Однажды в декабре

Михаил Пак. Ночное небо (х.м. 70х60 2011)

Михаил Пак. Ночное небо (х.м. 70х60 2011)

По Ярославскому шоссе ему навстречу двигался поток автомобилей… В каждой из тех машин сидели люди, в их головах теснились различные думы, они подняли их с утра, позвали в дорогу… Как и его, Николая. Он мчится к школьной подруге в незнакомый город. А она и не подозревает об этом. Да и не помнит она никакого Колю. С какой стати? Они никогда не дружили, не встречались, не ходили вместе в кино. Лишь раз он проводил ее до дома, после того вечера. Шли через весь город, молчали как рыбы. Молчание, огромное, как пустыня Сахара, — думал Коля теперь, держа руки на руле и глядя вперед на дорогу. А надо было рассказывать смешные истории. Ведь девушки любили, когда их развлекали. Но ничего не поделаешь, он унаследовал это свойство характера от родителей. И точно, отец с матерью были молчуны, как говорится, два сапога пара, они хорошо понимали друг друга без лишних слов и будто берегли их, слова, откладывая на будущее, будто дрова на зиму. Только дочь Аленка, сестра Николая, была болтушкой-балаболкой, ни на минуту не умолкала, с раннего детства, потом пела в городском народном ансамбле, голосистая была и со жгучими черными глазами. Ее приметил один заезжий бизнесмен из Владивостока. И увез с собой, а вскоре и старики к ним подались — внучка родилась, да и дочь с зятем настойчиво звали. Отец очень обрадовался, что поедет к местам своей молодости, он там служил во флоте. Уезжали родители через Москву, Коля купил им билеты на поезд, в купе, поскольку мать ни в какую не захотела лететь самолетом. Она говорила, что в воздухе, на огромной высоте, у нее инфаркт может случиться и что она еще мечтает понянчить и его, Колиных, детей.

А у сына пока не получалось создать семью… Он год жил в гражданском браке с одной женщиной. Но она ушла. Это были те еще времена, когда у Колиного бизнеса дела не шли. Но постепенно все выправилось, он рассчитался с кредиторами, возвратил всем долги, купил однокомнатную квартиру и подержанный джип… Короче говоря, жизнь входила в колею.

Так зачем же он едет к Вике после стольких лет? Не для того ведь, чтобы предложить ей выйти за него замуж?.. Нет. У нее наверняка семья — муж, дети… Просто поговорить. И расстаться. А дальше что? А ничего. В чем тогда смысл их встречи? Никакого смысла… Но кто бы объяснил, почему человек вдруг заглядывается на звездное небо и прислушивается к шуму листвы? Отчего мерцание звезд и пение ветра будят в нем забытые струны души?..

Он понимал нелепость своей затеи. Но упрямо давил на газ, устремлялся вперед в неизвестность.

Новый год он встречал по-разному. Дважды летал к родным во Владивосток. Разок был в Праге, а нынче, вероятно, встретит один, в своей квартире. Честно говоря, он особенной радости в праздновании Нового года не ощущал. Для детей — радость, да. И ожидание чуда! А взрослым к чему обманываться?.. Но традиция есть традиция. Само собой — будет застолье накануне, тридцатого числа, в кругу сотрудников фирмы. Он вручит всем подарки. Скажет речь, поблагодарит коллег за самоотверженный труд и пожелает здоровья и благополучия их семьям… Но до тридцатого еще целых два дня!..

Отрывок из рассказа Михаила Пака “Однажды в декабре”

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »