От сеульских корней

Ким Екатерина Павловна  со своей семьей

Ким Екатерина Павловна со своей семьей

Екатерина Павловна КИМ Заместитель председателя АККЦУз

Ким Е. П.
Заместитель председателя АККЦУз

На родине предков впервые она побывала в 64 года, имея за плечами солидный жизненный опыт, два высших образования и почти полувековой трудовой стаж… Но едва ступив на корейскую землю, почувствовала себя маленькой девочкой, прильнувшей к материнской груди. Таково притяжение исторической родины, генетически заложенное в каждом из нас, корейцев, волею судьбы оказавшихся далеко за ее пределами. Эмоции, охватившие ее в те счастливейшие мгновения, испытали на себе все, кто однажды так же спустился с трапа самолета в Стране утренней свежести.

Но у Екатерины Павловны был особый повод для волнения и радости:

«Ведь здесь родилась моя мама,- с нежностью подумала она. – Поэтому и я здесь своя, не просто гостья из далекого зарубежья».

В голове, как кадры из старого фильма, замелькали эпизоды детства, учебы, напряженной работы. Подумалось о том, что возглавляя в Ташкенте один из корейских культурных центров, прикладывая немалые усилия для привития молодежи национальных духовных ценностей, сама в первый раз лично соприкоснулась с ними. Возникло жгучее стремление сразу и во всей полноте охватить и понять уклад жизни своих соплеменников, побывать не только на роскошных улицах, в офисах и концертных залах, но в домах, погрузиться в их внутренний мир, систему взаимоотношений друг с другом и приезжими. Ведь куда ни глянь – родные все лица, лишь изредка промелькнет группа иностранных туристов. Очень непривычно и интересно. И морем пахнет, и приготовленными неведомой хозяйкой морепродуктами.

Перед мысленным взором возник Муйнак – далекий рыбацкий поселок, где родилась. Там тоже пахло рыбой. Но совсем по-другому. Это Катя хорошо помнит. В пустыне, на берегу сурового Аральского моря климат резко континентальный, особенно тяжело приходилось в сорокаградусную жару работать на рыбзаводе. Выгруженный рыболовецкими бригадами улов быстро терял свежесть, и чтобы не допустить порчи, на помощь привлекали школьников. Заполнившую огромные чаны с соленой водой рыбу надо было срочно нанизывать на куканы и вешать для просушки. От этой изнурительной работы ныли и распухали детские пальчики, исколотые толстенной иглой, которую вдевали в шпагат и к нему потом цепляли рыбин. В день приходилось вывешивать до ста таких куканов.

Зимой, в лютые морозы, под завывание ветра выходили на лед, который рабочие рыбзавода распиливали на строго «порционные кубики», подцепляли их баграми и волокли к складам. Кое-что из этого трудового процесса засняли приехавшие сюда кинематографисты для фильма под названием «Рыбаки Арала». Перед камерой два дня в массовках вертелась и тринадцатилетняя Катя, которой за это заплатили гонорар, чему девочка очень удивилась – разве это работа? Было весело, почти так же, как когда с упоением катались на коньках, а летом купались в море до посинения, но ведь это игра! А работа – настоящая, необходимая – это лечение людей, таково было ее убеждение.

Но заветная мечта стать врачом так и не сбылась. Нет бы, поехать вместе с подружками Зиной и Машей в Ташкент, поступать в медицинский институт, так решила отправиться в далекий Ленинград, где сестра Софья успешно оканчивала университет. Подружки поступили, а Катя не смогла. Но отчаиваться – не в ее натуре. Ничего, подтянусь за годик,- думала она,- а там посмотрим. Сестра Люда, работавшая с мужем в школе на другом конце Каракалпакии – в Турткуле – пригласила к себе. Здесь, на юге, и климат был помягче, и дело сразу нашлось. Остро не хватало учителей русского языка, и Кате предложили пополнить их ряды.

Никогда не забыть первый урок, на который шла, дрожа от волнения: в этот день ей исполнилось 17 лет! Но сумела собраться, и уже второй урок вела гораздо увереннее. Еще бы, ведь сегодня она стала Екатериной Павловной!

Годик незаметно пролетел, пора было готовиться к новым испытаниям. Завуч школы грустно качал головой: «Екатерина Павловна, вы прирожденный педагог. Хотите, мы дадим вам направление в пединститут. Вас обязательно примут». Но она отказалась. Верность мечте и какое-то неясное предчувствие направили ее в Самарканд. Сдала экзамены в мединституте, но опять не хватило баллов. Ей подсказали: можно с этими оценками поступить в кооперативный институт, только математику досдавать   придется. Сама еще не понимая, почему, но она так и сделала. И здесь встретила своего суженого! Вот ведь как поворачиваются порой судьбы. Если бы в прошлом году поступила, никогда бы ей не познакомиться с этим мужественным, сильным парнем, приехавшим тоже по неизъяснимым законам соединения двух половинок из Ташкента. А ведь и он мог поехать в другой город…

Ким Николай, высокий, статный, подошел к ней, едва увидев, поклонился, и с тех пор ни на шаг не отходил от своей избранницы. На неразлучную парочку с одобрением поглядывали и однокурсники, и преподаватели. Красивые, спортивные, они радовали глаз своим оптимизмом и уверенностью в своем общем будущем. С увлечением учились, отстаивали спортивную честь института на студенческих и городских соревнованиях. Катя к тому времени имела первый разряд по спортивной гимнастике, а Николай был кандидатом в мастера спорта по шахматам.

В те годы существовал порядок: подошел срок, и парень должен идти в армию. Николая призвали со второго курса. За 3 года службы он дважды приезжал: на побывку в краткосрочный отпуск, а потом в составе группы военнослужащих за новобранцами. И в первый же свой приезд сделал Кате предложение руки и сердца. Она охотно дала согласие и вскоре сменила папину фамилию Хе на Ким. Ему было 25, а ей и двадцати не исполнилось –  прекрасная, невозвратная пора юности и надежд!

Теперь им было все равно, куда направят после учебы. Пока муж сдавал последние зачеты и экзамены, жена успела поработать экономистом на местной базе «Узстройторглеса». Потом родились дети – дочь Олечка и сын Володя. Так что к распределению у них уже была семья, которой сразу предоставили четырехкомнатную квартиру и места в садике. В те годы не всем так везло, но порядок такой был: приглашающая на работу сторона должна была позаботиться об обеспечении жильем специалистов.

А пригласили их в Красноводск, в Туркмению. И вновь интересный поворот судьбы – это место очень напоминало родной Муйнак, только на берегу другого, Каспийского моря. Глядя на подступающие к домам пески, Катя вспоминала озорные детские вылазки за черепахами и их яйцами, из которых готовили отличные супы и яичницу, ничем не отличимую от куриной. Но теперь было не до озорства. Начались напряженные трудовые будни, которые надо было совмещать с воспитанием подрастающих детей. Николай целыми днями пропадал на ответственной работе, став главным товароведом горпищеторга, а через год – директором перевалочной базы «Карабогазсульфат», Катя восемь лет проработала старшим товароведом горпромторга. Именно здесь у нее выработался свой стиль работы, накопился опыт, очень пригодившийся впоследствии.

В 1976 году, переехав в Ташкент, проработала несколько лет освобожденным председателем профкома Чиланзарского торгового центра, где на ее попечении было 870 человек. И особенно на следующей должности, став заместителем генерального директора по кадрам торгово-розничной фирмы «Детский мир», в коллективе которого сотрудников было вдвое больше.

Она сама вспоминает этот ответственейший период своей трудовой биографии так: «Институт народного хозяйства и техникум торговли были подспорьем в моей кузнечной работе». Работников прилавка обучали в своей «школе продавцов при «Детском мире». Действительно, задерживаться на работе допоздна стало для нее нормой. Со своими помощниками – группой инспекторов и методистов ей предстояло сначала подобрать замену для сотен сотрудников фирмы, но поскольку процесс этот не одноразовый, требующий повседневного внимания и деликатности (ведь за каждым увольнением или назначением – человеческая судьба) то и продохнуть было некогда. Надо было эффективно подобрать и расставить кадры сотрудников крупного торгового предприятия, добиться желаемых результатов. И это получило высокую оценку, о чем свидетельствуют многочисленные почетные грамоты и знаки от руководства отрасли и профсоюза. Более пятнадцати лет проработала на этом посту Екатерина Павловна, и отсюда с почетом, знаком отличника торговли и медалью ветерана труда ее проводили на заслуженный отдых.

Коллеги и друзья как в воду глядели, когда наряду с пожеланиями здоровья и долгих лет жизни говорили о том, что не в ее характере почивать на лаврах. Хотя могла бы: в семье благополучие и достаток, дети выросли и получили высшее образование, успешно трудятся и уже обзавелись своими детьми. Особенно порадовала Оля, которая с золотой медалью окончила  школу,  медицинский институт, а затем и аспирантуру, воплотив в жизнь мамину мечту. Любопытно, что и замуж она вышла за врача, тоже выпускника ТашМИ. Правда, поженились они, еще будучи студентами. А потом Оля защитила кандидатскую диссертацию, а ее муж поступил на военную службу. Сейчас Вячеслав Лаврентьевич Хегай – полковник медицинской службы, высококлассный специалист. У них двое детей: Денис оканчивает университет в   Южной Корее, а Алена учится в Узбекском государственном университете мировых языков. Сын Екатерины Павловны – Владимир, тоже на отлично учился в двух школах – общеобразовательной и музыкальной, а потом успешно окончил ТашМИ и стал хирургом. Жена его – Наталья,  работает учительницей.   Их старшие дети Владислав и Элеонора учатся в московских вузах – он в университете, она – в медицинском институте. Так что полку медиков в роду прибавится. Ну, а младшие Коля и Виолетта пока только мечтают об этом перед окончанием школы.

Е. П. Ким с супругом Николаем

Е. П. Ким с супругом Николаем

Десять лет назад Екатерине Павловне и Николаю Сергеевичу организовали роскошный юбилейный вечер. «Первую скрипку», конечно же, сыграли Ольга и Владимир – милые дети, которые сделали все, чтобы уважить и достойно отблагодарить родителей. Это было прекрасно и волнующе до слез. Но и печально: Екатерина Павловна знала, что дни мужа, перенесшего несколько лет назад инфаркт и инсульт,, уже сочтены. Наверное, и он думал о том же, и был рад тому, что сумел дотянуть до этого торжественного дня…   Через год Николая Сергеевича не стало.

Не узнать и того, как же все-таки родители – отец Хе Пален из Пусана и мать Чен Ин Сук из Сеула оказались в Муйнаке. Понятно, что ища лучшей доли, в 1927 году они с маленьким сыном перебрались на советский Дальний Восток. Потом наступил черный 37-й, когда всех, уже пустивших здесь новые корни корейцев, погрузили в эшелоны и отправили в Среднюю Азию. А потом? Не у кого спросить…  Почему-то с годами эти вопросы все чаще волнуют Екатерину Павловну.

После смерти мужа долгое время никак не могла прийти в себя. Ведь он был и надежной опорой, и основным смыслом жизни. Что скрывать – и сейчас, бывая в гуще дел, повседневных хлопот, вдруг услышит слово, старую полузабытую мелодию, и перед глазами возникнет родной Николай, и тогда все валится из рук…  Особенно, тяжело было в первое время. Родственники и друзья, как могли, утешали, старались отвлечь от грустных мыслей. Однажды уговорили принять участие в юбилее – чествовали одну из подруг. И вот тут произошло маленькое чудо. Екатерину Павловну очень тронул танец с веерами, который исполняли приглашенные артисты из корейского фольклорного ансамбля. Возможно, встрепенулась загнанная вглубь тяга к национальному искусству, унаследованная от отца, который до переезда в Муйнак  тоже был артистом. Подошла, познакомились. Кто-то вручил ей веер и сказал: «Вам очень идет. Обязательно запишитесь к нам в «Торади». В тот момент Екатерина Павловна всерьез это приглашение не приняла. Потом подумала: а почему бы и нет. Мне 54 года, а в  ансамбле есть женщины и постарше меня. С этой мысли начался поворот в ее судьбе.

Танец с веерами. Екатерина – третья справа

Танец с веерами. Екатерина – третья справа

Четыре года она занималась в ансамбле, потом ей предложили возглавить танцевальную  группу в Акмаль-Икрамовском районе Ташкента. Согласилась, хотя группы никакой еще не было. Была лишь идея ее создания. Организовала вместе с худруком А. Каном хор «Таль пич», затем танцевальную группу «Ся даль». Они действуют и по сей день. А сама Екатерина Павловна была избрана председателем районного культурного центра, который вскоре сумела вывести в число лучших.   Она не просто проводила «мероприятия» по памятным датам и праздникам, а вела содержательную повседневную творческую работу. И в первую очередь – с детьми и подростками, которым дальше нести эстафету.  Придумывала все новые ее формы и методы, которые со временем становились общим достоянием культурных центров.   И вот столь приятная сердцу награда – поездка на историческую родину!

Все эти воспоминания как в калейдоскопе так стремительно промелькнули, что не успела заметить, как словно в сказке прошла первая встреча с соплеменниками, как ехали в бесконечном потоке машин к сияющему красотой отелю…

Домой, обогатившись массой впечатлений, свежих идей и проектов, летела с горячим стремлением быстрее воплотить их в жизнь. Ее усилия не остались незамеченными, и вскоре Екатерину Павловну избирают председателем Ташкентского городского корейского культурного центра. А еще через полтора года, на внеочередной конференции АККЦ – заместителем председателя Ассоциации. Работы, как она признается, стало в разы больше, но ей не привыкать. И потому в восьмой десяток лет, после пышного 70-летнего юбилея, устроенного детьми в сентябре 2014-го, Екатерина Павловна вступила с оптимизмом.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • мирон хегай:

    Владик класс!!без тебя не узнал бы столько о жизни уважаемой Екатерины Павловны.при встрече передай ей привет и пожелания долгой и счастливой жизни,!!!!…