«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Поездка в Корею летом 1889г. подполковника Генерального штаба Вебеля

korea_16

Уличный контраст

По договору, заключенному в Пекине в 1860 г., Россия приобрела на крайнем востоке нового соседа, Корею, с которым вступила в непосредственные дипломатические сношения лишь 24 года спустя. Первый договор с Корейским королевством, заключенный нами в г. Сеуле 25 июня 1884 г., представляет ту особенность, что он, будучи сколком с договоров, заключенных незадолго перед тем с Германией и Англией, не касается наших сухопутных сношений на границе. Между тем сношения эти вследствие эмиграции корейцев в наши пределы с одной стороны, и вследствие необходимости покупать корейский рогатый скот для войск Южно-Уссурийского края с другой, завязались в действительности гораздо раньше, еще с 1863 г. и в настоящее время, можно сказать, сношения эти по своему развитию далеко не соответствуют ничтожному протяжению самой границы (всего 15 верст).

Пробел в договоре 1884 г. был восполнен “Правилами сухопутной торговли”, заключенными в Сеуле в августе прошлого, 1888 г., согласно которым, между прочим, впервые предоставлено нашим пограничным властям беспрепятственно путешествовать по всей Корее.

По причине весьма скудных и отрывочных сведений об этом соседнем государстве, проникнуть в которое со стороны нашей границы еще не удавалось, но из которого мы приобретаем предмет первостепенной важности, признавалось весьма полезным воспользоваться неотложно означенным правом свободы путешествия и тем фактически подтвердить выговоренное условие.

Летом текущего года главный начальник Приамурского края генерал-адъютант барон Корф командировал меня в Корею и Китай для совещаний с нашим поверенным в делах в Сеуле и нашим посланником в Пекине по некоторым текущим политическим и пограничным вопросам Приамурского края. Далее »

Дневник Павла Михайловича Делоткевича на пути пешкомиз Сеула в Посьет через Северную Корею (с 6 декабря 1885 г. по 29 февраля 1886 г.)

Крепостная стена и восточные ворота Тондэмун в Сеуле.

Крепостная стена и восточные ворота Тондэмун в Сеуле.

6 декабря 1885 г, я вышел из Владивостока на пароходе “Байкал”, принадлежащем г-ну Шевелеву, и 8 декабря прибыл в Нагасаки, откуда на пароходе японской компании Митцубиши “Мино-мару” отправился 14 декабря в корейский порт Чимильпо. Пароход “Мино-мару” делает два рейса в месяц между Японией и Кореей, причем по пути из Нагасаки заходит на два японских острова и затем в корейские порты Фузан и Чимильпо. Проезд от Нагасаки до Чимильпо стоит в первом классе 26 долларов, а в третьем классе – 8 долларов со столом. На японских островах пароход останавливается всего лишь часа на два, собственно для того лишь, чтобы сдать почту и пассажиров.

На третий день по выходе из Нагасаки пароход “Мино-мару” пришел в Фузан, сделав переход от ближайшего японского острова в 7 часов времени. Какая значительная разница климата между японскими владениями и Кореей, можно видеть из того, что на упомянутых мною японских островах было тепло и вся местность покрыта зеленью, а в Фузане, т. е. ровно через 7 часов хода парохода, стояла настоящая русская поздняя осень; вся растительность была пожелтевшая. Гавань в Фузане хорошая и спокойная, местность гористая и безлесная. Жители города – корейцы. Из иностранцев живут здесь только 4 немца, 2 англичанина, служащие в корейской таможне, и несколько японцев со своим консулом. Японцы занимаются торговлей, причем торгуют преимущественно бумажными материями английских и германских фабрик, именно тиклоусом, дрелью и шертингом, которые обменивают на корейские продукты, как-то: кожи, сушеную рыбу, а также на золото в руде. Цены на все в Фузане чрезвычайно высокие.

Наш пароход “Мино-мару” выгрузил в Фузане 160 тонн товаров, преимущественно бумажных изделий, и нагрузился 70 тоннами меди в слитках, доставленной сюда пароходом той же компании “Тамауро-мару” из Гинзана. Пароход “Мино-мару” простоял в Фузане один день. На третий день по выходе из Фузана “Мино-мару” пришел в Чимильпо, где в это время стояло на рейде несколько военных судов: 2 китайские лодки и 1 корвет, 3 английские лодки и 1 японский корвет. Далее »

Формирование первых философских представлений в Древнем Чосоне

Хан В. С.

Хан В. С.

В. С. Хан

кандидат философских наук
ведущий научный сотрудник Института истории АН Узбекистана

Зачатки философского мировоззрения стали складываться в Древнем Чосоне под влиянием Китая. Мир представлялся древним корейским философам как постоянное взаимодействие, сгущение и рассеивание двух противоположных начал: мужского, положительного, светлого, активного начала “ян” и женского, отрицательного, тёмного пассивного начала “ым”. В результате различных комбинаций и превращений первоначальной субстанции (эфира) “ки”, наделенной качествами обоих начал (“янки” – светлое “ки” и “ымки” – тёмное “ки”), возникли небо и земля, а также пять космогонических стихий: металл, дерево, вода, огонь, земля. Разнообразные сочетания пяти упомянутых первоэлементов привели к созданию всего качественно и количественно многообразного сущего. Ушков А. М. Некоторые вопросы истории философской мысли в Корее эпохи феодализма. – “Вопросы философии”. М., 1962, Љ 5. С. 106. Зародившееся на заре корейского философского мышления учение о пяти первоэлементов является очень важным для понимания последующего развития корейской философии, поскольку образует универсальную дескриптивную систему.

Так, эти же пять первоэлементов лежат в основе и королевских династий. Каждая династия становится царствующей благодаря тому, что наделялась Небом качествами и добродетелями одного из пяти “добродетелей” указанных стихий природы: добродетелью земли, воды, огня, металла или дерева.

Пять первоэлементов последовательно сменяют друг друга: земля сменяется деревом, дерево – металлом, металл – огнём, огонь – водой. Этим циклическим заменам подвержены и правящие династии. “… В годы правления династии, обладающей той или иной добродетелью, полный расцвет получает тот первоэлемент природы, которому соответствует данная добродетель. А поскольку Небо не в состоянии непосредственно своими указаниями определить конец королевской династии, оно приближает для этого момент королевской династии, оно приближает для этого момент окончания существования того первоэлемента природы, который соответствует добродетели данной династии. Например, предзнаменованием конца царствования королевской династии, которой соответствует добродетель дерева, являются высохшие и опадающие листья деревьев”. Чон Чин Сок, Чон Сон Чхоль, Ким Чхан Вон. История корейской философии. Т. 1. М., 1966. Пер. с кор. С. 23. Далее »

Пак Ген Чер (1885 – 1967 г.г.)

Хан В. В. январь 2008г.

Пак Ген Чер

Пак Ген Чер

Пак Ген Чер родился 14 марта 1885 года в Северной Корее. В 1909 году окончил корейскую среднюю школу. С 1910 года, с момента аннексии Кореи Японией встал на путь борьбы с японскими захватчиками, организуя борьбу корейской молодёжи.

С усилением карательных действий японской военщины и провокаций со стороны изменников, вынужден был эмигрировать в Маньчжурию, затем в Россию, в Никольск-Уссурийск, где царские власти в угоду японским требованиям, так же запрещали антияпонские выступления корейцев.

В условиях подполья, в 1913 году под видом школы рабочей молодежи, по ночам продолжал антияпонскую пропаганду среди корейской молодёжи.  [1]

В 1917 году переехал во Владивосток.

В 1919 году после Первомартовского восстания в Корее, по русскому Приморью прокатилась волна манифестаций и митингов корейского населения в поддержку вооруженной борьбы против японцев. С этого момента Пак Ген Чер поступил в знаменитый отряд Хон Бом До в качестве Начальника штаба  [2]и участвовал в боях в районе Хунчуна и Тумень-Ула против японских карательных войск.

В ноябре 1920 года, теснимые японцами корейские партизанские
отряды перешли на территорию России. При переходе Пак Ген Чер расстался с Хон Бом До и со своим отрядом направился в Южное Приморье, в Анучино, где дислоцировался отряд Хан Чан Гера из Синенгоу. Помимо отряда Пак Ген Чера («Докнипдан»), Маньчжурские отряды Ли Сын Дзо («Синминдан»), Кан Гук Мо («Херсендан») под общим руководством Цой Ена общей численностью 200 человек также прибыли в Анучино.  [3]

