О тяжёлой доле корейского художника

В последнее время у нас было несколько материалов об искусстве в Корее, и оно, если судить по обилию музеев, галерей и интересных выставок, цветёт и колосится. Казалось бы, вот та область, которой талантливому человеку, условному «юноше, обдумывающему житьё», стоит посвятить себя, чтобы реализовать свой творческий потенциал и нести радость людям. Но на деле не всё обстоит так радужно, как кажется на первый взгляд. Как и в других странах, в Корее человеку, мечтающему об успехе в мире искусства, лучше всё сначала тщательно взвесить и только потом решить, готов ли он к тому, чтобы терпеть на своём жизненном пути неизбежные лишения — и прежде всего материальные.

Все мы знаем, что произведения искусства продаются порой за бешеные деньги и приносят сказочные доходы своим создателям или, что бывает чаще, удачливым коллекционерам, которым умудрились сначала приобрести эти произведения тогда, когда они ещё стоили дёшево, а потом выгодно продать. Но ценники в 100 миллионов долларов висят только на произведениях самых раскрученных творцов. А как живётся на ниве искусства её среднестатистическому пахарю?

Ответ на этот вопрос есть у южнокорейского Министерства культуры, туризма и спорта. В опубликованном им недавно докладе сообщается, что в 2017 году средний индивидуальный доход художника в Корее составил 12,81 миллиона вон, то есть чуть более одного миллиона вон в месяц. Это меньше минимальной зарплаты, которая в том году равнялась 1,35 млн вон при восьмичасовом рабочем дне и пятидневной рабочей неделе. То есть какие-нибудь мальчики с девочками в «Макдональдсе» или очередной кофейне были заметно богаче среднего художника.

Важно еще отметить вот что. Если вы думаете, что доход в 12,8 миллиона — это некая середина, и одна половина художников получает больше, а вторая половина — меньше, то это совсем не так. Из-за того, что есть некоторое количество художников, получающих большие деньги, распределение вовсе не такое равномерное. На самом деле, 7 из каждых 10 корейских художников жили в 2017 году на доходы меньше 1 миллиона вон в месяц, а у 28,8% художников никаких доходов от их творчества не было вообще.

Как же выживать в таких условиях, спросите вы? Выход из положения подсказывают другие данные Минкульта. Если посчитать не доходы художников отдельно, а доходы их домохозяйств, то они в среднем достигают 42,25 млн вон в год. Это уже что-то, хотя среднее южнокорейское домохозяйство получало в 2017 году намного больше — 57,05 млн вон. Иначе говоря, многие наши художники выживают за счет своих вторых половинок — мужей, а, может, иногда и жён, которые, собственно, и зарабатывают деньги, пока первая половинка чего-то там творит.

Сравнительно больше получали художники работающие в сферах архитектуры, издания комиксов и на телевидении. А на нижней полке по уровню дохода обитали те, кто работает в таких областях, как фотография, литература и, собственно, живопись.

В общем, если у вас есть художественный талант и при этом хочется кушать, стоит, наверное, подумать о карьере в какой-нибудь архитектурной фирме или рисовать комиксы. А живописью или фотографическим искусством лучше заниматься для души в свободное от работы время. Впрочем, решать, конечно, вам, но не говорите потом, что мы с корейским Минкультом вас не предупреждали.

На заглавном фото — работа корейского художника Ли Ёнбэка (Yongbaek Lee) по мотивам известной скульптуры Микеланджело «Жалость» (ит. — «Пьета»). Полное название работы — Pieta Self-Death. Не знаем точно, как это перевести, но для иллюстрации к настоящей заметке название, кажется, подходит неплохо.

***

Источник: Журнал КИМ

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментирование закрыто.

Translate »