Орден “Мугунхва” Анатолия Кима

Анатолий Ким с супругой

Анатолий Ким с супругой Лилией Кочкаревой-Ким принимают поздравление по случаю награждения орденом “Мугунхва”

В Москве, на торжествах 150-летнего проживания корейцев в России, Анатолий Ким говорил мне, что скоро поедет в Корею за высшей наградой Республики Корея – орденом “Мугунхва”. И сегодня узнаю об этом из фоторепортажа Вон Ил Ким на его страничке в ФБ. В Корее вместе с награждением ордена состоялась и выставка его картин.

Вон Ил Ким, Лилия Ким, Анатолий Ким

Вон Ил Ким, Лилия Ким, Анатолий Ким на выставке работ Анатолия Кима

Вон Ил Ким, Лилия Ким, Анатолий Ким на выставке работ Анатолия Кима

Анатолий Ким, Вон Ил Ким, Лилия Ким на выставке работ Анатолия Кима

Отрывок из повести “Мое прошлое” Анатолия Кима:

На первых шагах в Москве я, маленький, легко краснеющий корейский паренек с Сахалина, дитя природы и любитель читать книги, не мог ничего понять в тех странных картинах трудной и некрасивой жизни, в которую я был брошен невидимой решительной рукой судьбы. Я лишь грустил иногда и думал, что мне просто не повезло и поэтому я попал не на тот участок жизни, где все хорошо, правильно, интересно, а на худший, где все так некрасиво, грубо и примитивно.

Я уже рассказывал, как рисовал угольными палочками на еще не оштукатуренных стенах будущих квартир женские головки, идеализированные и романтизированные образы в духе прерафаэлитов… И вот однажды перед началом рабочей смены мастер Вера, непонятно улыбаясь и отводя в сторону глаза, велела мне идти в контору строительного участка: вызывает, мол, сам начальник. Я был удивлен. Мне никогда еще не приходилось встречаться с ним и разговаривать. Это был еще нестарый человек, лысеющий блондин, высокого роста, в костюме и при галстуке. Точно так же, как и мастер Вера, отводя и пряча глаза, начальник спросил у меня: не я ли разрисовал стены? Потупившись, чувствуя, что отчего-то краснею, ответил, что да, это я рисовал… И тогда уже строго, почти сердито, начальник приказал : Все это безобразие немедленно стереть! И больше чтобы этого не было. Понятно?

Ничего не понимая, я отправился в корпус и по пути размышлял: может быть, начальнику не понравились рисунки или по каким-то инструкциям на стенах стройки запрещено рисовать?.. Но, когда я пришел в корпус, мне все стало ясно.

Каждый мой настенный рисунок был старательно продолжен кем-то. И этот соавтор работал в стиле примитивизма, но того самого, который прочно утвердился на стенах общественных сортиров. К хорошеньким головкам моих прерафаэлиток были пририсованы тем же черным углем похабные и уродливые женские тела. Свесив совершенно чудовищные сиськи и растопырив хилые рахитичные ножки, эти сортирные мадонны — особенно жуткие в своей порнографической выразительности из-за того, что лица у них были прекрасными,- демонстрировали свои утрированные, как на африканских скульптурах, мрачные половые органы. Таким образом мои старательные рисунки были изнасилованы и убиты, и тот злодей, чья рука поднялась на подобное дело, был скрыт в массе невидимого люда, имя которому — легион.

В общежитии строительных рабочих, где я прожил год, красоты тоже было маловато. Там вечерами после работы, в выходные дни или по праздникам мужики напивались, и тогда вспыхивали яростные, буйные драки… Помню самый первый день своего появления в общежитии. Я вселился в комнату о четырех койках уже к вечеру, там никого не было, люди еще не вернулись с работы, и, подавленный какой-то смутной тоской, я улегся на свою койку в темноте раннего осеннего вечера, даже не зажигая электрического света. Вдруг за дверью в коридоре раздались какие-то свирепые мужские голоса, топот ног, звуки тяжелой возни — дверь с треском распахнулась, и в комнату пал, спиной и затылком на пол, какой-то голый по пояс человек. Удар его тела о доски пола был столь полновесным и тяжким, что он, оглушенный, полежал несколько секунд на спине, едва ворочаясь. Но довольно быстро ожил, с внезапной резвостью вскочил на ноги и, грозно рыча, словно медведь, вновь выметнулся назад в коридор. Тогда я поднялся с койки и, прошлепав босыми ногами до двери, прикрыл ее и запер изнутри на защелку.

