«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Фото сольного концерта Зои Цой с эстрадно-симфоническим оркестром Узбекистана

Заслуженная артистка Узбекистана Зоя Цой

Заслуженная артистка Узбекистана Зоя Цой

18 декабря 2013 г. в 18-00 в Большом зале консерватории состоялся сольный концерт Заслуженной артистки Узбекистана Зои Цой в сопровождении Национального эстрадно-симфонического оркестра под управлением художественного руководителя и главного дирижера Заслуженного деятеля искусств, профессора Алишера Икрамова. Далее »

История одного здания

lalande

Вряд ли в Корее можно найти здание с более драматической историей, чем Дом генерал-губернатора (조선총독부청사, 朝鮮總督府廳舍). На протяжении 70 лет оно успело побывать зданием колониальной администрации, американской администрации, правительства Кореи и Национальным музеем.

19350435

Проект де Лаланде

В 1910 году Корея, как известно, была аннексирована Японией. Первый генерал-губернатор, Тэраути Масатакэ, жил в бывшем Доме генерал-резидента, а работал в главном дворце Кореи Кёнбоккун. Однако уже тогда встал вопрос о том, что колониальной администрации требуется свое особое здание – Кёнбоккун, несмотря на то, что был символом императорской власти, на взгляд японца выглядел достаточно невзрачно. Здание получили проектировать немецкому архитектору Георгу де Лаланде, он был достаточно известным человеком в Японии, и по его проектам уже было построено несколько зданий. Увы, де Лаланде скончался в 1914 году. Проект передали японскому архитектору Номуре Итиро, который был известен тем, что до этого спроектировал Дом генерал-губернатора Тайваня. Проект Номуры и его коллеги Куниэды Хироси был принят и в 1916 году строительство началось. Место было выбрано просто: Кёнбоккун. Часть дворцового комплекса была снесена, а главные ворота Кванхвамун – перевезены в соседний район. Первоначально Кванхвамун планировалось тоже снести, но после того, как в его защиту выступил архитектор Кон Вадзиро, было принято решение их сохранить. Строительство Дома продолжалось 10 лет и на него было потрачено 6 млн иен – сумма по тем временам более, чем приличная. Открытие состоялось 1 октября – в годовщину учреждения поста генерал-губернатора и издания Базового указа о Корее. Далее »

Охрана “Утреннего спокойствия”: стражи корейских деревень – Соттэ, Чансын

Стражи корейских деревень - Соттэ и Чансын в парке им. Вали Котика в Ташкенте (сейчас их нет, проект по неизвестным причинам не состоялся). Фото и комментарий - Tatyana Vavilova

Стражи корейских деревень – Соттэ и Чансын в парке им. Вали Котика в Ташкенте (сейчас их нет, проект по неизвестным причинам не состоялся). Фото и комментарий – Tatyana Vavilova

Д. А. Самсонов
Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН

На протяжении многовековой истории Кореи — «Страны утренней свежести» — на ее территории получили развитие крупнейшие религиозные и морально-этические учения: буддизм, конфуцианство, христианство. Однако ни одному из названных учений не удалось оказать доминирующего влияния на религиозное мировоззрение корейского народа.

Изучая корейскую религиозную жизнь, исследователю порой приходится сталкиваться со сложным переплетением различных религиозных систем и культов. На духовную жизнь южного корейца продолжают оказывать влияние как доктрины крупных мировых учений, таких как буддизм, конфуцианство, христианство, так и древнейшие верования: тотемические, шаманские, культ предков, гор и др. Религиозную систему, сложившуюся у корейцев, некоторые ученые определяют как сложное компромиссное сочетание элементов всех упомянутых выше учений[1]. Далее »

Маэстро: “Я вырос на Куйлюке…”

Фото Марка Ли. Анатолий Кан

Фото Марка Ли. Анатолий Кан. Он мечтал стать великим домристом…

Владимир ЛИ

Впервые мы встретились с ним лет пять-шесть назад в Учтепинском районном культурном центре города Ташкента. Анатолий Тимофеевич Кан руководил  здесь (и до сих пор руководит!) женским хором. В ту первую нашу встречу худрук терпеливо наигрывал  на баяне корейскую мелодию, а пожилые певицы делали отчаянные попытки подогнать под эту мелодию текст новой песни. «Итак, раз, два – начали…» – несмотря на неизбежные в таких случаях репетиционные неувязки, голос маэстро звучал  тепло и доброжелательно.  Женщины очень старались, и, в конце концов, после многократных попыток песня зазвучала в нужном для композитора русле. Далее »

Ким Тонин. Безумный художник

Ким Тонин (1900–1951)

Ким Тонин (1900–1951)

Ким Тонин (1900–1951) родился в Пхеньяне. Творчество этого писателя — одно из наиболее интересных явлений в корейской литературе 20–30-х годов XX века. В начале XX века снискал себе славу одного из признанных мастеров корейской прозы. Особое место в художественном наследии писателя принадлежит именно короткому рассказу. В 1919 году Ким Тонин создал первый в истории корейской литературы чисто литературный журнал “Творение”.

Перевод Инны Цой

Безумный художник

Рассказ

Дух-хранитель.

На скале стоит молодая сосна, а под сосной блестит мох.

Нагнувшись, вижу под скалой несколько кустиков орхидей, которые распускаются желтыми цветками.

Листики орхидей колеблются от ударов ветра, бьющих скалу.

Я нагнулся и палкою поковырял внизу. Однако до орхидей еще оставалось метра полтора. Перевел взгляд, а там — ущелье.

Ущелье. Вся поверхность его покрыта сосновыми иглами. Хотя кое-где и виднеются скалы серого цвета, землю под деревьями разглядеть невозможно. Если упасть на этом месте, то покатишься по сосновым иглам и, наверно, свалишься где-то там, в каком-нибудь неведомом овраге. Далее »

Цой Инна Валериантовна

coy_ivЦой Инна Валериантовна, родилась 27 октября 1973 года в г. Ленинграде в семье служащих. С 1981 по 1991 годы обучалась в средней общеобразовательной школе № 316 с углубленным изучением английского языка. В 1992 году поступила на Восточный факультет Санкт-Петербургского государственного университета на Отделение корейской филологии и в 1997 году получила Диплом с отличием с присуждением квалификации «Востоковед-филолог» по специальности «Востоковедение. Африканистика».

Сразу же после окончания пяти курсов обучения поступила в 1997 году в аспирантуру СПбГУ и закончила ее в 2000 г. В 2003 году защитила диссертационную работу по теме «Корейская проза 1920-1930-х годов: новое и традиционное в рассказах Ким Тонина (1900-1951)» (научный руководитель – доктор филологических наук Аделаида Федоровна Троцевич (главный научный сотрудник ИВР РАН)) и получила степень кандидата филологических наук.

Во время обучения в средней школе одновременно обучалась в балетной школе при Дворце культуры им. А.М. Горького. Вместе с хореографическим коллективом выступала на различных концертных площадках города, в Мариинском театре и за рубежом.

Одновременно с поступлением в аспирантуру стала работать на факультете ассистентом и преподавателем корейского языка. Официально вошла в штат преподавателей с 2000 года и продолжает работать по настоящее время в должности доцента Отделения корейской филологии кафедры филологии Юго-Восточной Азии и Кореи Восточного факультета. Далее »

Н. А. Самойлов. Выстрелы Ан Чун Гына в Харбине. Взгляд из России

Вчера агенство Ёнхап распространило информацию об открытии мемориального зала  в Харбине в честь подвига Ан Чжун Гына.

Pictures2

К этому событию предлагаю статью Н. А. Самойлова “Выстрелы Ан Чун Гына в Харбине. Взгляд из России”:

26 (13 — по старому стилю) октября 1909 г. на перроне харбинского вокзала корейский патриот Ан Чун Гын (1879—1910) смертельно ранил известного японского государственного деятеля Ито Хиробуми, занимавшего в течение нескольких лет должность японского генерального резидента в Корее, которую он оставил незадолго до трагического происшествия. Участники корейского национально-освободительного движения считали выстрелы, прозвучавшие в Харбине, актом возмездия за агрессивную экспансионистскую политику, которую осуществляла Япония в Корее в те годы и проводником которой был князь Ито.

Существенно, что в то время полоса отчуждения КВЖД в соответствии с российско-китайскими соглашениями находилась под юрисдикцией России, и российские представители осуществляли там полицейские и даже судебные функции. Поэтому Ан Чун Гын был арестован и предварительно допрошен именно российскими властями. Выстрелы Ан Чун Гына прозвучали как раз в тот момент, когда должны были начаться переговоры между Ито Хиробуми и российским министром финансов В. Н. Коковцовым, а российская сторона возлагала на эти переговоры большие надежды. Таким образом, рассматриваемое событие задевало интересы не только Кореи и Японии, но и России. Далее »

Секретные издания японского генерал-губернаторства как источник изучения колониального периода корейской и японской истории (1920-1945)

Дом генерал-губернатора (조선총독부청사, 朝鮮總督府廳舍). На протяжении 70 лет оно успело побывать зданием колониальной администрации, американской администрации, правительства Кореи и Национальным музеем.

Дом генерал-губернатора (조선총독부청사, 朝鮮總督府廳舍). На протяжении 70 лет оно успело побывать зданием колониальной администрации, американской администрации, правительства Кореи и Национальным музеем.

«Вестник Московского Университета». (Востоковедение, Серия 13).-2009.-№3.-С.57-70.

Л.В. Овчинникова,
доц. кафедры японской филологии ИСАА МГУ
имени М.В. Ломоносова.

Данная статья посвящена «секретным» и «особо секретным» изданиям японского генерал-губернаторства в Корее – материалам полиции, суда, прокуратуры, выпущенным до войны в Корее на японском языке для узкого круга чиновников японской колониальной администрации. Они содержат обширный фактический материал по колониальному периоду корейской истории, помогают анализу не только ситуации в этой стране, но и форм подавления антияпонской борьбы, методов управления и контроля японских властей. В этой связи они являются в полном смысле слова первоисточниками. Некоторые сведения из этих изданий приводились историками-востоковедами, но нет специальных комплексных исследований о них самих как об одном из важнейших источников изучения периода конца 1910-х- 1945 гг. Далее »

Translate »