«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Фестиваль “Мост в Корею” 14-15 июня у фонтана “Дружбы народов” на ВДНХ

10269654_689392984453328_5223290096587638091_n

14-15 июня в ВДНХ планируется масштабный фестиваль, в рамках которого состоится знакомство с традиционной и современной корейской культурой и кухней. 

Почетный посол Виктор Ан и его жена У Нари

В рамках фестиваля Вас ждут:
– популярная корейская группа Block B,
– труппа корейского театра «МИСО»,
– информационный стенд,
– мастер-класс корейской кухни и дегустация,
– Lotty&Lorry.

Также в рамках фестиваля пройдет отборочный тур K-Pop World Festival 2014. Далее »

Корейский суд в России

Pictures10

В селе Синеловке, расположенном в 30-40 верстах от с. Никольского, живёт известный корейский кулак П. Несколько лет тому назад он ездил в Корею и там выхлопотал себе некий корейский чин, на что получил диплом от корейского правительства. Возвратившись в Синеловку, П. объявил корейцам, что он отныне «чиновник» корейского королевства, и стал требовать от них отдачи ему чести по-корейски, как чиновнику и как начальнику. Корейцы, одни побаивались его и чествовали по обычаю, — другие же не ставили его ни во что и не признавали в нём никакого чиновника. Это последнее злило «чиновника», и есть слухи, что за неотдачу чести некоторых из корейцев били весьма сильно. Два случая докажут читателям, что эти явились не без основания, но почему-то прошли не замеченными русской полицейской властью.

В 1897 году у «чиновника» явилось желание побывать на именинах у одной корейской особы, где он должен был быть по приглашению.

Для пояснения считаю не лишним сказать, что корейские именины рознятся от русских тем, что русские люди справляют их ежегодно, а корейцы всю жизнь один раз, в то время, когда им исполняется 60 лет от роду. Вернее, корейцы справляют даже не именины, а юбилей; но так как русские, живущие вблизи, или среди корейцев, назвали это их празднество именинами, то так называю и я. После окончания 60 лет, собираются родственники и чествуют именинника, причём главным образом, собираются старики, которые прожили уже 60 лет. Каждому из них подаются маленькие столики, на которых разложены угощения: ломтики свиного мяса, кровяная корейская колбаса из чумизы и крови, «ударь-хлеб» (известен под этим названием у русских, так как приготовляется не в печке, а в корыте, продолжительным битьём деревянными молотками), затем салат (солёная китайская капуста), редиска солёная и соя. Во время обеда корейцы обносятся сулей (она же ханшин) и многие из них напиваются до того, что уже больше нельзя. Далее »

И. Канунов. «ИРБО»

Корейская слобода во Владивостоке

Корейская слобода во Владивостоке

И. Канунов

«ИРБО»[1]

–  Ирбо!.. Эй, ирбо!.. Работа!..

При первом же звуке этих призывных слов Цой-Ким нервно вздрогнул и тревожно огляделся вокруг, соображая, откуда несется зов и по какому направлению надо бежать. Взглянув вправо, он увидел перед воротами одного дома звавшего его солдата…

– Ирбо!.. Работа!..

Цой-Ким, что есть мочи, бросился в ту сторону, поддерживая на бегу одной рукой болтавшуюся на спине рогульку, сильно мешавшую ему свободно двигаться. Но в то время, когда Цой-Ким, напрягая последние свои силы, бежал на гору, два других таких же рогульщика, как и он, сломя голову летели туда же с горы и предстали, запыхавшись, значительно раньше перед солдатом. Когда подошел туда же Цой-Ким, уставший окончательно и задыхающийся, то солдат, махая рукой и отрицательно качая головой, сказал:

– Твоя не надо!.. Только два надо, три не надо!..

Цой-Ким грустно посмотрел в спину повернувшегося во дворе с двумя корейцами солдата и с тяжёлым вздохом опустил руки на свою палку, которой он обыкновенно подпирал свою ношу во время передышек.

–  Опять неудача! — мелькнуло в голове Цой-Кима. Он продолжал стоять в той же позе, пока из ворот не вышли двое счастливых соперников, сгибаясь в три погибели под тяжёлой ношей и следуя мелкими, но ускоренными шагами за своим нанимателем. Проводив их завистливыми глазами, Цои-Ким положил палку свою под мышку, засунул, по обыкновению, руки в широкие рукава своей ватной, донельзя грязной «белой» куртки и медленно пошёл по улице. Он пытливо заглядывал во дворы — не перепадёт ли ему какой-либо работы, но на все свои предложения: «работа есь?» — получал одну и ту же фразу: «не надо, проваливай!», причём в одном месте ему за такое предложение чуть не намылили даже шею… Далее »

Это эхо прошедшей войны

Участники ВОВ

«Его мама всю жизнь ждала весточку о сыне, хотя бы о месте захоронения. Она скончалась в 1987 году, унеся с собой эту вечную печаль». Это строки из прошлогодней публикации в нашей газете (репортаж «Их подвиг не меркнет в веках», март 2013 г.). Тогда в костанайском Доме дружбы прошла презентация книги, ставшей раритетной – «Советские корейцы на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Материнская печаль, как пепел Клааса, и сегодня не даёт покоя автору. Ведь на той читательской конференции, как поведала газета, случилось непредвидимое событие.

Вот следующие строки: выход на сцену почтенной Феодосии Тимофеевны стал полной неожиданностью для всех. С большим волнением она говорила, что впервые, за многие десятилетия узнала о судьбе своего племянника Константина Георгиевича Кима. Он считался без вести пропавшим. А в книге опубликованы официальные данные о трагическом завершении его ратного пути. Указаны место, конкретный адрес: похоронен в г. Черткове Тернопольской области Украинской ССР. Другие сведения скупые, в них оповещается, что данные о бойце К. Г. Киме взяты в первоисточнике «Именной список безвозвратных потерь рядового и сержантского состава 183-й стрелковой Харьковской Краснознамённой дивизии. (ЦАМО РФ. Ф.58. Оп.1802.Д.326.Л.219). Далее »

То, что нас объединяет

словно(1)

Ровно полтора века назад первые корейские переселенцы пересекли границу Российской империи. Сегодня полумиллионное население постсоветских корейцев является одной из заметных и весомых этнических групп в своих странах. В честь 150-летия проживания корейцев в России и СНГ, приказом Министра регионального развития Российской Федерации И. Н. Слюняева утвержден целый ряд мероприятий на правительственном уровне, посвященных этой дате. Одним из таких мероприятий стала научно-практическая конференция на тему «Корейцы стран СНГ: общественно-географический синтез за 150 лет», проходившая в городе Новосибирске 19 апреля.

Высокий уровень организации и теплый прием были достигнуты благодаря вдохновителям и организаторам конференции: депутату Новосибирского областного Совета Вениамину Паку, президенту национально-культурной автономии корейцев Новосибирской области Борису Тену, а также проректору Новосибирского государственного технического университета, профессору Евгению Цою. В работе конференции приняли участие ученые из России, Казахстана, Узбекистана и Республики Корея. Они представили такие учебные заведения и научные центры, как Новосибирский государственный технический университет, Институт археологии и этнографии СО РАН, Университет Донгук, Томский государственный университет, Высшая школа экономики, Югорский государственный университет, Оренбургский государственный университет, Казахский национальный университет имени аль-Фараби, Ташкентский государственный институт востоковедения. Далее »

Кореец-носильщик и лощадь (уличные картинки)

9f29eadf

«Блаженны милующие и скотину»

Жарко, душно… По Светланской улице клубится пыль от лёгкого порыва ветра и от проезжающих экипажей. Пыль эта насыщает воздух, покрывает густым слоем зелень, лезет в глаза, в уши, затрудняет дыхание. В такой-то день на одном из бойких мест названной улицы стоял тяжело нагруженный дровами воз. Запряжённая в него вороная клячонка, видно, обессиленная, упала и силилась подняться на ноги, но оглобли и вся упряжь делали невозможными её потуги. Хозяин лошади и воза — здоровенный рыжий мужик, суетился около животного и ругался:

-Ну-у!.. Но-о… Что ж ты, язви тя, не подымаешься!..

И он стал бить со всего размаха ногой по животу лошади. — Ах, чтоб ты подохла, окаянная животина!.. Он взял за уздцы и стал тянуть вперёд, цокая одобрительно, но измученная в конец лошадь только бессильно барахталась между оглоблями, стараясь подняться на трепетавшие ноги. Тогда мужик взял с воза здоровенную дубину и стал бить лошадь по чём ни попало: по спине, по животу, по рёбрам, по голове — по умным грустным глазам. Кровь струилась по морде лошади и, смешиваясь со слезами и потом, капала на пыль улицы. Лошадь вздрагивала, рвалась подняться не то с каким стоном, не то кряхтеньем и снова падала. Проклятия мужика сыпались с ударами на лошадь: мужик озверел. Проходили люди по тротуару, мимоходом взглядывали на эту картину и молча продолжали путь. Тут же недалеко стоял полицейский солдат и, закинув за спину руки, флегматически созерцал эту расправу. Раз только какой-то господин остановился в созерцании картины, потом подошел к мужику, и проговорил кротко:

— За что ты бьёшь бедную лошадь? Видишь, она как устала, — видно, и голодна… Распряги её и она сама встанет. Далее »

Инчхон в романе Син Гёнсук «И Чжин»

Ким Чжэёль. Вид на порт Чемульпхо с побережья

Ким Чжэёль. Вид на порт Чемульпхо с побережья

В следующих отрывках перед нами предстаёт порт Инчхон, каким его увидела главная героиня романа Син Гёнсук «И Чжин». В этом романе о любви придворной танцовщицы и французского дипломата в эпоху Чосон рассказывается реальная история женщины по имени И Чжин, которая, влюбившись в Виктора Коллена де Планси (Victor Collin de Plancy), прибывшего в Корею в качестве первого консула Франции после подписания в 1886 году корейско-французского договора, впоследствии отправилась вслед за ним в Париж.

Пак Хёнсук, писатель-фрилансер

Дорога до порта заняла полных три дня. Они ехали по извилистым горным тропам, по новым пыльным шоссе, по гравийным дорогам, откуда открывался вид на реку, где на воде держалось несколько деревянных лодок.

Теперь они ехали вдоль межей рисового поля с только что высаженной бледно-зелёной рассадой, колышущейся на ветру. Они ехали мимо кустов сумаха, вишнёвых деревьев, вязов, потом мимо цветущих ноготков, ирисов, одуванчиков и дальневосточной калины. Увидев дикорастущие пионы, сделали короткую остановку. Она вбирала глазами все детали пейзажа, мелькавшего снаружи паланкина, спрашивая себя, доведётся ли ей увидеть его вновь.

Впервые в жизни она увидела простирающиеся без конца и края литорали пепельного цвета. Далее »

Translate »