он прожил в Америке (с остальными сотрудниками чаще приходилось общаться жестами и крохотным запасом корейских вежливостей). Директор, аккуратный и немного сонный пожилой господин Мён Хён, и еще пара оказавшихся в офисе сотрудников собрались послушать незапланированного гостя из России: я рассказывал про то, как у корё-сарам обстоит дело с корейской художественной самодеятельностью, нашу группу Вконтакте, форум самульнористов в Волгограде, свой саратовский корейский центр и интерес к корейской культуре у российской молодежи. Мистер Ким переводил, задавал вопросы и делал какие-то пометки. Посовещавшись, руководители сказали, что остановиться можно прямо в общежитии для стажирующихся, можно делать снимки и брать интервью, однако поскольку с корейским у меня беда, а преподаватели центра по-английски не говорят, толку от этого большого не будет.

— Времени мало, — предупредил мистер Ким, — Стажировка подходит к концу, завтра отчетное выступление, а послезавтра ученики уезжают в Сеул. Если хочешь, можешь вернуться с ними.

Идея сэкономить на обратном билете и ехать обратно в компании друзей, конечно, понравилась.


Все необходимое в центре оказалось расположено очень компактно, поэтому экскурсия от мистера Кима много времени не заняла. Выделялся особняком красивый современный театр – в нем проходят концерты местных артистов и гастролирующих традиционных исполнителей из других регионов Кореи. Рядом два комплекса общежитий для стажирующихся. В одном из них мне гостеприимно выделили комнату, которая обычно полагается на шестерых – с двухъярусными койками. После ночлежки-кощивона в Сеуле, в которой я провел несколько дней до этого, уютный номер со всеми удобствами и видом на море был настоящей роскошью. Рядом с общежитиями расположилась вместительная столовая для тех, кто питается по расписанию, и скромный кафетерий для тех, кому дополнительно захотелось кофе, мороженого или рамёна. При офисном здании, где работал персонал, обнаружились отдельные комнаты для преподавателей или приезжих артистов. Чуть выше уровнем – открытая сцена с амфитеатром для представлений на свежем воздухе, а также спортивная площадка с теннисным кортом и баскетбольным кольцом (судя по виду, здесь редко кто-то играет – обучающимся хватает фитнеса на репетициях). Все это хозяйство, начиная от парковки для сотрудников и заканчивая просторными репетиционными залами было настолько удобно организовано, что волей-неволей охватывало восхищение – умеют же люди! Для прогуливающихся по кампусу предусмотрели беседки в традиционном стиле, смотровую площадку с биноклями и громкоговорителями, из которых играла традиционная музыка и иногда пхансори. Хриплое пение на фоне горно-лесного пейзажа звучало настолько аутентично, что казалось кто-то из артистов тренируется на природе (как в старину исполнители пхансори пели, стремясь заглушить водопад) – но нет, оказалось радио, что конечно несколько расстроило.

Показав всю красоту центра снаружи, мистер Ким повел меня в отдельное здание для тренировок, гугак ёнсугван (국악연수관). Помещения для репетиций оказались тоже что надо – высоченные потолки, спасительные кондиционеры и звукоизоляция. В первом зале вовсю шли занятия на каягыме – помимо коллективов из Волгограда и Ташкента в Намдо гостила внушительная делегация из США, организованная центром корейского исполнительского искусства из Нью-Йорка – дети и подростки (включая приемных корейцев из американских семей), немногочисленные взрослые. Мистер Ким уточнил, не против ли преподаватели и ученики, чтобы незнакомый корёин пофотографировал их для непонятного онлайн-сообщества из России, и, получив положительный ответ, оставил меня знакомиться с осваивающими каягым американцами. Янки, как полагается, были крупные, шумные и непосредственные, поэтому на контакт шли легко. Помимо нью-йоркцев попадались ребята из других городов и штатов. Поразил крепкий парнишка из Аризоны, Ник – светловолосый кудрявый южанин с телосложением будущего игрока в американский футбол, заканчивающий каждую реплику дисциплинированным “sir”.

— А как у тебя возникло увлечение корейской культурой? – осторожно поинтересовался я.

— Так я на четверть кореец, сэр, — ошарашил собеседник, в котором ничего корейского не проглядывало вовсе. — Кстати, вон идет моя бабушка.

Бабушка действительно оказалась типичной аджуммой, похожей на мою мадамю, внука-конфедерата с удовольствием хлопала по спине и, как показалось, подкармливала.

Интерес к каягыму у такого большого количества американцев сначала удивил, но после пары вопросов все встало на места. Если “Мисо” и “Хвасон”, сложившиеся коллективы, приехали с конкретными планами – ставить определенные номера, то для американских подростков разного возраста из разных городов поездка была больше ознакомительной – учились всему и по чуть-чуть: играть на барабанах чанго и бук (статично на деревянных стойках и в движении), осваивали песню “Ариран” на каягыме. За двухнедельный срок выучить все с нуля по-настоящему конечно было невозможно, дети старались, насколько позволяла усидчивость.

Заметно выделялась девочка из Нью-Джерси по имени Аннали (подумал, что это Анна Ли, как дизайнер нашего паблика, но нет, у Annaleigh оказалась англосаксонская фамилия приемных родителей). Аннали посвятила корейскому искусству больше восьми лет и помимо танцев успела освоить такой редкий инструмент как хэгым (двухструнную корейскую скрипку). На отчетном концерте девушка из Джерси ухитрилась не только принять участие почти во всех номерах американской команды, но и составить компанию сводной русско-узбекской бригаде в огому – танце с подвешенными на стойках барабанами.

Продолжение следует.

Источник:

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »