Объединит ли газопровод Север и Юг?

231459_html_1b748457

Герман Ким, профессор кафедры истории,
директор Центра по исследованию и сотрудничеству с
Центральной Азией Университета Конгук (Сеул)
Исполнительный секретарь центрально-азиатской секции Консультативного
Совета по мирному и демократическому объединению Кореи 17-го созыва

Газа на Корейском полуострове нет, а потребности в нем велики как на Юге, так и на Севере. Он есть в соседнем Китае, где его использовали для освещения и обогрева ещё до рождества Христова. Судя по ранним историческим хроникам, газ подавался из месторождений по полым бамбуковым стволам и стыки между трубами для герметичности конопатились паклей. Природный газ, как вода, тек за счёт  давления в его естественном хранилище. Использование газа в Европе началось намного позже — в первой половине XIX века, тогда же появились и первые газопроводы. В Санкт-Петербурге первый газовый завод был введен в 1835 году, а в Москве — в 1865 году. Современная Россия – газовая держава, из которой уходят стальные магистрали с голубым потоком в Европу, где многие страны уже 40 лет потребляют российский газ. Последние годы много говорится о возможных поставках голубого топлива из России в Южную Корею. Обсуждались и строились планы прокладки трубопровода через Китай, по дну моря,  транзита через КНДР. Однако риски и страхи перед неудачей оставляют этот  грандиозный проект пока только на бумаге.

Идея строительства газопровода из России через Север на Юг Кореи витает в воздухе уже несколько лет. Логика тут простая: российский природный газ намного ближе, дешевле и безопаснее транспортировать, чем сжиженный газ из Индонезии или Катара. Экономическую выгоду получали бы все сидящие на трубе стороны:  А, Б и В.  Россия  диверсифицировала бы потребителей газа и менее зависела от европейских покупателей. Она существенно расширила круг долгосрочных партнеров в Северо-Восточной Азии, скрепив стальной трубой экономическое сотрудничество с Китаем, Южной и Северной Кореей, а в перспективе с Японией. Северная Корея получала бы стабильный валютный доход от транзита российского газа на юг полуострова, обрела бы свой голос внутри треугольника.  Южная Корея  сократила бы расходы на производство тепла и энергии, улучшила экологию в крупных городах, а в перспективе могла бы обеспечить транзит российского газа в Японию. Однако на  чашах весов у России и Южной Кореи опасения перед рисками перетягивают пока ожидания выгод.

Стремительно растущее энергопотребление в Поднебесной привело к подписанию в мае 2014 года контракта между «Газпромом» и китайской  нефтегазовой компанией CNPC на ежегодные поставки 38 млрд. кубометров газа в течение 30 лет. Общая стоимость газа составит 400 млрд. долларов. «Голубое топливо» должно пойти в Китай по двум маршрутам — западному и восточному. Первый маршрут предполагает строительство газопровода «Алтай» из Западной Сибири до Уренгоя и Шанхая. Второй предусматривает сооружение ветки «Сила Сибири» по маршруту Якутия — Хабаровск — Владивосток, от которого будет строиться отвод на Китай. Китайская часть ветки, как ожидается, протянется от границы с РФ до Шаньдунского полуострова. Газопровод должен быть построен к 2018 г., но, как говорится, – воз и ныне там.

В конце июля 2014 года стало известно, что  «Газпром» и китайская газовая компания «CNPC» после многомесячных переговоров отложили на неопределенный срок соглашение по газопроводу. Эксперты указывают на две основные причины: резкое замедление темпов роста китайской экономики и высокую цену контракта, на которой настаивает «Газпром». CNPC считает цену завышенной и предлагает построить газопровод через тендер, что должно привести к снижению стоимости строительных работ. Российская компания стоит на своем и, чтобы сдвинуться с мертвой точки потребуется компромиссное решение. Как вариант называют частичное использование китайского оборудования, строительных материалов и рабочей силы, что должно, в конечном счете, привести к снижению цены  контракта.

По проекту, китайская ветка газопровода дойдет до Шаньдунского полуострова, то есть всего 300 км. от южнокорейского морского и воздушного порта – г. Инчхона. Если ее продолжить по дну моря до корейского побережья, то сибирский газ обойдется в 3-4 раза дешевле, чем катарский, который сейчас покрывает пятую часть всех потребностей Южной Кореи в голубом топливе. Неслучайно депутат южнокорейского парламента Ким Дон Ван настаивает на проведении правительством и компанией KOGAS  экспертной оценки экономической целесообразности продления российско-китайского газопровода до Инчхона и на начале переговоров с Кремлем и «Газпромом».

Сейчас, в связи с возобновлением межкорейских отношений и  активизацией внешней политики и бизнеса Москвы и Пхеньяна, возродились планы по прокладке газопровода из России через север Корейского полуострова на юг. Дополнительный стимул этому варианту  дает решение Кремля простить Северной Корее 90% ее долга в надежде  продвинуть за этот счет газопроводный проект, которому исполнилось уже 10 лет.

Осенью 2006 года в Сеуле было подписано межправительственное соглашение России и Южной Кореи «О сотрудничестве в области газовой промышленности», где ОАО «Газпром» и компания «Kogas» определялись  уполномоченными организациями.  В 2007 году в России была принята «Восточная газовая программа», с закрепленной в ней идеей транскорейского газопровода. В конце сентября 2008 года «Газпром» и «Kogas» подписали Меморандум о взаимопонимании по поставкам природного газа из России в Корею.  23 июня 2009 года компании подписали соглашение о совместном исследовании проекта поставок газа, во исполнение которого в 2010 году был подготовлен итоговый отчет по изучению вариантов поставок газа от газотранспортной системы «Сахалин-Хабаровск-Владивосток» в Корею. 15 сентября 2011 года «Газпром» и «Kogas» подписали Дорожную карту по осуществлению поставок природного газа из Российской Федерации в Республику Корея.

За невозможностью трехсторонних переговоров, Москва обсуждала параллельно этот вопрос с Северной Кореей. В конце августа по итогам переговоров с лидером Северной Кореи Ким Чен Иром президент РФ Дмитрий Медведев объявил о достижении договоренности проработать проект строительства газопровода для экспорта газа в Южную Корею. Ранее этот проект обсудил российский глава МИДа Сергей Лавров со своим корейским коллегой Ким Сон Хваном. В итоге 15 сентября 2011 года был подписан Меморандум о взаимопонимании между «Газпромом» и Министерством нефтяной промышленности КНДР по вопросам организации трубопроводных поставок природного газа из России на Корейский полуостров.

Общая протяженность газопровода может составить по самому короткому маршруту 1100 километров, из них 700 километров будут проходить через Северную Корею. «Kogas»  оценивал стоимость строительства участка газопровода через территорию КНДР в 2,5 миллиарда долларов. Объем  предполагаемых поставок газа из России в Южную Корею может составлять до 12 миллиардов кубометров в год.

А пока «Газпром» поставляет в Южную Корею сжиженный газ…  Первая партия сжиженного газа объемом 145 тыс. куб.м. прибыла специальным морским судном-газовозом в южнокорейский порт Тонгджонг. По контракту «Kogas» получает до 1,5 млн.т. сахалинского газа.  Доставка сжиженного природного газа танкером с Сахалина в Южную Корею занимает не более трех суток, транспортные расходы гораздо ниже, чем при доставке газа из стран Ближнего Востока, путь откуда занимает 15 суток, а также из Юго-Восточной Азии – 7 суток.  Поэтому цена российского голубого топлива для Южной Кореи намного ниже цен на газ из Катара или Индонезии.

Крупнейший в мире терминал – хранилище сжиженного газа в г. Инчхоне

Южнокорейское правительство, не имевшее в течение ряда лет контактов с руководством Северной Кореи, не могло принять решение о строительстве транскорейского газопровода, как говорится, на «политическом уровне». Но оно и не запрещало вести коммерческие переговоры между национальными компаниям Севера и Юга.

Однако коммерческие переговоры без содействия государства продвигаются медленно и нелегко. В силу того что между страной-импортером – Южной Кореей и страной-транзитером (Северная Корея) не существует прямого канала общения, страна-поставщик (Россия) вынуждена взять на себя организацию коммерческих переговоров. Поэтому «Газпрому» приходится лавировать между позициями Севера и Юга.  Если бы удалось восстановить прямой диалог между Югом и Севером, возможно эксперты смогли бы найти пути удешевления затрат на газопровод и, в конечном счете,  снижения цены на газ.

Западные эксперты считают, что переговоры о деталях  строительства трубопровода могут дать результат в том случае, если переговорный процесс не будет ограничиваться треугольником Москвы, Сеула и Пхеньяна. Соединенные Штаты и Китай должны, по их мнению, стать участниками переговорного процесса, чтобы заключаемое соглашение получило гарантов безопасности на Корейском полуострове. Бернард Селигер (Bernhard Seliger) из Фонда Ханнса Зайделя (Hanns Seidel Stiftung), активно сотрудничающий с Северной Кореей в рамках проектов гидроэлектроэнергетики, утверждает, что проект строительства газопровода — дело довольно рискованное. Северной Корее необходимо накопить определенный опыт в деле соблюдения международных норм прозрачности и подотчетности. Кроме того, ей нужен опыт участия в таком правовом режиме для соблюдения собственных интересов, чтобы не прибегать к политическим играм.

В случае успешной реализации проекта транскорейского газопровода Южная Корея могла бы участвовать в строительстве газоперерабатывающих сооружений на Севере. Таким образом, газопровод мог бы стать одним прочным звеном, связывающим два корейских государства на пути к воссоединению корейской нации.

Москве приходится выбирать один вариант из двух. По сравнению с прокладкой трубы через Северную Корею маршрут через акваторию Китая выглядит предпочтительнее. Вот об этом попытаемся рассказать в нашем следующем очерке.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »