Oткат в эру холодной войны

Южная Корея проводит масштабные военные учения

Reuters

Объединение Кореи неизбежно

Герман Ким, доктор исторических наук, профессор,
Заслуженный деятель Республики Казахстан,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва

В победе Ли Мён Бака в борьбе за президентское кресло сомневались немногие. За бывшего мэра столицы и депутата парламента страны проголосовала почти половина избирателей, пришедших на избирательные участки. Для Южной Кореи, где предыдущие два президента являлись либеральными демократами, такой выбор означал радикальную смену политического курса страны. Будучи зрелым и опытным политиком, обладающим задатками успешного бизнесмена он вызывал у электората надежду скорого и ощутимого улучшения жизни. Однако, сто дней спустя после инаугурации Ли Мен Бака страну охватили массовые демонстрации, зазвучали громкие призывы к импичменту президента. Правительство в полном составе подало в отставку. В некоторых материалах южнокорейских СМИ подвергались критике управленческие методы президента, приобретенные им за время руководства строительной компанией “Hyundai”. Неслучайно за ним закрепилось прозвище “Бульдозер”, так как к своей цели он двигался напролом, невзирая на препятствия, возникающие на избранном пути. С именем президента Ли Мён Бака связана резкая смена политики Южной Кореи по отношению к КНДР. «Политика мира и процветания» была свернута, произошел резкий откат в эру холодной войны.

Президент Ли Мен Бак принял за основу нового курса прекращение северокорейской ядерной программы и проведение серьёзных реформ в КНДР, изменив тем самым политику в отношении Северной Кореи, проводившуюся его предшественниками – президентами Ким Дэ Чжуном и Ро Му Хёном. Такая «прагматическая» внешняя политика, по мнению Ли Мён Бака, должна была отвечать прежде всего национальным интересам, а не идеологическим или моральным.

5 апреля 2009 года Северная Корея осуществила запуск трехступенчатого ракетоносителя «Ынха-2», (“Млечный путь -2”), что стало поводом для начала новой жесткой стратегии, названной «MB Doctrine» («Эм Би» – аббревиатура имени президента на английском языке Myong Bak) стал запуск трехступенчатого ракетоносителя «Ынха-2», (“Млечный путь -2”), осуществленный Пхеньяном Северная Корея заявляла, что цель запуска была исключительно мирной – ракета должна была вывести на орбиту Земли северокорейский спутник «Кванменсон-2». (“Яркая звезда -2”). Но, как считают эксперты, “Ынха-2” – это модификация баллистической ракеты “Тэпходон-2”, которая может использоваться как в мирных, так и в военных целях.

США, Япония, Южная Корея и некоторые другие страны заявляли, что Северная Корея нарушила резолюцию 1718 Совета Безопасности ООН от 31 октября 2006 года и провела испытания ракеты с военными целями, прикрываясь мирной космической программой.

13 апреля 2009 г. Совет Безопасности ООН осудил запуск северокорейской ракеты. На следующий день Пхеньян принял решение о возобновлении ядерной программы и вышел в одностороннем порядке из шестистороннего переговорного процесса по денуклеаризации Корейского полуострова и выслал из страны инспекторов МАГАТЭ. 25 мая того же года Северная Корея провела второе ядерное испытание.

Действия Пхеньяна привели к тому, что в ходе июньского визита 2009 г. в США президент Ли Мён Бак впервые заручился обязательством Вашингтона по предоставлению Южной Корее американского «ядерного зонтика», закрепленном в совместном документе “Обозрение будущего союзничества между РК и США”.

Во второй половине 2009 г. произошел некоторый спад напряженности в межкорейских отношениях, и в августе месяце впервые за 2,5 года состоялась встреча на уровне министров двух стран. В сентябре была восстановлена прямая военная линия связи. Пхеньян выразил готовность к организации встречи между Ким Чен Иром и Ли Мён Баком и разморозил совместные экономические проекты с Южной Кореей.

В начале января 2010 года КНДР озвучила предложение о прекращении «враждебных отношений» с США и нормализации межкорейского диалога в интересах мира и стабильности в Азии, соглашаясь вернуться за стол переговоров в формате «шестерки». Однако относительное снижение конфронтации на Корейском полуострове не отменило периодических военных стычек в пограничных районах и на море.

26 марта 2010 года в Желтом море вблизи северокорейской границы в результате взрыва затонул южнокорейский корвет «Чхонан». На борту корабля находились 104 военнослужащих ВМС РК, из которых в живых осталось только 58. По итогам расследования южнокорейская сторона считает, что корвет затонул в результате «атаки торпеды, выпущенной из малой подводной лодки КНДР». Пхеньян не признал итоги проведенного расследования и выразил готовность направить на Юг свою делегацию для проверки вещественных доказательств, однако южнокорейская сторона отказалась впустить представителей Севера.

Инцидент с подрывом и потоплением южнокорейского корвета «Чхонан привел к чрезвычайному обострению отношений. 25 мая 2010 года КНДР заморозила все связи с Южной Кореей и вышла из соглашения между Севером и Югом о взаимном отказе от агрессии, обвиняя Сеул в безрассудных провокациях.

В июле прошли совместные учения Южной Кореи и США, сопровождаемые традиционной воинственной риторикой и угрозами со стороны Пхеньяна.

Месяцем позже, Ли Мён Бак во время выступления на церемонии по случаю 65-летия освобождения страны от японского колониального режима заявил, что воссоединение Юга и Севера может пройти в три этапа:

• установление мира на Корейском полуострове на основе денуклеаризации;

• образование межкорейского экономического сообщества в интересах взаимных обменов и совместного процветания;

• создание общества национального единства.

Эти объединительные инициативы южнокорейского президента в Пхеньяне не были восприняты всерьез.

5 августа военно-морские силы Южной Кореи начали боевые учения в Желтом море. По словам южнокорейских военных, учения носили “оборонительный” характер и должны были подготовить армию к действиям в условиях непредвиденных обстоятельств или провокаций. Целью учений стала также демонстрация силы в ответ на гибель 26 марта корвета “Чхонан”. 9 августа, через несколько часов после завершения учений ВМС Южной Кореи, Северная Корея произвела 110 залпов в сторону спорной границы с Южной Кореей в Желтом море.

23 ноября того же года между Северной и Южной Кореей вновь произошла артиллерийская перестрелка в акватории острова Ёнпхендо вблизи спорной «северной разграничительной линии», в начале которой стороны обвинили друг друга.

Вышеупомянутые инциденты вскрыли целый ряд проблем в действиях администрации Ли Мен Бака в вопросах межкорейского диалога. Отказавшись от политики «солнечного тепла» и «политики мира и процветания», правительство Ли Мен Бака оказалось явно не готовым к тому, что произошло. Более того, прекращение гуманитарных поставок на Север и отказ от сотрудничества, в момент, когда там происходила смена власти, явно представляли собой непоследовательность в политике. Одновременно с этим стал очевиден проамериканский курс президента Ли Мён Бака, что безусловно, сказалось на резком ухудшении межкорейских отношений.

В сентябре 2010 года было объявлено о проведении первого с 1980 года большого собрания Трудовой партии Кореи – партконференции, на которой, вопреки всем слухам и предположениям о смертельной болезни северокорейского вождя и назначения его приемника, Ким Чен Ир был вновь переизбран на пост генерального секретаря Трудовой партии Кореи. Однако ажиотаж вокруг его кончины не прекращался.

Учитывая эти факторы, Сеул принял новый план действий в случае возникновения “чрезвычайной ситуации”, по которому предусматривалось создание на севере страны органа управления во главе с главой министерства по делам объединения страны для введения режима чрезвычайного положения”. На этот шаг администрацию Ли Мен Бака подтолкнули новые реалии: проблемы со здоровьем Ким Чен Ира, борьба за наследование власти, ядерные испытания, международные санкции в отношении Пхеньяна и кризис северокорейской экономики. На случай внезапных изменений на Севере, которые могли вызвать процесс воссоединения Кореи, предусматривалось создание Комитета национального единства во главе с президентом Республики Корея.

Весь мир был обеспокоен обострившейся до предела ситуацией на Корейском полуострове, СМИ заполнились новостями об эскалации напряженности, многие люди опасались возможных ядерных ударов Пхеньяна и начала новой Корейской войны.

У “корейского вопроса”, как теперь всем стало понятно, нет простого решения. Корейский узел не может быть разрублен мечом, то есть, он не мог быть решен военным путем. Этот путь приведет бы к новой большой войне, в которую будут вовлечены многие, не только соседние с Кореей страны. Экономические санкции, направленные на удушение КНДР или крах режима могут вызвать тяжелые последствия и голод в Северной Корее и привести к массовой неконтролируемой миграции, что в конечном итоге также выльется в военный конфликт. “Обвальное объединение”, как произошло в Германии, также не является подходящим и разумным выходом из ситуации. Корейская проблема носит сложный многоярусный характер и ее решение возможно только путем последовательной, поэтапной реализации двусторонних межкорейских и международных соглашений, а также обеспечения максимально тесного международного сотрудничества. Международному сообществу следует исходить из аксиомы долговременного сосуществования двух корейских государств, являющихся полноправными членами Организации Объединенных наций. И о том, как же происходило вхождение двух корейских государств в глобальную мировую организацию будет мой следующий рассказ.

Источник: Герман Ким

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »