От Самарканда до Сеула: мигранты из Центральной Азии в Южной Корее

Фото Яна Матусевича

Каждую пятницу, после молитвы, чайхана “Туркестан” наполняется, мужчинами, выходящими из импровизированной мечети внизу в подвале. Клиентура в ресторане разнообразна: два чеченца получают заказ на вынос, группа молодых казахов просматривает объявления о вакансиях на своих смартфонах, а узбекский повар готовит свежую партию самсы на кухне.

Ресторан является одним из многих, предлагающих типичные блюда узбекской кухни в районе Wolgok-Dong в Кванджу, шестом по величине городе Южной Кореи. Местные жители называют его «Русским кварталом», – в нем проживает около 8000 мигрантов из бывшего Советского Союза.

Начиная с 2004 года Южная Корея постепенно открывалась для иностранных работников двумя способами: позволив иностранным гражданам корейского происхождения жить и работать в стране, и подписав двусторонние соглашения с 16 странами, включая Узбекистан и Кыргызстан, о наборе работников. Кроме того, многие граждане Казахстана и России, пользуясь безвизовым режимом, работают на обширном нелегальном рынке труда Кореи.

Центральноазиатские кварталы, такие как Wolgok-Dong, в настоящее время распространены вблизи промышленных зон за пределами большинства крупных городов Кореи.

Роман Ким родился и вырос в Ташкенте и переехал в Южную Корею три года назад. Однако ему не нравится, когда его называют мигрантом; он воспринимает этот термин как уничижительный на своем родном русском языке. Как член общины корё-сарам – этнического корейского населения Дальнего Востока России, которое было принудительно переселено в Центральную Азию Сталиным в 1930-х годах – Ким идентифицирует себя как корейский соотечественник.

Но, как и большинство мигрантов из Центральной Азии, Ким приехал, не говоря ни слова по-корейски. Сначала он пробовал различные работы в строительстве и производстве, а затем переехал в Кванджу с женой и детьми.

Сегодня он возглавляет Ассоциацию Koryo-saram и часто помогает русскоязычным, прибывшим впервые. Ким также управляет одними из самых популярных чат-групп для постсоветских мигрантов в Telegram, WhatsApp, Viber.

«Это отнимает у меня много времени, но если я не буду обращать пристального внимания, начинается поток предложений о работе от непроверенных и часто сомнительных агентств по трудоустройству и посредников», – объясняет Ким, отвечая на бесконечный поток сообщений и телефонных звонков от русскоязычных с просьбой дать совет по всем вопросам – от брака до того, как открыть бизнес в Южной Корее.

Будучи этническим корейцем, Ким признает, что его статус является привилегированным по сравнению с другими мигрантами из Центральной Азии. «Мы [русские-корейцы] немного избалованы, потому что можем выбирать, какую работу мы хотели бы делать. У нелегальных мигрантов нет такой роскоши – они возьмутся за любую работу за любую сумму».

В то время как Ким считает, что он находится в Корее постоянно, другие мигранты из Центральной Азии преследуют более краткосрочные цели.

«Построить дом, купить квартиру и водить Lexus – вот для чего мы здесь», – говорит Рустам из Кыргызстана, рассказывая, почему он приехал в Корею.  В Бишкеке Рустам и его жена Таня управляли собственной компанией такси, но пережили трудные времена после экономического спада 2014 года, спровоцированного слабым российским рублем. Имея новый дом, который все еще не был достроен, и с деньгами на исходе, Рустам решил воспользоваться преимуществами корейского происхождения своей матери и поехал в Корею со своей этнической русской супругой Таней, которая присоединится к нему через шесть месяцев.

Рустам направился прямо в Ансан, крупнейшее иммигрантское сообщество Кореи, в часе езды от центра Сеула, присоединившись к длинным рядам рабочих из Центральной Азии, России, Китая и Юго-Восточной Азии, которые собираются у вербовочных офисов в надежде получить так называемую «арбайт» (с немецкого) – временную работу по-корейски.

«Как бывшему успешному бизнесмену, мне поначалу было довольно унизительно ходить в толпе, умоляя кого-нибудь дать мне шанс», – вспоминает Рустам. Таня объясняет, что большинство трудящихся-мигрантов попадают в рабочую среду без особой подготовки, по принципу “плыви-или-тони”, и у вас есть около 20 минут, чтобы разобраться в своей задаче, испытывая неловкость на новом месте “.

И Рустам, и Таня довольны тем, что работают вместе на фабрике, производящей ламинированные полы, с графиком 12-14 часов шесть дней в неделю. Работа в такие долгие часы сопряжена с риском, о чем свидетельствует перевязанный указательный палец Рустама. После несчастного случая на работе Рустаму понадобилась хирургическая помощь по восстановлению пальца в больнице Ансан, которая заслужила репутацию одного из лучших отделений регенеративной хирургии в стране, отчасти из-за постоянного притока раненых рабочих-мигрантов из соседних промышленных зон. Поскольку у него не было медицинской страховки, его работодатель покрыл все расходы на медицинское обслуживание и реабилитацию, но его длительный вынужденный отпуск нанес ощутимый удар по финансам пары.

Несмотря на трудности, Рустам, являясь наполовину киргизом и наполовину корейцем, предпочел бы продолжать работать в Корее, чем жить где-то еще. «…Здесь я чувствую себя в безопасности и защищен, люди относятся ко мне с уважением».  Таня, напротив, хочет вернуться в Кыргызстан как можно скорее. Она жалуется на то, что ей платят меньше, чем ее мужу за выполнение той же работы. «Работа от восхода до заката, что это за жизнь? Как только у нас будет достаточно денег, чтобы закончить строительство дома, я на первом самолете улечу отсюда».

Хотя долгие часы и трудные условия труда являются нормой для большинства трудящихся-мигрантов, нелегалы особенно уязвимы в эксплуатации.

Жанна прыгала с одной работы на другую с тех пор, как приехала из Казахстана. Дома она работала помощником юриста в столичной адвокатской конторе, пока однажды ее работодатель не был арестован, и она оказалась без работы. В какой-то момент она решила вместе с двумя друзьями поехать на работу в Южную Корею. В то время как обоим ее друзьям было отказано во въезде, Жанна пересекла границу без помех.

«Я не говорила ни слова по-корейски, поэтому я просто спросила первого человека, выглядявшего русскоязычным, которого я увидела в зале прибытия, который подсказал мне как сесть на автобус до Кванджу и начать искать работу в русском квартале».

Ее первая работа в прачечной была изнурительным опытом. Вместо обещанного 12-часового рабочего дня она работала по 16 часов до поздней ночи при августовской жаре.

«В Корее считается неприличным, чтобы женщина обнажала плечи или демонстрировала вырез на груди, поэтому мне не разрешили носить майку и пришлось работать в водолазке. Это был ад». Через несколько недель она нашла работу домработницей и официанткой в ​​семейном кафе в глухой деревне на юго-западе Кореи, работая по 12 часов в день с четырьмя выходными в месяц, бесплатными комнатой и питанием, а также ежемесячной зарплатой. 1,6 миллиона вон (около 1350 долларов).

«Ко мне очень хорошо относились мой саджаним [босс на корейском языке] и самуним [жена босса на корейском языке]. Я чувствовала себя частью семьи. Это было здорово, но через несколько месяцев меня стали тяготить изоляция от внешнего мира и скука, поэтому я решил попытать счастья где-нибудь еще», – объясняет Жанна переход на новую работу в отель на окраине Пусана.

Жанна, будучи незамужней женщиной лет тридцати пяти, без детей, считает, что в Казахстане ей нет места. Поездка в Корею – это не только зарабатывание денег, но и подтверждение ее независимости. «После всего, через что я прошла, я не вижу себя в Казахстане», – признается Жанна, надеясь избежать депортации из Кореи как можно дольше. Из-за регулярных рейдов иммиграционной полиции она неохотно ездит на общественном транспорте, полагаясь исключительно на частные и неофициальные службы такси, управляемые мигрантами.

«Я знаю, что в какой-то момент моя удача закончится, но после того, как я покину Корею, я найду другую страну», назвав Чешскую Республику возможным следующим пунктом назначения.

***

Источник: https://telegra.ph/Nashi-v-Koree-05-18

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментирование закрыто.

Translate »