«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

В. М. Янковский. Нэнуни. Война

f6b36859bcf3Обстановка на Дальнем Востоке накалялась год от года, однако, хотя о возможном конфликте с Японией и поговаривали, в войну верили мало. И вдруг, запалив коня, из Славянки с пространной телеграммой прискакал нарочный. В телеграмме сообщалось, что Япония вероломно напала на нашу эскадру в Порт-Артуре, после чего объявила войну. Командующий гарнизоном Владивостока срочно вызывал Янковского и Гека. Они вернулись через два дня, и Михаил Иванович разослал гонцов, требуя на совещание старшин всех деревень, входящих в состав возглавляемого им отряда самообороны. В назначенный день у коновязи сидеминского двора собралось десятка полтора лошадей, в основном уроженцев этого хутора.

В столовой дома-форта, вдоль длинного, более чем на двадцать персон стола расселись усатые и бородатые старосты деревень и урочищ Посьетского района: Верхнего и Нижнего Сидеми, Славянки, Адими, Брусьев, Перевозной.

Корейцы были одеты и пострижены по-разному. Кто в русской тужурке и брюках, кто в корейской национальной рубахе и жилетке, в широких домотканных шароварах. Головы одних были коротко острижены, другие еще носили на макушке сплетенные из собственных волос шишки, заколотые длинной серебряной иглой. У многих в редких, свисающих усах и жидких бородках, уже пробивалась заметная седина. Все прибывшие были старыми, испытанными соратниками Нэнуни и Гека.

За четверть века корейские переселенцы научились ломанно, но уверенно объясняться по-русски. Многие крестились, приняли православные имена: теперь Син Солле был уже Шин Петр Иванович, староста деревни Адими — Ма Тон Сиг — Магай Иннокентий Викторович, старший поселка Брусья Чё Чун Бон — Цой Василий Прокофьевич… Кимы, Паки, Ханы сохранили свои фамилии без изменений, однако русские имена и отчества обрели все старожилы. Молодежь усердно училась в школах и говорила по-русски свободно.

Но на собрании присутствовали не только корейцы. Кроме Гека тут был мул? Лизы Василий Васильевич Пауэре с мыса Турек, Семен Аверьянович Ануфриев из Славянки, Пономаревы, Гене и Худяковы с берегов Амурского залива. Все они дружно оберегали покой и порядок на этой узкой полоске русской земли. Когда все приглашенные расселись вокруг стола, Михаил Иванович начал: Далее »

Подвигу офицеров и матросов “Варяга и “Корейца” – 110 лет

Подвигу офицеров и матросов "Варяга и "Корейца" - 110 лет

Подвигу офицеров и матросов “Варяга и “Корейца” – 110 лет

https://varyag.co.kr – создан памятный сайт, посвященный годовщине подвига крейсера 1 ранга и канонерской лодки “Кореец”

“Врагу не сдаётся наш гордый Варяг” – эти слова песни до сих пор известны каждому школьнику нашей страны. Но помним ли мы, какой именно подвиг совершили русские моряки вдали от Родины?…

9 февраля 2014 года состоится 110 годовщина героического боя бронепалубного крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой в бухте у Чемульпо. Эти события произошли в 1904 года у берегов современного Инчхона. Поистине храбрый поступок русских офицеров и моряков не может не волновать сердца. В бухте Чемульпо в то время находились корабли Великобритании, Франции, Италии и США. По всеобщему мнению, наши моряки совершили подвиг. Они вступили в бой с явно превосходящими силами противника, четко зная, что идут на смерть. Весть о героическом морском сражении быстро распространилась по всему миру. Даже японское правительство, поражённое подвигом экипажей «Варяга» и «Корейца», представило В.Ф. Руднева к высокой боевой награде. Далее »

Дядя и голодные собаки. Откуда и почему взялась история про страшную казнь регента

Иллюстрация: Рэнди Биш / politicalcartoons.com

Иллюстрация: Рэнди Биш / politicalcartoons.com

Пока мы праздновали, мировые СМИ рассказали о Северной Корее Нечто Ужасное. Сообщалось, что внезапно снятый со всех постов, арестованный и приговоренный к смерти Чан Сон Тхэк, до недавнего времени являвшийся вторым лицом в государстве, умер страшной смертью: его якобы живьем скормили голодным собакам. Это сообщение вызвало усмешки у большинства специалистов, но вот широкая публика восприняла его на удивление серьезно.

Северная Корея – страна очень закрытая для внешнего мира (хотя, впрочем, не настолько закрытая, как считают многие). Туристом туда съездить достаточно просто – были бы деньги, но мало где в мире туристы до такой степени изолированы от повседневной жизни страны и ее населения. О северокорейской политике и даже о жизни обычных северокорейцев туристу узнать практически невозможно. Далее »

Татьяна Габрусенко. «Ким Ир Сен сегодняшнего дня»? КНДР под властью Ким Чен Ына

2014-01-08_224646.jpg.600x450_q85

Ким Чен Ын. Фото ЦТАК

Иногда мне кажется, что если бы нынешний руководитель КНДР Ким Чен Ын вышел на площадь Ким Ир Сена без штанов,  у некоторых наших экспертов по Северной Корее нашлись бы крайне убедительные, серьезные объяснения целесообразности данного поступка. Они бы, например, стали уверять, что молодой вождь пытается таким путем возродить традиционный обряд обращения к богине плодородия. То, что такой богини в Корее никогда не было, для эксперта несущественно, ибо у него своя Корея. Корея, в которой, например, муж тети не считается родственником и его арест и казнь – в порядке вещей. Далее »

Станция Ин

ст. Ин

ст. Ин

Станция Ин находится на Транссибирской магистрали в райцентре Смидовичи ЕАО. В, казалось бы, незначительном уточнении, что ст. Ин и райцентр Смидовичи находятся в одной географической точке для меня, это целое открытие по двум причинам.

Первое, мне было известно по книге Ким Сын Хва. Очерки по истории советских корейцев. Часть II, что: “В начале января 1922 г. корейские партизанские отряды под командованием Ли Ена сконцентрировались в районе Ин. По решению Приамурского реввоенсовета из партизанских отрядов Ушумуна, Свободного и Благовещенска были сформированы корейские полки (ЦГАСА, ф. 366, оп. 1, д. 9, л. 3; ф. 117, оп. 1, д. 4, лл. 46-48). Далее »

Н. В. Кюнер. Корейцы в Дальневосточном крае

Pictures11

Н. В. К ю н е р

КОРЕЙЦЫ В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ КРАЕ[*]

  1. Общие замечания. Среди разноплеменного населения ДВК (Дальневосточный край. – А Р.) и в особенности Приморья корейцы после русских являются наиболее многочисленной национальной группой, превосходя ныне по численности даже ки­тайцев, которые еще не так давно (до революции) имели перед ними первенство в этом отношении. В отличие от тех же китайцев, которые чаще меняются в своем со­ставе, в большинстве случаев лишь временно проживая на русской территории, ко­рейцы, за исключением некоторого числа сезонных рабочих, обычно переселялись в русские пределы на долгое время, во многих случаях навсегда, тем более, что са­мое распространенное между ними занятие – земледелие, прочно связывало их с но­вой родиною. Однако и в составе корейцев происходили и происходят изменения, обусловленные смертью, возвращением на прежнюю родину и другими причинами, зачастую ускользающие от внимания местной администрации, так как на место умерших членов семьи в посемейные списки вносились в эпоху царской администра­ции, отчасти и теперь, их родичи, а возвращавшиеся в Корею отдельные хозяева пе­редавали земельные наделы и свои имена новым выходцам оттуда. При всех этих оговорках корейцы в ДВК должны рассматриваться в качестве устойчивого колони­зационного элемента, связавшего себя с краем крепкими узами, как часть его посто­янного населения. Далее »

Р. Ш. Джарылгасинова. Историческая топонимия корейских поселений на российском Дальнем Востоке (вторая половина XIX – начало XX в.)

