«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Александр Кан. Стыд (О пугливых ящерицах, о детских перевертышах и счастливых реках)

Александр Кан. 2012 г.

Александр Кан. 2012 г.

Не созрел ли человек настолько, чтобы выстоять
в своей судьбе на основе своей сущности,
без всякой мнимой подмоги
чисто внешних мер?

Мартин Хайдеггер

I. МОЛВА, ЧТО ТЕМНЕЕ НОЧИ

Чем больше мы, братья и сестры коре сарам, по этой земле рассеяны, чем дальше мы, разделенные государственными границами, друг от друга находимся, тем зримее и отчетливей я вижу поле, –огромное зеленое поле, на котором мы все живем, со своими семьями, в своих домах, на просторных участках, – растим детей, работаем, занимаемся домашними делами, празднуем семейные и календарные праздники, ходим к соседям в гости, – дружим с ними, ссоримся и миримся, строим детям и родственникам новые дома, – в общем, живем, управляемся со своей жизнью, и ни на что не жалуемся. А на краю этого сказочного поля находится кладбище, которое мы исправно посещаем, поминаем там своих близких, плачем, на мгновение задумываемся о вечности, слушаем тишину, врастая в нее всем своим существом и, словно на мгновение стираясь с лица земли, умираем… Далее »

Хан В. С. “Корё сарам: кто мы?”

Новый рисунок

Хан Валерий

Хан Валерий

Хан Валерий Сергеевич – заместитель директора и ведущий научный сотрудник Института истории АН РУз. Окончил философский факультет и аспирантуру МГУ. Кандидат философских наук, доцент. Область научных интересов – философия, социология, этнология и корееведение. Работал в Таш ГЭУ, ИПК при ТашГУ, УНЦ АН РУз, университете Хосо (Корея). Автор 80 научных трудов, опубликованных в различных странах мира на русском, узбекском, английском, корейском и японском языках. Выступал с докладами на более чем 40 международных конференциях в Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане, Армении, Украине, России, Турции, Индии, Венгрии, Германии, Франции, Корее, США и Новой Зеландии. Участник национальных (ГКНТ РУз) и международных проектов (Корея, Европа, США). Член редколлегии научных журналов в Казахстане, Индии и Корее.

Посвящается моим родителям:

Сергею Михайловичу Хану и Аделии Сергеевне Сон

Предисловие

«Коре сарам: кто мы?». Под таким названием в 1998 г. в Сеуле вышла книга, написанная мной и моим отцом, доктором философских наук, профессором Сергеем Михайловичем Ханом, одним из организаторов корейского движения в СССР в годы перестройки. Книга была написана в 1991-1992 гг., но из-за финансовых трудностей она увидела свет лишь семь лет спустя, причем, на корейском языке. Некоторые части книги, в том или ином варианте (большей частью, в переработанном виде), были опубликованы на русском и других языках (английском, японском, корейском, узбекском) в различных научных сборниках и журналах, на страницах прессы. А некоторые темы, поднятые в ней, стали предметом исследования на протяжении ряда лет и вылились, в конечном счете, в самостоятельные книги и проекты. Так, например, случилось с темами «кобонди», «этнокультурной идентичности коре сарам» и «трудовой армии». Далее »

Ким Г. Н. История иммиграции корейцев. Книга первая. Вторая половина XIX в. – 1945

Ким Герман Николаевич

Ким Герман Николаевич

Дайк-Пресс

Алматы, 1999
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ
ИМЕНИ Р.Б. СУЛЕЙМЕНОВА

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИИЯ СЕРИИ
«КАЗАХСТАНСКИЕ ВОСТОКОВЕДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ»

М.К. КОЗЫБАЕВ, Б.Е. КУМЕКОВ, М.Х. АБУСЕИТОВА, К.А. ПИЩУЛИНА, К.Т. ТАЛИПОВ, Ю.Г. БАРАНОВА, Б.А. КАЗГУЛОВ
(АЛМАТЫ, КАЗАХСТАН)

С.Г. КЛЯШТОРНЫЙ (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, РОССИЯ)
А.М. ХАЗАНОВ (МЕДИСОН, ВИСКОНСИН, США)

доктор исторических наук, профессор С.К. Козыбаев
доктор политических наук, профессор К.Л. Сыроежкин

ISBN 9965-441-10-3

DSC09043В первой книге монографии «История иммиграции корейцев» (424 стр.) исследуется круг проблем, связанных с начальным этапом иммиграции корейцев в российское Приморье, Маньчжурию, Америку, Японию, который начался во второй половине XIX в. и завершился с окончанием второй мировой войны. Автор сконцентрировал внимание на анализ причин переселения, динамики иммиграционных волн, возрастно-половой и социального состава иммигрантов, географии расселения в странах-донорах. Картина массового исхода корейцев предваряется теоретическим осмыслением основных понятий, используемых в исследовании и классификацией иммиграции по основным характеристикам: типу, виду и форме. В книге освещаются аспекты внутриполитического и международного положения Кореи на рубеже прошлого и нынешнего столетий, детерминировавших массовую эмиграцию за пределы полуострова.
В научный оборот вводится обширный массив источников в виде архивных материалов, статистических данных, периодической печати и мемуарной литературы, составивший солидный фундамент для научной исторической реконструкции исследуемого объекта.
Содержание первой книги раскрывает предпосылки социально-экономической адаптации иммигрантов, изменения правового статуса, создания основы современной жизнедеятельности зарубежных корейских диаспор.
Книга рассчитана на историков, востоковедов, преподавателей, аспирантов и студентов, а также предназначена для широкого круга читателей, интересующихся прошлым, настоящим и будущим зарубежных корейцев. Далее »

Кухня Корё сарам в Узбекистане

Фото Виктора Ана из серии "Ушедшие технологии"

Фото Виктора Ана из серии “Ушедшие технологии”

Лилия Николенко

По окраинам Ташкента, в Чирчике, в населённых пунктах Ташкентской области, трудно не заметить множество уютных домашних кафе с надписями на русском и корейском языках. Да и любой Ташкентский ресторан с традиционной узбекской кухней обязательно предложит выбор корейских супов или салатов. Корейская кулинарная культура настолько плотно вошла в жизнь коренных жителей Средней Азии, что стала «своей».  Далее »

Фото сольного концерта Зои Цой с эстрадно-симфоническим оркестром Узбекистана

Заслуженная артистка Узбекистана Зоя Цой

Заслуженная артистка Узбекистана Зоя Цой

18 декабря 2013 г. в 18-00 в Большом зале консерватории состоялся сольный концерт Заслуженной артистки Узбекистана Зои Цой в сопровождении Национального эстрадно-симфонического оркестра под управлением художественного руководителя и главного дирижера Заслуженного деятеля искусств, профессора Алишера Икрамова. Далее »

История одного здания

lalande

Вряд ли в Корее можно найти здание с более драматической историей, чем Дом генерал-губернатора (조선총독부청사, 朝鮮總督府廳舍). На протяжении 70 лет оно успело побывать зданием колониальной администрации, американской администрации, правительства Кореи и Национальным музеем.

19350435

Проект де Лаланде

В 1910 году Корея, как известно, была аннексирована Японией. Первый генерал-губернатор, Тэраути Масатакэ, жил в бывшем Доме генерал-резидента, а работал в главном дворце Кореи Кёнбоккун. Однако уже тогда встал вопрос о том, что колониальной администрации требуется свое особое здание – Кёнбоккун, несмотря на то, что был символом императорской власти, на взгляд японца выглядел достаточно невзрачно. Здание получили проектировать немецкому архитектору Георгу де Лаланде, он был достаточно известным человеком в Японии, и по его проектам уже было построено несколько зданий. Увы, де Лаланде скончался в 1914 году. Проект передали японскому архитектору Номуре Итиро, который был известен тем, что до этого спроектировал Дом генерал-губернатора Тайваня. Проект Номуры и его коллеги Куниэды Хироси был принят и в 1916 году строительство началось. Место было выбрано просто: Кёнбоккун. Часть дворцового комплекса была снесена, а главные ворота Кванхвамун – перевезены в соседний район. Первоначально Кванхвамун планировалось тоже снести, но после того, как в его защиту выступил архитектор Кон Вадзиро, было принято решение их сохранить. Строительство Дома продолжалось 10 лет и на него было потрачено 6 млн иен – сумма по тем временам более, чем приличная. Открытие состоялось 1 октября – в годовщину учреждения поста генерал-губернатора и издания Базового указа о Корее. Далее »

Охрана “Утреннего спокойствия”: стражи корейских деревень – Соттэ, Чансын

Стражи корейских деревень - Соттэ и Чансын в парке им. Вали Котика в Ташкенте (сейчас их нет, проект по неизвестным причинам не состоялся). Фото и комментарий - Tatyana Vavilova

Стражи корейских деревень – Соттэ и Чансын в парке им. Вали Котика в Ташкенте (сейчас их нет, проект по неизвестным причинам не состоялся). Фото и комментарий – Tatyana Vavilova

Д. А. Самсонов
Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН

На протяжении многовековой истории Кореи — «Страны утренней свежести» — на ее территории получили развитие крупнейшие религиозные и морально-этические учения: буддизм, конфуцианство, христианство. Однако ни одному из названных учений не удалось оказать доминирующего влияния на религиозное мировоззрение корейского народа.

Изучая корейскую религиозную жизнь, исследователю порой приходится сталкиваться со сложным переплетением различных религиозных систем и культов. На духовную жизнь южного корейца продолжают оказывать влияние как доктрины крупных мировых учений, таких как буддизм, конфуцианство, христианство, так и древнейшие верования: тотемические, шаманские, культ предков, гор и др. Религиозную систему, сложившуюся у корейцев, некоторые ученые определяют как сложное компромиссное сочетание элементов всех упомянутых выше учений[1]. Далее »

Маэстро: “Я вырос на Куйлюке…”

Фото Марка Ли. Анатолий Кан

Фото Марка Ли. Анатолий Кан. Он мечтал стать великим домристом…

Владимир ЛИ

Впервые мы встретились с ним лет пять-шесть назад в Учтепинском районном культурном центре города Ташкента. Анатолий Тимофеевич Кан руководил  здесь (и до сих пор руководит!) женским хором. В ту первую нашу встречу худрук терпеливо наигрывал  на баяне корейскую мелодию, а пожилые певицы делали отчаянные попытки подогнать под эту мелодию текст новой песни. «Итак, раз, два – начали…» – несмотря на неизбежные в таких случаях репетиционные неувязки, голос маэстро звучал  тепло и доброжелательно.  Женщины очень старались, и, в конце концов, после многократных попыток песня зазвучала в нужном для композитора русле. Далее »

Translate »