«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Год лошади сквозь призму корейской традиции

(Слева) Гравюра Юхамадо изображает лошадь под ивой. Ива символизирует долголетие династии, а  лошадь символизирует верность и высокие государственные посты. (справа) На гравюре Конмадо изображены две лошади, символизирующие счастливый брак и многодетность  (фото любезно предоставлены Национальным фольклорным музеем Кореи)

(Слева) Гравюра Юхамадо изображает лошадь под ивой. Ива символизирует долголетие династии, а лошадь символизирует верность и высокие государственные посты. (справа) На гравюре Конмадо изображены две лошади, символизирующие счастливый брак и многодетность (фото любезно предоставлены Национальным фольклорным музеем Кореи)

На протяжении многих лет лошади и люди вместе делили радости и горе. С тех пор как люди приручили дикое животное, обучили его и стали применять для транспортировки, они начали воевать друг с другом.

С тех пор, как лошади начали использоваться в качестве транспортного средства, они стали важным активом, контролировавшимся правительством. На лошадях могли ездить только люди с высоким положением в обществе и по своей стоимости лошадь была равна двум или трем слугам. Будучи символом статуса, лошади использовались как средство транспортировки при жизни, а после смерти из них делали традиционные шляпы, их кожа применялась для изготовления обуви, а из их сухожилий изготавливались луки. Далее »

Анатолий Ким о романе Александра Кана “Треугольная Земля”

Анатолий Ким

Анатолий Ким

Роман «Треугольная Земля» является уникальной по глу­бине и всеохватности замысла попыткой художественно смоде­лировать эпоху перемен – распад советской империи и хаос постсоветского существования – через такую неожиданную и, казалось бы, интимную вещь, как любовный треугольник. Про­должая традиции овидиевских и апулеевских «Метаморфоз», а также смеховой культуры раблезианства, Александр Кан в фор­ме тончайших иносказаний, цитат и ассоциаций изобра­жает картину мира конца XX века, после распада вели­кой империи. А еще точнее, картину человеческих душ с их страданиями, разочарованиями, отчаянием и потемка­ми, – наконец, кругами ада — и в то же время с неунич­тожимой и стойкой верой в божественное предназначе­ние человека. Далее »

Александр Кан. Роман “Треугольная Земля”. Эпилог “В чулане”

    DSCF1439 А Л Е К С А Н Д Р  К А Н

 

     РОМАН   ” Т Р Е У Г О Л Ь Н А Я   З Е М Л Я “

 

     ЭПИЛОГ  «В ЧУЛАНЕ»

 

 

                                                                               Был очевиден и понятен

                                                                               Пространства замкнутого шар –

                                                                               Сплетенье линий, лепет пятен,

                                                                               Мелькание брачущихся пар.

                                                                               Арсений Тарковский

 

                                                       А в чем ИСПОВЕДЬ, если нет греха.

                                                       Может быть, исповедь в радости. 

                                Самая главная самая настоящая  радость и есть, 

                                                       Когда слезы и над бездной

                                                       Евгений Харитонов

 

 

I

 

– Проклятые иммигранты! – сказала Гертруда и отвернулась от окна. Этот щуплый мальчик, появлявшийся в их дворе, и, очевидно, поселившийся в соседних домах с недавних пор, страшно раздражал ее, – своим смехом, выговором с акцентом, криками, дурацкими играми, стучанием мяча о стенку,  но особенно тем, хотя, быть может, это должно было раздражать ее в меньшей степени,  что он часто стоял под дождем, как сейчас, задрав лицо,  и глядел на небо, – мальчик словно не от мира сего, весь до ниточки вымокший,  стоял так часами, неподвижно, и улыбался, ну совершенно идиотской улыбкой. Далее »

Александр Кан. Роман “Треугольная Земля”. Книга третья “Доктор Чхоен”. Гл. 8 – 13

     DSCF1439А Л Е К С А Н Д Р  К А Н

 

    РОМАН  ” Т Р Е У Г О Л Ь Н А Я   З Е М Л Я “

 

     КНИГА ТРЕТЬЯ  «ДОКТОР  ЧХОЕН»

 

 

VIII

 

Излечиться, ожить,  наполниться  радостью,  и – вдруг оказаться в плену старой болезни, в лапах темной и липкой старухи, – могла ли Анна такой исход ожидать?  Причем доктор, сидевший напротив, даже бровью не шевельнул,  а старуха уже теснила, сжимала ее, – вот-вот и проникнет в нее,  и  – расползется    по ее углам.  Темнота окрест тем временем все больше сгущалась и зияющим абажуром,  казалось, уже нависала над головой.  Ловушка,  подумала Анна, дрожа в объятиях Лилит от отвращения, а та ее вдобавок зачем-то ущипнула,  и через мгновение Анна поняла,  что так ей велят глядеть на сцену, где музыканты… Далее »

Александр Кан. Роман “Треугольная Земля”. Книга третья ” Доктор Чхоен”. Гл. 1- 7

DSCF1439 А Л Е К С А Н Д Р  К А Н

 

     РОМАН  ” Т Р Е У Г О Л Ь Н А Я   З Е М Л Я “

 

     КНИГА ТРЕТЬЯ  « ДОКТОР  ЧХОЕН »

 

 

                                                       Кто он, третий, вечно идущий рядом с тобой?

                                                        Когда я считаю, нас двое, лишь ты да я,

                                                        Но когда я гляжу вперед на белеющую дорогу,

                                                        Знаю, всегда кто-то третий рядом с тобой.

 

                                                                                                 Томас Стернз Элиот

 

I

 

О, неужели Саша думал,  что если он покинул мир  и  устремился  в другой,  а потом вдруг решил вернуться, то тот, оставленный им мир будет ждать его с распростертыми объятиями?  О,  нет и нет! Ведь никакое место пусто не бывает,  и в лучшем случае затягивается пленкой рутины, покрывается хлопьями  повседневности,  а в худшем,  как в случае  Саши, просто-напросто кто-то занимает его,  и не только никогда не потеснится,  а, не долго думая, даст возвратившемуся такой отпор, что дух последнего может вполне покинуть его тело, и мир, в который он так спешно возвращался,  уже не будет иметь для него никакого значения. Тем более Дух в отличие от Души никогда никуда не возвращается,  а лишь тоскует, глупый, по неземным высотам, а раз тоскует, то с точки зрения неба, совсем и не важно,  чей удар встретил Сашу на пороге родного подъезда, – рядового ОМОН или темного хулигана,  его все равно снесли на обочину этого мира,  и если пока не уничтожили, то опять же по каким-то сугубо  земным причинам, учитывавшим не Дух, но только тело его. Далее »

Александр Кан. Роман “Треугольная Земля”. Книга вторая “Поздние заплачки”

     DSCF1438А Л Е К С А Н Д Р  К А Н

 

     РОМАН  ” Т Р Е У Г О Л Ь Н А Я   З Е М Л Я “

 

     КНИГА ВТОРАЯ  «ПОЗДНИЕ  ЗАПЛАЧКИ»

 

 

 

                                                                        По сумрачной реке уже тысячелетье

                                                                             Плывет Офелия, подобная цветку.

                                                                                                Артюр Рембо

 

I

 

Герман Вольбонович Ким понимал,  что спорить с Гертрудой бессмысленно, что если она решила начать строительство их семьи с Женечки, то значит,  – с Женечки, и все так и будет, а иного не дано: пасынок, отчим и мачеха,  – с одной стороны,  муж,  жена и любовник,  с другой, – универсальная формула для троих, главное, чтобы все были вместе, чтобы никто друг от друга не уходил,  не бросал,  не расставался, не рвал на своей  голове волосы,  в темном сыром одиночестве не ползал в отчаянии по коридору, не пытался собрать осколки семьи, – в общем, все то, ради чего Герман безоговорочно принимал любые капризы и пожелания Гертруды,  и то,  чего у него не было никогда, пока он не встретил Гертруду, – о, истинные мужья мира, встретьте наконец свою Гертруду! Далее »

Александр Кан. Роман “Треугольная Земля”. Книга первая “Бешеный жених”

DSCF1438А Л Е К С А Н Д Р   К А Н

РОМАН  ” Т Р Е У Г О Л Ь Н А Я   З Е М Л Я “

КНИГА ПЕРВАЯ « БЕШЕНЫЙ  ЖЕНИХ »

 

 

                                                                        Страх дремоту прогнал;

                                                                        с покрывал поднимаюсь в испуге

                                                                        и покидаю, вскочив, ложе пустое  

                                                                        мое.

 

                                                                        Публий Овидий Назон

 

 

I

 

 

– А теперь пусть наши дети погуляют, – тихо произнесла Соня, объявила как приговор, и попыталась улыбнуться, но вместо улыбки получился оскал,  – скрывая волнение,  она провела ладонью по дрожащим губам, Ваня осторожно взял ее под локоть,  другой рукой Нору,  – подвел к беседке: вошли и сели, две скорбные женщины, почему-то обе одетые в черное, вдобавок, в черных платках, Ваня сел между ними, – слугою траура, и все трое замерли.

– Старые они!  – вдруг сказала Нина и повела Сашу к  перелеску,  – Пойдем, я не люблю, когда старость смотрит в затылок. Сверлит… Далее »

Александр Кан. Роман “Треугольная Земля”. Пролог “В чулане”

DSCF1438А Л Е К С А Н Д Р    К А Н

Т  Р  Е  У  Г  О  Л  Ь  Н  А  Я     З  Е  М  Л  Я 

р о м а н

1994 – 1999

П а м я т и  И. М.  и

т р у б а д у р а м  о т ч а я н н ы м 

п о с в я щ а е т с я

Земля – это то, что помогает убежать от опасности, и одновременно то, что в виде расстояния «разлучает» нас с детьми и возлюбленной, что иногда  ощущается как тягостный подъем на гору, а иногда как упоительный спуск с горы. Земля сама по себе, очищенная от идей, которые по ее адресу человек наизобретал, в итоге не является никакой «вещью», но только незавершенным набором открывающихся нам возможностей и – невозможностей.

Хосе Ортега-и-Гассет

Далее »