Pictures10

Светлой памяти Учителя – Георгия Федоровича Кима – посвящаю

Во второй половине XIX в. Россией было заключено с Китаем два договора: Айгунский договор 1858 г. и Пекинский трактат 1860 г. Первый признавал за Россией ее власть в Приамурье, а согласно второму – к России перешло Приморье. С 1860 г. южная граница Приморской области была доведена до р. Туманган, по которой – в нижнем ее течении – стала проходить русско-корейская граница. После подписания Пекинского трактата в состав Приморской области был включен обширный Южно­Уссурийский край, который граничил с севера с Удским краем, с запада – с китай­ской Маньчжурией, с северо-запада – с Уссурийским казачьим округом; с юга – час­тью с Маньчжурией, а также с Кореей, с востока омывался водами Татарского пролива и залива Петра Великого.

К началу 60-х годов XIX в. относится и появление первых корейских переселен­цев в Южно-Уссурийском крае (хотя, возможно, единичные случаи проникновения на эту территорию корейцев имели место и в более ранний период). Однако, несо­мненно, попыткам корейцев закрепиться на этой земле, селиться здесь семьями и ос­новывать небольшие селения премного способствовали появление и укрепление здесь российских военных постов. Так, в 1860 г. из Хабаровска в Приморье прибыли две роты 3-го линейного батальона, которые образовали ряд военных постов: в Посьете, Раздольном, Никольском, Угловом и других местах1. В 1860 г. в заливе Посьета был основан Новгородский пост. Первые корейские семьи числом 13-14 (или 20) появились около Новгородского поста у залива Посьета в 1863 г., о чем 30 ноября 1863 г. поручик Рязанов (Резанов) – начальник Новгородского поста – сообщил в ра­порте первому военному губернатору Приморской области (1856-1865) контр-адми­ралу Петру Васильевичу Казакевичу (1816-1887). Далее »

О поколениях, канувших в Лету

Т. М. Симбирцева

2Впервые имя Янковских я услышала еще в 70-х годах, когда была студенткой Института стран Азии и Африки. Потом, регулярно приезжая во Владивосток, я всякий раз удивлялась тому, насколько известна и почитаема среди влюбленной в свой край местной интеллигенции эта покинувшая родину уже 80 лет назад семья талантливых предпринимателей, много сделавших для его развития и процветания.

В 2000 г. на конференции во Владивостокском государственном университете я вновь услышала о Янковских, но уже как о хранителях православной веры в годы эмиграции в Корее в 1922-1945 гг. (в то время я писала работу по истории православия в Корее). Тогда же узнала, что один из Янковских – Валерий Юрьевич – живет во Владимире и готовит к выпуску книгу мемуаров и поняла, что у меня появилась возможность уточнить детали давних событий у их очевидца и непосредственного участника. Кто-то из участников конференции сообщил мне адрес. Я написала письмо, приложила свои статьи, список вопросов. Ответ пришел незамедлительно – четкий и детальный, несмотря на то, что писал человек 1912 года рождения. Так я заочно познакомилась с представителем знаменитой на Дальнем Востоке фамилии. А вскоре прочитала его интереснейшие мемуары, которые автор прислал мне с дарственной надписью.

История Янковских неразрывно связана с историей освоения и изучения российского Приморья. Здесь и сегодня сохраняется память об их делах: в музейных экспозициях, записках краеведов, местных преданиях, географических названиях, наименованиях нескольких видов бабочек и птиц, археологической культуры. Янковские первыми в крае создали женьшеневые плантации, стали разводить лошадей и оленей.

Недалеко от Владивостока, на полуострове Сидеми, где когда-то находилось хозяйство Янковских, в 1991 г. был открыт памятник родоначальнику фамилии Михаилу Ивановичу Янковскому. На постаменте надпись: «Он был дворянином в Польше, каторжником в Сибири, нашел приют и славу в Уссурийском крае. Содеянное им – пример будущим хозяевам земли». М.И. Янковский принадлежал к древнему польскому роду, на гербе которого на голубом фоне были изображены щит и короткий меч – по-старопольски novina. Именно так – «Новина» – его сын Юрий впоследствии назвал свое поместье в Корее. Далее »

Translate »