Ким О. М. О языке корейцев СССР

Трудовые победы25

Школа № 33, колхоза им. Свердлова (Синёндон) 1953 г.

Ольга Михайловна Ким, 

доктор филологических наук, профессор

О ЯЗЫКЕ КОРЕЙЦЕВ СССР[*]

( к постановке  вопроса)

Ольга Михайловна Ким

Ольга Михайловна Ким

Язык корейцев  СССР совсем неизвестен в научной литературе. Он не всегда включается даже в перечень языков народов СССР, хотя на нем разговаривают свыше 314000 советских граждан. До сих пор исследованию языковедов подвергался лишь язык, на котором говорит население Корей. Почти никакого внимания не уделялось внимания изучению языка корейцев, проживающих вне Корей, в частности СССР.

Виной здесь очевидно, послужило  все еще слабая изученность корейского языка вообще. Известно, что  до лета 1937 года основная масса корейцев проживала на Дальнем Востоке – в Приморской, Амурской и Забайкальской областях. Территория их расселения была относительно замкнутой, что давало им возможность объединиться на базе общего развивающегося литературного корейского языка. Этому способствовали советские и партийные органы на Дальнем Востоке, которые с первых дней установления Советской власти в крае предоставили корейцам самые широкие возможности культурного развития. Одновременно с русскими школами была широко развернута и сеть корейских школ, в которых преподавание велось на родном языке учащихся.   «Мы  национальные меньшинства не забываем. Мы национальные школы строим говориться в отчетном докладе  Дальревкома 1 съезду Советов Дальневосточного края (март 1926 г).  Наша национальная политика заключается в том, что каждое национальное меньшинство в крае должно иметь школы на родном языке. Эти школы мы строим. У нас работают 154 корейские школы».

Принимались решительные меры по ликвидации неграмотности среди взрослого населения корейцев, особенно кореянок. Работали сотни корейских пунктов по ликвидации неграмотности и школ  малограмотных. Так, только за один 1924-1925 учебный год в них обучались 6419 корейцев и кореянок. Активное участие в насущном деле борьбы с неграмотностью принимали участие все грамотные  корейцы. Были  организованы специальные курсы по подготовке корейских культармейцев. Кроме того, в борьбе  за грамотность советские и партийные органы привлекали также студентов и слушателей корейского  отделения вузов и  совпартшкол.

Издавались и переиздавались всевозможные учебные пособия на корейском языке – буквари,  задачники, книги для чтения и т. п. На 1937 г ставился уже вопрос о завершении ликвидации неграмотности и малограмотности населения Дальнего Востока,  в том числе и корейцев.

Сейчас трудно сказать о каких либо  перспективах развития литературного развития родного языка для корейцев СССР. Расселившиеся на  территориях Узбекистана, Казахстана  и РФ. Многие  корейцы сейчас в качестве литературного языка приняли русский язык. На русском языке осуществляется обучение детей в большинстве школ, ведется делопроизводство и прочее. Употребление корейского языка ограничивается обычно рамками семьи, внутрисельского обихода, уроками родного языка лишь как предмета в школах с корейским контингентом учащихся.

Ясно, что при таких условиях охват населения  литературным языком почти невозможен. Таким образом, как правильно отметил В. А. Аврорин «даже весьма совершенный в структурном отношении язык (в чем трудно отказать корейскому языку!   О.К.) может оказаться малоперспективным в том случае, если он лишен возможности завоевать общенародные позиции, расширять сферы своего применения или одержать верх в условиях двуязычия.

Столкновение 2 неравносильных в функциональном отношении языков, а именно русского языка во всех его разновидностях и корейского разговорного, естественно, накладывает отпечаток на язык корейцев в СССР. Прежде всего мы сталкиваемся здесь с фактами смешения языков, доходящими до парадокса, но обычными в речи корейцев. Особенно это бросается в глаза, когда разговаривают между собой корейцы.

Вот несколько примеров из речи корейцев.

I.  Из русской речи корейцев.

а) Я, пойдем сегодня  в кино!  (Я – форма обращения к собеседнику, равному по возрасту, по положению).

б) Очче (почему)  так поздно пришел?

в) Кыронде (кстати) оныль (сегодня) вы уже читали выступление Н.С. Хрущева?

г) Ой, не  очче (ты почему) так  похудела?

д) Не говори, прямо чуккэта (умру).

II. Из корейской речи.

а) Я, кы второй рядые место иння.? (Есть  там на втором ряду место?)

б)Петя, урокиры выучиры хэння? (Петя уроки выучил?)

в) И йочжа намчжары любиры хаккума. (Эта женщина любит того мужчину).

г) Вообще  (или  «вобчче»  «вобсе» в зависимости от степени владения  русским языком) нанын кы  сарамы  морында. (Я вообще не знаю  того человека).

Можно увеличить количество примеров подобного рода. Но, думается,  приведенных достаточно, чтобы убедиться в том, что мы имеем дело с фактами смешения языков.

Соотношение элементов двух  смешиваемых языков могут быть  при этом самыми разными языками  русского языка, в большинстве случаев  из-за лексики. Это  вполне понятно. Язык корейцев  СССР как и все другие национальные языки у нас, впитал в себя  большое количество русских  лексических элементов. Больше того, русский язык для корейцев СССР является, чуть ли не единственным источником обогащения словарного запаса их языка. Русские слова органически входят в их  корейскую речь. При  этом речь старшего поколения значительно отличается от речи молодежи как по словарному запасу так и по  фонетико-грамматическому оформлению.  В речи старших меньше  русских слов, которые к тому же оформляются соответственно законам корейской фонетики и относятся, главным образом, к сфере  бытовой лексики. Речь же молодежи, наоборот, пестрит русскими словами, часто даже без всяких признаков приспособления к корейскому языку. Например, одна и та же мысль как «Я купил  в нашем колхозном магазине пару красивых туфель» получает разное лексическое и фонетико грамматическое оформление в речи старшего и младшего поколения корейцев СССР. Старики скажут: «Нэ ури колхожчы санчжоме касо  коун синыль хан тидыль ссаватта».  В речи же молодежи эта же мысль получает следующее выражение: «Нэ ури колхоз магазин ка кобун туфлирыл ссаватта ( или хан тидыль ссаватта)».

Словарные заимствования не поколебли, однако, структуры корейского языка в целом. Можно отметить почти полное сохранение корейцами СССР грамматических и  особенно фонетических особенностей своего языка. Показательно при этом русская речь корейцев, которая явно выдает «корейское» происхождение говорящих. Даже при полном отсутствии корейских  лингвистических элементов русская речь корейцев  их производит впечатление корейского говора. Корейской выступает фонетика, грамматические особенности, интонация, манера изложения мысли. Вот примеры из школьной практики, которые, на наш взгляд в наибольшей степени характеризуют русскую речь корейцев СССР. Ибо они являются типичными для общей массы корейцев, говорящих по-русски.

I. Из речи учителя истории (40лет).

а)   Покажи в карте после Пунической войны территорию Римской империи?

б)   Теперь вы смотрите в книге нарисованные карты. Сейчас я вам буду показывать. Там  еси (есть) большой гор (большая гора).

в) Карфагенский цари (царь) думал, что если Ганнибал будет победити, то  в Карфагене быть царем Ганнибал. Вот почему карфагенский царь не оказал  подежку (поддержку) ему  продолжать свое наступление.

II. Из ответов учащихся на уроках.

а)    Без  цветы коробки не появляют,  а без коробки хлопок не появляет  (Урок ботаники, 5 класс).

б)   Всюду, где ни появлялся, Онегин скучался.  (Урок литературы, 8 класс).

в) Торостепенные члены предложения бывают следующими: определение, допоненнъие, обтоятельство (Урок русского языка 6 кл. ).

г)   Он приплыл к советский  берег (к советскому  берегу) и хорошо осмотрел (осмотрелся).  (Из письменной работы ученика 7 класса).

Разумеется, не все корейцы в одинаковой степени владеют  русским языком. Старшее поколение (примерно лет за 40) плохо говорят на русском. Люди  помоложе и дети школьного возраста разговаривают на довольно приличном литературном русском языке, усвоенном ими, в основном  в школе. Дети дошкольного возраста обычно не владеют русским языком. Исключение составляют дети. Растущие  в иноязычной среде, в условиях города, районных центров, где мало корейцев. В русской речи стариков мы часто слышим такие обороты как:

«Моя его и знай»  (я его не знаю).

«Его люди так говори еси»  (Он так и говорил).

А дети дошколного возраста часто на вопрос «Чья кукла?»  отвечают:«Я кукла»  (вместо  «Моя кукла»).

Подобные примеры объясняются рамками и  категориями родного языка говорящих. Так в отсутствие формы притяжательного местоимения  в корейском языке приводит  к смешению двух форм русских местоимении личной и притяжательной в примерах «Я кукла» и  «Моя его и знай». Употребление «его люди» вместо  «он» лили «этот человек» тоже закономерно. В корейском языке указательное  местоимение «кы» употребляется только в роли определения перед именами или их заместителями.

Интересно выяснить результаты не только русско-корейского взаимоотношения, но также и особенности взаимодействия трех языков – русского, корейского и  языка местной национальности, на территории которой живут корейцы. Это узбекский язык в Узбекистане, казахский в Казахстане и т. д.  Языки местных национальностей не оказывают, сколько ни будь значительного влияния на язык корейцев.  Их влияния ограничивается как правило сферой разговорной речи. Знание местных языков вовсе не обязательно для корейцев, поскольку межнациональное общение осуществляется у нас на русском языке.  Тем не менее, многие корейцы, например в Узбекистане, владеют узбекским языком. А некоторые  узбекские слова, чаще всего названия узбекских национальных блюд, проникло в язык корейцев. Прежде всего, тут такие  общеупотребительные слова, как «плов, самса, манты,  шашлык и др.» Эти слова не имеют в себе активных эквивалентов в родном языке корейцев СССР, поэтому они употребляются как в русской, так и в корейской речи.

Например:  Оныль чонеге ури плобыры хагио. (Давайте сегодня на ужин приготовим плов).

В остальных же случаях употребление узбекизмов обусловлено определенной ситуацией речевого общения. Такие слова, как   «апа»  (сестра),   «ака»   (брат),   «ата»  (отец),   «бабай»  (дед) и др.  Хотя известны  всем корейцам, но употребляется ими только в общении с узбеками на русском или узбекском языке. Чаще всего они применяются в форме обращения. Например:

а)     Апа, куда идете.

б)       Ака, кто живет  в этом доме? И т. д.

Слова типа хирман, усма, маш, кишлак и др. широко употребляемые русскими не входят в корейский язык, хотя  в своей русской речи они пользуются ими.

Таким образом, сказать о каком либо глубоком проникновении местных элементов в язык советских корейцев еще нельзя. За исключением небольшого количества слов, таких как вышеуказанные плов, самса и некоторых других, узбекизмы  в речи корейцев обусловлены лишь ситуацией речи.

Однако, в речи, например, корейцев, живущих в городе Бухаре, нередко можно услышать такие выражения как «Хай,кыромы  я приду к вам» или   «Вот бибишка онда» (Вот бабушка идет). Тут можно сказать налицо случай смешения трех языков: местного в словах Хай (тадж «ладно»), биби (бабушка), причем последнее употребление в русской окраске (бибишка), корейского  в словах кыромы (если так), онда (идет) и русского.

Из всего сказанного выше  следует, что  изучение особенностей языка корейцев СССР, изолированных от основных масс населения Корей, оказавшихся в  разных областях страны в условиях различного языкового окружения, может представлять большой интерес как в широком плане, так  и в плане частной лингвистики. Подобные исследования могут дать ценный материал для решения таких важных проблем языкознания, как проблеме взаимодействия, смешения языков, заимствования, двуязычие и наконец, субстрата – спорного,  но исключительно актуальнейшего вопроса в советском языкознании.

Для специалиста по корейскому языку интересно установить соотношение корейского языка корейцев СССР и литературным корейским языком и другими диалектами. Тесное общение корейцев с русскими и другими народами, продолжающееся в течение десятков лет (причем в условиях оторванности от населения Корей)  естественно сказалось на «чистоте» корейского языка. Отсюда  и тот  своеобразный, весьма далекий от литературного корейского языка, говор, примеры которого приводились нами выше. Большой интерес могут представлять новообразования,  которые возникли в языке корейцев СССР как на базе родного языка (например,   кканджин – изящный и производные от него слова канджида –  изящно, сэк –канджида –  очень изящно и др). Так как на базе  двух языков.

Исследование особенностей языка корейцев СССР, особенно  русской речи их,  представляет большую практическую  ценность. Она определяется, прежде всего, нуждами школ, где контингент учащихся исключительно корейский, но обучение как мы уже отметили выше, проводится на русском языке. При таких обстоятельствах вопрос о правильной постановке преподавания русского языка приобретает особо серьезный специфический характер. Обучая детей корейцев СССР, ни на минуту нельзя забывать о том, что русский язык открывает доступ к культуре, приобщает их к участию в общественной жизни страны. Больше того, русский язык для корейцев СССР является языком общения даже между собой, если они находятся на службе, в общественных местах, живут в условиях города и прочее.

[*] Одним из первых исследователей языка советских корейцев  является  доктор филологических наук Ольга Михайловна Ким. Тема ее кандидатской диссертации называлась: «Особенности русской речи корейцев Узбекской ССР (фонетико-морфологический очерк). Статья является извлечением из вводной части кандидатской диссертации и была опубликована в книге Ким Г.Н. «Рассказы о родном языке. Алматы: КазНУ, 2003, с. 127-139.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Владимир:

    Здравствуйте, Ольга Михайловна! Прочитал с удовольствием вашу статью.Очень было интересно знать, что учёные работают над проблемой, которую вы затронули.А ещё больший интерес возник у меня в связи с фото, общий снимок учителей кор.яз.Точно такая фотография есть в нашем семейном альбоме.Мой отец Владимир Мойсеевич Ли в 50-е г.работал в шк.село Саид Пскентского района Таш.обл.На снимке он стоит в центре на третьем ряду в белом костюме (лысый).Хотел бы узнать коротко историю этой фотографии. С уважением В.В.ЛИ г.Москва.

Translate »