Вечерами холостая молодежь общежития порой устраивала танцы под радиолу, и это происходило зимою вобшарпанном вестибюле на первом этаже, а летом во дворе, на асфальтированном пятачке. Парни и девушки танцевали парами, обнявшись. Я тоже иногда танцевал, осмелившись пригласить какую-нибудь пахнущую дешевым одеколоном партнершу, но чаще всего стоял где-нибудь в сторонке и любовался издали.

Очень во многом наша жизнь общежитская была натуральной, как у диких племен, без особых правил морали. Но тогда получить возможность и для такого малоцивилизованного существования было, оказывается, не очень-то просто. Когда я прожил таким образом почти месяц, выяснилось, что местная милиция отказала мне в прописке. Я был принят на работу по протекции отца моей учительницы, меня устраивал в общежитие сам заместитель начальника треста Мотов, которому я лично передал рекомендательное письмо… Но я шел одиночкой, а не по линии организованного набора рабочей силы, и милиция сочла невозможным дать мне временную прописку. Я вновь поехал к Мотову, и он, седовато-серый, как матерый волк, чиновник с лысиною, сказал мне, потирая, по своему обыкновению, утомленные глаза рукою, что со своей стороны сделал все, о чем просил N.N. (отец моей учительницы), а в отношении милиции и прописки в паспорте он ничем помочь не может. И Мотов посоветовал мне обратиться в Главный паспортный стол Московской области.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 2

  • Миркурбанов Н.М.:

    Анатолий Андреевич, дорогой! От всей души поздравляю Вас с орденом «Мугунхва», высшей государственной наградой Республики Корея! От себя и всех поклонников вашего таланта, работающих и обучающихся в Ташкентском государственном педагогическом университете имени Низами, желаю Вам крепкого здоровья, успехов в творчестве, удачи во всех начинаниях и любви. Вы мастерски и с великой любовью отображаете мир и человека в нем, красками на холсте, пером на бумаге, причем и то, и другое делаете Вы восхитительно! По фотографиям на сайте я заметил и то, что вкус и талант Вам не изменяет никогда, ибо рядом с Вами стоит прекрасная Лилия – Ваша супруга. Мои поздравления и поклон Вам и Вашей супруге, долгих лет и счастья. В Ташкенте Вас ждут всегда! – Наср Миркурбанов, профессор кафедры русской и зарубежной литературы ТГПУ имени Низами

  • Лилия:

    Анатолий Ким – удивительный Человек, жизнь которого неразрывно связана с творчеством. Каждый день, час, минуту я наблюдаю глубокую внутреннюю работу и полёт мысли этого выдающегося Писателя. Чуть больше года назад был издан очередной роман “РАДОСТИ РАЯ”, а уже новые планы зреют в голове Анатолия Кима. Завидую вам, друзья и читатели, кому предстоит погрузиться в чтение романа, автор которого считает его вершиной своего творчества. “Крылья для полета нужны птицам, самолетам и, может быть, ангелам, но нам с тобой, дорогой читатель, крылья вовсе не нужны, чтобы полететь туда, куда я приглашаю тебя. Перед тобой книга, в пределах которой осуществлены полеты без крыльев, свободные перемещения в пространствах разных миров. И это не что иное, как то, что уже довольно давно люди назвали временем. Пространство можно измерить довольно-таки точно, а время измерить невозможно, потому что оно течет, бежит, катится, низвергается вниз, возносится вверх, летит пулей, падает крупными прозрачными каплями в космос — попробуй-ка измерить такое! Нет, измерить время нельзя, но в нем можно полетать, вот, я и приглашаю тебя сделать это вместе со мной…. Ваш Анатолий Ким”

Translate »