По прибытии отрядов, от русского командования поступило предложение объединения отряда Хан Чан Гера с вновь прибывшими отрядами. Но предложение было отвергнуто, прибывшие командиры отрядов полагали, что в скором времени уйдут обратно и никакие доводы, что и в Приморье хозяйничают японцы и борьба с ними, так же как и в Китае, будет способствовать освобождению Кореи, не возымели действие. Прибывшие отряды держались обособленно. И лишь тогда, когда все корейские отряды вынуждены были уйти в Чугуевскую долину, в связи с требованием японского командования очистить от вооруженных корейцев железнодорожные станции и населенные пункты, Сучанский отряд Хан Чан Гера и Маньчжурские отряды объединились. Но объединение было недолгим. В декабре 1921 года большая часть объединенного отряда во главе с Цой Еном покинула Чугуевскую долину и ушла на Иман,  [4] где проходила граница Дальневосточной республики и оккупированного Приморья. Далее »

Пак Чен Лим. Бои в Ольгине

Посвящаю сорокалетию освобождения Дальнего Востока от интервентов и белогвардейцев

Пак Чен Лим

Пак Чен Лим

1921 год, год в котором мутная волна белогвардейцев и японских интервентов, как в предсмертной агонии, нахлынула по всем уголкам края Дальнего Востока. В этих условиях, разобщенная партизанская жизнь в отдаленных таёжных местах, во многих случаях лишалась возможности заранее принимать меры, предотвращающие опасность действиям врагов. Так случилось с нашим отрядом в день нападения капелевцами на нас в Ольгине.

Это было в 1921 году осенью, когда наш отряд мирно нес долг службы, не зная, что происходит в лагере неприятеля. В часы наряда шагал я в зад и вперед, крепко держа винтовку в руках. На фоне осеннего пейзажа и прилива чувства восхищения, наблюдая изменяющееся явление природы в окружающем мире, невольно погрузился в глубокое созерцание. В мире флора зеленый наряд меняет на пунцовый, в лазурном небе высоко летят лебеди, заполняя эфир печальными криками, вдали на верши не гор белеет снежный покров. Вся жизнь на земле меняется, как стрелки барометра в бурю. Все течет, все меняется.

В этом чудесном уголке, какая она есть бухта Ольга?

Среди множества изгибов береговой линии, одна из которых образовала бухту Ольга, великолепно защищенная от внешних невзгод и стихии. От берегов моря до причала бухты более двухкилометровое расстояние, в котором узкой полосой зигзагообразная морская тропинка, как янтарная гладь, которую моряки называли фарватером.

У входа в гавань по обе стороны берегов есть невысокие сопки над которыми были две старинные крепостные стены с одной трехдюймовой пушкой. На южной стороне крепость каким-то образом была разрушена. К западу бухты на восточном склоне Сихоте-Алинь и до самого берега моря образовалось обширное нагорье с мягким приморским климатом, плодоносной почвой, несметными природными богатствами, причудливыми ландшафтами окаймленные скалистыми берегами Тихого океана. Все это неповторимая красота приморский пейзаж в пору осени.

В этом блаженном местечке расположилось старинное русское село Ольга, населенное жителями с зажиточным состоянием. В этом селе в 1921 году расположился партизанский отряд с подразделением до одного батальона под командованием тов. Назаренко.

В этом отряде была одна национальная корейская рота, прикомандированная в августе этого же года из Анучино по распоряжению Приморского Реввоенсовета и его руководителей т. т. Вольского и Рубцова. Наша рота поместилась в старой кирпичной казарме на самом берегу пристани. В ту пору осень, как всегда в Приморском крае была чудная. Местные жители спокойно трудились кто в море, кто на суше, чтобы своим благородным трудом создавать материальное благо для жизни. Мы партизаны тоже занимались военным обучением, и сообща с тружениками жизнь протекала безмятежно по благоприятному стечению, как в тихий прибой в морском береге, где безмятежно качают чайки. Как будто все было спокойно и благополучно, при такой обстановке никто из нас не думал об опасности внезапного нападения со стороны наших противников. Это был мнимый покой, именно в которой наша бдительность притупилась. В действительности наши враги прицелились против нас. Далее »

Протоколы заседаний правления колхоза им. Свердлова (Синёндон) за 1950 г и 1951 г. из материалов Чирчикского филиала Государственного архива Ташкентской области

1950 год

Протокол № 2

Заседания правления колхоза им. Свердлова

От 1 марта 1950 г.

Повестка дня:

1. О ходе ирригационной работы колхоза.

2. О подготовке сева люцерны и пшеницы, о ремонте сельхозинвентарей.

3. О закреплении посевных площадей за бригадами.

Слушали:

По первому вопросу информацию мираба колхоза О Черсу о ходе ирригационной работы колхоза.

Постановили:

1. Поручить полеводу Ли Петру и мирабу О Черсу организовать работу по очистке оросительной сети и одновременно организовать горячий обед на поле с таким расчетом, чтобы повысили производительность труда в колхозе.

2. Установить режим рабочего дня на поле с 8 часов утра до заката солнца.

3. Обязать всем бригадирам обеспечить выход колхозников на работу по очистке ирригационной сети не менее 100 человек ежедневно…

Слушали:

По второму вопросу информацию полевода Ли Петра.

Постановили:

1. Поручить полеводу Ли Петру и зав. складом Ким Гван Су закончить сортировку зерновых семян не позднее 6 марта с. г.

2. Посев богарной пшеницы поручить председателю Ким Д. А. и закончить его 11 марта с. г.

3. Поручить завхозу Пак Тхай Бун закончить ремонт с-х инвентаря к 12 марта с. г.

4. Поручить завхозу Пак Тхай Бун и зав. Строительством Ким П. И. закончить ремонт дет.ясли к 7 марта, чтобы 8 марта его открыли.

5. Поручить зав. яслями Эм Янне произвести переучет оборудования ясли и представить материалы дополнительно требуемого оборудования не позднее 5 марта.

6. Поручить зав. фермами Ким Экман и зав. Хозяйством Пак Тхай Бун обеспечить на посев 6 пароконных бричек не позднее 5 марта с. г.

7. Поручить зав. гаражом Цой П. И. на посев пшеницы подкрепить специально одну автомашину для успешного завершения посева пшеницы.

8. Поручить председателю правления Ким Д. А. доставить семена люцерны не позднее 5 марта с. г.

9. О выполнении настоящего постановления ежедневно информировать правление колхоза. Далее »

Синёндон в архивных материалах Чирчикского филиала Государственного архива Ташкентской области

1938 год

В 1938 г., по прихоти властей, колхоз из Синёндона Приморского края был назван им. Ежова и находился в Калининском районе Ташкентской области,  хозяйств в колхозе было – 201. 

Планировалось на поливных землях засеять:

50 га – люцерны,

80 га – шалы,

50 га – картофеля,

20 га – бахчей,

35 га – прочих овощей,

33 га – прочих зерновых;

на богарных землях:

150 га – пшеницы,

80,5 га – ячменя,

всего – 548,5 га.

При этом, по плану развития животноводства предстояло купить 10 голов лошадей, и на этом завершалось все развитие.

По плану строительства колхоза намечалось возвести два овощехранилища и один клуб силами десяти колхозников.
Далее »

«Синёндон» и «Политотдел» (эпизод из противостояния двух корейских колхозов)

Футбол в к-зе им. Свердлова (Синёндон)

Футбол в к-зе им. Свердлова (Синёндон)

Эпизод, о котором хочу рассказать, случился в далёкие времена, летом 1961 года, когда корейские колхозы крепко стояли на ногах, набрали силу, позволившую думать не только о хлебе насущном. Корейские колхозы Ташкентской области к началу шестидесятых имели крепкие хозяйства, по своим показателям они входили в самые передовые колхозы всего СССР. На фоне всеобщего подъёма корейских колхозов выделялись лидеры – два хозяйства Верхне-Чирчикского района – к-з им. Свердлова («Синёндон») и к-з «Политотдел».

Они выделялись не только своим достатком, но и негласным противостоянием во всех областях жизни, касалось ли это выращивания хлопка или кукурузы, или участия в конкурсах художественной самодеятельности, или еще в чем-то другом, но особенное противостояние проявилось в любимой народом игре – футболе.

У того и другого колхоза были команды, выступавшие в первенстве Республики. Если вспомнить, то, весь футбол СССР был урегулирован и подразделен на Высшую лигу, ниже шла Первая лига, т.н. класс «А», после нее шел класс «Б», эти три группы составляли Всесоюзное первенство и далее по нисходящей, шли первенства различных Республик. И вот, два корейских колхоза располагали коллективами, претендующими на выступление во Всесоюзном первенстве – в классе «Б»!

Игра команды «Синёндона» был завораживающей, иначе не могу и сказать. Все население, как на праздник, шли смотреть домашние игры своих любимцев, среди них были приглашенные игроки – корейцы из других мест. Далее »

Translate »