Орнаменты и рисунки корейских женских украшений (на основе предметов личного обихода из коллекций МАЭ (Кунтскамеры) РАН)

Шпильки пинё эпохи Чосон

Шпильки пинё эпохи Чосон

О. М. Шевандронова, И. Б. Панова
Музей антропологии и этнографии РАН (Санкт-Петербург)

Орнаменты и рисунки окружают человека с давних пор. По наскальным изображениям первобытного человека можно ясно увидеть, что орнамент выражал самые первичные и основополагающие представления о бытии. В отличие от других видов искусств орнамент очень тесно связан с определенной вещью, ее формой. По мнению О. М. Фрейденберг, «первая вещь», которую создал человек, по своей сути является материальным аналогом мифа об устройстве мира[1].  С течением времени, когда представления об устройстве мира становились все более сложными и дифференцированными, орнамент становится сложнее. Рисунок гибок, изменчив и идеально приспосабливается к тому или иному процессу как материального развития, так и развития человеческой мысли. Таким образом, орнамент — это некий смысловой рисунок, являющийся эстетическим осмыслением деятельности человека, в которой выражается его отношение к природе и его религиозные воззрения. Древние орнаменты лежат в основе многих современных философско-религиозных течений и самостоятельных религиозных систем. Во многих культурах орнамент предшествовал появлению письменности, его изображали на одежде, украшениях, наносили на кожу тела, ввиду чего видится необходимым описывать и рассматривать орнамент с опорой на мифологическую традицию определенного региона.

На территории зарубежного Дальнего Востока система орнаментов достаточно многослойна. Она еще недостаточно широко изучена в отечественном востоковедении. В Китае, Корее и Японии система орнаментов и рисунков была наделена сакральным смыслом. Считается, что в основу китайских иероглифических знаков изначально был заложен именно «узор» (т. е. орнамент), который являлся носителем смысловой нагрузки. Орнаменты широко применялись в украшении одежды приближенных к императорскому двору, обозначая статус сановников. С этой же целью рисунки набивали на нательных украшениях, которые говорили о положении мужчины или женщины в обществе, а также об их профессиональном занятии.

Система корейских орнаментов наименее изучена в российском востоковедении на сегодняшний день. Данная тема предполагает глубокое изучение как общей базы теоретических знаний о мировых орнаментах и узорах, так и специализированной области знаний об орнаментах Северо-Восточной Азии, в частности Кореи.

В настоящей статье речь пойдет о корейских орнаментах на нательных украшениях. Благодаря предметам из корейских коллекций, хранящихся в фондах МАЭ РАН (Кунсткамеры), авторам в удалось выделить несколько основных предметов, содержащих орнаменты.

В данной работе на примере женской шпильки для волос авторы предприняли попытку определить, несет ли орнамент на корейских женских украшениях семантическую нагрузку или же выполняет только декоративно-художественную функцию (см. табл. 1).

 DSCF7991

Шпильки носили замужние женщины. Они предназначались для закалывания волос, собранных на затылке. Кроме того, шпильками закрепляли шиньон на голове женщины во время свадебной церемонии. На длинную шпильку во время свадебной церемонии привязывалась лента. Начиная с середины периода правления государя Сунчжо (1800-1834; эпоха Чосон) распространенные до этого парики качхе были запрещены, женщины стали носить волосы собранными на затылке. В связи с этим вся роскошь, присущая парикам, была перенесена на шпильки. Для изготовления шпилек использовались различные материалы. Простые шпильки изготавливались из рога быка, меди, дерева, и, как правило, они не имели декоративного оформления.**

Образец № 2254-4 — это женская шпилька, отлитая из металла, предположи-тельно из серебра. Шпилька достаточно тяжелая, в основном благодаря массив- ному украшению в виде цветков орхидеи на шишечке шпильки.          

* Коллекционная опись № 2254. Отдел учета и хранения МАЭ (Кунсткамеры) РАН. Л. 2-3.

** Памятники корейской культуры из собрания Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера). Россия — Korea Cultural Properties of the Peter the Great Museum of Anthropology and Ethnography [Kunstkamera] / National Research Institute of Cultural Properties. Republic of Korea — Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого. Россия). Тэчжон; СПб., 2004. С. 356.

Особое внимание авторов настоящей статьи привлекла орхидея, которая является основным украшением шпильки. В дальневосточной символике (особенно справедливо для символики Китая) орхидея является символом семейного счастья и многочисленного потомства. Вероятно, подобная символика была предназначена для женщины, которая только что вышла замуж; она должна была принести удачу в будущем благополучном деторождении. Следовательно, можно отметить не только декоративную функцию, но и так называемую «магическую», сакральную функцию украшения шпильки цветами орхидеи.

Однако наибольший интерес представляет не отдельный цветок орхидеи, а целостная орнаментальная композиция, которой украшена данная шпилька. Авторы предполагают, что в орнаментальной композиции отражены религиозно-мифологические воззрения корейцев, представления о мировой гармонии — взаимодействии мужского и женского начала.

  1. Обратим внимание на материал, из которого изготовлена шпилька. Само украшение серебряное. Можно предположить, что «основа» шпильки представляет собой женское начало инь (кор. ым), которому соответствуют луна и металл серебро. «Головка» шпильки, скорее всего, изначально была позолоченной. Желтый металл, золото, соотносится с солнцем и представляет мужское начало ян (кор. ян)[2]. На мужское начало также указывает коралловая сердцевина красного цвета[3].
  2. Основной мотив орнаментальной композиции — растительный узор, представляющий переплетение цветов орхидеи со стеблями вьющихся растений. В традиционном орнаментальном искусстве Китая, впитавшем в себя идейную составляющую буддизма и даосизма, переплетение и закручивание орнаментальных линий символизирует взаимосвязь двух начал — инь и ян[4].
  3. Еще раз обратимся к основному элементу и украшению орнаментальной композиции — цветку орхидеи, венчающему «головку» шпильки. Шпилька декорирована тремя цветками. Мы предполагаем что количество цветов орхидеи в орнаментальной композиции не случайно. Во многих религиозных и мифологических традициях число «три» — образ абсолютного совершенства, аллегория Запад — Центр — Восток. «Три» — это символ гармонии мира, символ Пути Дао, где первый числовой элемент (нечетное число) — мужское начало ян, второй (четное число) — женское начало инь третий — круг, или собственно Путь Дао, внутри которого оба начала находятся в постоянном непрерывном взаимодействии, не разрушая друг друга и поддерживая мировую гармонию[5]. Кроме того, в корейской культуре «тройка» является женским числом[6].

Проведя краткий анализ орнаментальной композиции серебряной шпильки для волос пинё (В] И), мы пришли к выводу о том, что в узорах на корейских женских украшениях XIX в. ведущая роль отдана идейным, сакральным мотивам, которые реализуются через декоративно-художественные решения.

***

Аннотация. В работе предпринята попытка рассмотреть орнаменты и узоры традиционных корейских женских нательных украшений. В ка-честве первого и основного объекта исследования выступила женская шпилька для волос с богато украшенной шишечкой. Авторы предпри-няли попытку исследовать традиционную систему корейского орнамента на примере анализа главного украшения шпильки — цветка орхидеи. В качестве основной методологической базы были использованы труды по дальневосточной символике, которые помогли установить более широкое поле значений изучаемой «орхидеи». В результате проведенного исследования были сделаны выводы о семантическом значении цветка орхидеи прежде всего как носителя сакрального и философского характера. Данная работа является частью большого исследования на русском языке, которое планируется посвятить корейской символике.

Ключевые слова. Орнаменты и рисунки, корейские женские украшения, символика, орхидея.

Summary. Ornaments and decorations of Korean women’s jewelry. (A research based on collections of Museum of Anthropology and Ethnology (Kunstkammer), Russian Academy of Sciences. The subject of this paper is the ornamental designs of Korean female decorations (i. e. a female hairpin of the 18th century). The paper analyses traditional symbolic meanings of the ornamental designs that decorate the hairpin. The main one is the orchid. The study applied the Far Eastern symbolical system as the methodological framework to explore the orchid. As a result, we made several conclusions about the symbolic meaning of the orchid, which probably indicates that Korean decorations firstly exercised philosophical “sacral” function.

Keywords. Ornamental design, Korean female decorations, symbols, orchid.

***

[1] Приводится по: Буткевич Л. М. История орнамента: учебное пособие для студентов высших педагогических учебных заведений, обучающихся по специальности «Изобразительное искусство». М., 2008

[2] Духовная культура Китая. Т. 2. Мифология. Религия / под ред. М. Л. Титаренко и др. М., 2007. С. 110.

[3] Троцевич А. Ф. Миф и сюжетная проза Кореи. СПб., 1996. С. 124-125.

[4] Орнаменты Дальнего Востока. Китай, Япония, Корея / сост. и автор предисловие В. И. Ивановская. М., 2009.

[5] Духовная культура Китая. Т. 2. С. 110-112.

[6] Никитина М. И. Древняя корейская поэзия в связи с ритуалом и мифом /отв. ред. Л. Р. Концевич. М., 1982. С. 254.

Источник: Вестника Центра корейского языка и культуры № 16, 2014 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »