«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Литература в период индустриализации (цикл рассказов Чо Сехи (1942 – ) Korean Literature at the Age of Industrialization (Collection of Short Stories by Cho Se-Hui (1942~)

Инна Цой

Инна Цой. Ташкент 2013 г. 

Цой И.В. (СПбГУ)

Если говорить об изучении и знакомстве с современной корейской литературой в России, то первое, что приходит на ум, это те редкие сборники переводов современной прозы и поэзии, посвященные этому периоду, которые вышли в России за последние 10-15 лет. К сожалению, в отличие от изучения традиционной корейской литературы, где сложились определенная традиция и методология изучения, на сегодняшний день информации по современной прозе и поэзии далеко не так много. За последнее время появились лишь отдельные статьи в научных изданиях, хрестоматия и две монографии, посвященные литературе первой половины XX века. Поэтому, когда приходится читать курс лекций по корейской литературе второй половины прошлого века и уже начала XXI-ro, невольно испытываешь смущение и неуверенность.

Конечно же, существует огромное количество литературоведческих работ корейских исследователей, занимающихся современной прозой и поэзией, однако ни у кого не возникнет сомнения, что это далеко не самый лучший вариант изучения иноязычной литературы вообще и корейской в частности. Все начинается с чтения оригинала, с чтения самих произведений, поэтому пока студенты не прочитают, пусть и не в оригинале, но хотя бы в переводе на русский язык, определенные произведения, нет никакого смысла во время лекции голословно рассуждать об этом рассказе или романе.

К сожалению, это относится не только к студентам, но и к тем, кто преподает современную корейскую литературу: объективно не хватает знаний, в особенности по современному периоду. Далее »

БАН БЁН ЮЛЬ. Национально-освободительное движение Кореи и российский Дальний Восток (1905-1910 гг.)

Профессор Пан Бен Рюль на конференции, посвященной 70-летию кончины Хон Бом До. Алматы 25.10.2013 г.

Профессор Пан Бен Рюль на конференции, посвященной 70-летию кончины Хон Бом До. Алматы 25.10.2013 г.

Бан Бён Юль — профессор университета иностранных языков Хангук, Республика Корея

В статье рассматриваются особенности национально-освободительной борьбы корейского народа с японскими захватчиками.

В 1860 г. согласно условиям Пекинского договора Южно­-Уссурийский край вошел в состав Российской Империи, в результате чего Россия приобрела границы с Корейским полуостровом и постепенно стала оказывать влияние на его политическую судьбу. Во второй половине XIX- начале XX в. государство Чосон (Корея), обладавшее 500-летней историей, стало объектом соперничества мировых держав. В конце концов, посредст­вом китайско-японской и русско-японской войн Япония выиграла борьбу за Корею и стала форсировать ее захват, стремясь сделать своей колонией.

Япония, победившая в Русско-японской войне, открыто проводила по­литику экспансии на материк. После завершения войны Россия и Япония в обоюдовыгодных, подписанных в послевоенный период договорах не только определили свои интересы на Корейском полуострове, в Северной и Южной Манmчжурии, Монголии, Китае, но и заложили базу для перехода к союзни­ческим отношениям. Корейские национально-освободительные силы развер­нули антияпонское движение на территории России, которая в это же время укрепляла свои отношения с Японией.

Резко ухудшившееся в результате вторжения японского капитала поло­жение корейских крестьян вынудило одних уйти в горы и заняться подсечным земледелием, другие крестьянские семьи, гонимые нуждой, оставляли насиженные места, нелегально переходили границу и поселялись на русском Дальнем Востоке и северо-востоке Китая. Далее »

ВРАДИЙ С. Ю. Об истоках формирования образа России в Северо-Восточной Азии

Врадий С. Ю.

Врадий С. Ю.

Исследование проводится в рамках проекта «К истокам формирования в Китае современных пред­ставлений о внешнем мире» (№ 09-111-А-553) при поддержке Дальневосточного отделения Российской академии наук.

ВРАДИЙ Сергей Юрьевич — кандидат исторических наук, заместитель директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, г. Владивосток.

Автор статьи, обращаясь к неисследованному китайскому и корей­скому раритетным манускриптам XIX столетия, посвященным России, рассматривает пути формирования образа Российского государства в странах Северо-Восточной Азии.

Считается, что уровень отношений между странами в об­ласти политики, экономики, культуры должен соответствовать уровню взаи­мопонимания между народами, их населяющими. Это необходимо и для устой­чивого развития отношений России со странами Северо-Восточной Азии.

Не подлежит сомнению тот факт, что Россия, Китай, Корея как бы об­речены быть партнерами. Это определяется географическим фактором (про­тяженность общих границ), исторически складывавшимся опытом сотруд­ничества, который проверен на протяжении нескольких веков, политиче­скими, демографическими, экономическими особенностями каждой из стран. Поэтому очевидной является необходимость иметь полное и всестороннее представление друг о друге. При этом анализ восприятия России за рубе­жом позволяет, во-первых, проследить истоки формирования образа Россий­ского государства, отображенные в иностранных литературных источни­ках; во-вторых, расширяет горизонты познания как отечественной истории, так и истории зарубежных стран, и в-третьих, помогает прояснить отдельные эпизоды взаимоотношений между Россией и другими государствами, в част­ности, Китаем и Кореей. Далее »

Врадий С. Ю. Корейская карта Российского Приморья “АГУК ЁДЖИДО” – уникальный источник XIX в. о раннем периоде истории Русско-Корейских отношений

Новый рисунок

 

С.Ю. Врадий
Кандидат исторических наук
Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

 

ПДФ

ПДФ

vradiy_2010
Корейская карта Российского Приморья “АГУК ЁДЖИДО” – уникальный источник XIX в. о раннем периоде истории Русско-Корейских отношений

Анализ содержания текста карты свидетельствует о том, что состави­тели особое внимание обращали на большие российские поселения, не­жели на разбросанные деревеньки корейцев. При этом тщательно фик­сировались наличие гарнизонов, их военное состояние, укрепления, количество и расположение артиллерийских орудий, число регулярных войск, их принадлежность, военные коммуникации. На военные цели составления карты указывал первый исследователь документа профес­сор Ю Ён Бак [10, с. 20].

О разведывательных задачах миссии подробно повествует в своих комментариях Ли Ван Му, настаивая на том, что приоритетной целью составления карты была военная. При этом столь подробные сведения было не по силам собрать Ким Гван Хуну и Син Сон Уку самостоятель­но. Существенную помощь, по мнению исследователя, им оказывали проживавшие в Приморье корейцы, создавшие разветвленную «сеть ин­форматоров на местах», которые собирали конфиденциальные сведения оборонительного характера долгий, предшествующий появлению ко­рейской миссии в России промежуток времени [9, с. 61]. Отметим, что на карте приводятся сведения разведывательного характера не только о России, но и пограничных территориях Китая, как, например, о системе командования и состоянии военных укреплений приграничного Хунь-чуньского гарнизона.

Не менее важной, по нашему мнению, задачей миссии, которой д-р Ли Ван Му отводит второстепенное место, был сбор сведений о прожи­вавших в Приморье корейцах. Исследование процессов, которые сегодня принято называть миграционными, включало изучение жизни и быта ко­рейских переселенцев. При этом следует учесть, что, незаконно пересекая порубежную р. Туманган, корейцы становились нарушителями королев­ских законов, за это полагалась смертная казнь [12, р. 11]. Ситуация из­менилась к концу XIX столетия. Признавая факт присутствия корейцев за границей, двор предполагал извлечь из этого определенную выгоду. При описании корейских селений аккуратно записывались число дворов, ко­личество корейских жителей и площадь прилегающей территории. Экс­педиция, как сообщается в оглавлении, насчитала «всего 29 поселений», начиная от Лутуньдао, что вблизи российско-корейской границы, и на север до Шамоли, в которых было «2640 дворов с общим числом жителей 20313 человек» (Карта России. Оглавление [6]). Далее »

«Любимая певица Ирины Архиповой». Вспоминая Людмилу Нам

Людмила Нам

Людмила Нам

Фото от Lee Yeon Seong

4 апреля 2007 в возрасти 60 лет умерла НАМ Людмила Валентиновна (01.02.1947, Макинск, КазССР — 04.04.2007, Капчагай, Казахстан), оперная певица, народная артистка Российской Федерации (2003). Солистка Государственного академического Большого театра России (ГАБДТ, 1977-1997 гг).

Сергей Яковенко вспоминает замечательную оперную певицу, солистку Большого театра, народную артистку России, обладательницу редкого голоса – колоратурного меццо-сопрано – Людмилу Валентиновну Нам…

Сергей Яковенко: «…Людмила Нам оставила яркий след, и в истории Большого театра, и камерного исполнительства. Я помню, когда Людмила только поступала в Институт имени Гнесиных (в то время я уже там преподавал), она спела арию Россини, и в каламбуре по поводу ее фамилии дирижер Олег Михайлович Агарков, сидевший рядом со мной в комиссии, наклонился ко мне и сказал на ухо: «Это – НАМ!». Она была принята. Все услышали с первой ноты, что это – самородок. Конечно, она нуждалась еще в «огранке», но было ясно, что это очень яркая музыкальная и вокальная личность…» Далее »

«Тондэмун Дизайн Плаза» – чудо современной архитектуры

Коллаж из фотографий Олега Кирьянова (https://olegkir2002.livejournal.com/19933.html)

Коллаж из фотографий Олега Кирьянова (https://olegkir2002.livejournal.com/19933.html)

21 марта в присутствии мэра Сеула Пак Вон Суна в южнокорейской столице открылся многопрофильный комплекс «Тондэмун Дизайн Плаза», построенный на месте старого стадиона «Тондэмун». Четыре этажа комплекса, который, вместе с окружающим парком, занимает площадь более шести гектаров, возвышаются над землей и три этажа уходят под землю. Общая площадь внутренних помещений – 86.574 кв. метра, а строительство обошлось в 460 млн. долларов. Впечатляют не только размеры и стоимость сооружения, но и его необычные формы. Внешне оно напоминает футуристический космический корабль серебристого цвета с изящным контуром. Новую достопримечательность столицы представляет мэр Сеула господин Пак Вон Сун.

Здание «Тондэмун Дизайн Плаза» сразу бросается в глаза. Грандиозное сооружение является подарком всемирно известного архитектора Захи Хадид. Сеул провозгласил себя Городом Архитектуры и буквально на глазах превращается в мегаполис новейших воплощений архитектурной мысли, благодаря таким программам как «Город архитектуры» и «Система общественной архитектуры». Кроме того, в 2017 году Сеул будет принимать Всемирный архитектурный конгресс, который станет ещё одним этапом в архитектурной истории столицы.  Далее »

Аннексия Кореи и борьба за независимость

10169396_10152120079296715_5215775804856707288_n

Объединение Кореи неизбежно 

Герман Ким, доктор исторических наук, профессор,
Заслуженный деятель Республики Казахстан,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва

Заключение мирного договора с Россией (Портсмут, 05. 09. 1905), означало для Японии окончательное согласие международной общественности на право монопольного владения Корейским полуостровом. Используя прояпонские силы, Токио навязал корейскому правительству заключение Договора о протекторате (1905 г.). По этому договору, Японии перешло право внешнеполитического и финансового контроля в Корее, но на самом деле японские власти захватили все рычаги государственного управления страной.

Япония, нанеся России поражение, осуществила захват Кореи, в том числе и территориальный, включив остров Токто в японский уезд Симане. Договор о протекторате вызвал протест корейского народа, а король Коджон объявил его недействительным. Он отправил на мирную конференцию в Гаагу (1907) специальных посланников с нотой протеста против незаконности действий Японии, но им не дали возможности выступить.

Японские власти, взявшие под свой контроль правление Кореей, вынудили короля Коджона отречься от престола. Этот акт вызвал новую волну возмущения и по всей стране стали формироваться отряды Ыйбен («Армии справедливости»), выступившие с оружием в руках в антияпонскую освободительную борьбу. Патриотическое движение за независимость Кореи развернулось также за пределами Кореи. Ан Чжун Гын, один из лидеров отрядов Ыйбен, совершил в 1909 году акт возмездия, застрелив в Харбине первого генерального резидента Японии в Корее Ито Хиробуми.  Далее »

Долгий путь познания истины

профессор Николай Андреевич Когай с сотрудницами географического факультета ТашГУГульноройАбраевой и Жанной Пен (1991 год)

профессор Николай Андреевич Когай с сотрудницами географического факультета ТашГУГульноройАбраевой и Жанной Пен (1991 год)

История  диаспоры  в  лицах                                                                           Владимир  ЛИ

Н. А. Когай был первым корейцем, зачисленным в штат сотрудников СаГУ

Из производственной характеристики: Когай Николай Андреевич. Год рождения – 1926. Кореец. В 1951 году закончил СаГУ (впоследствии ТашГУ,  ныне – Узбекский национальный университет). За отличную учебу оставлен работать на кафедре физической географии. В 1956-ом защитил кандидатскую диссертацию, а в 1972-ом – докторскую. Со студенческой скамьи (1946 г.) и вплотьдо середины 90-х  – на географаке. Профессор. Семь лет был деканом факультета, заведовал кафедрой физической географии. Опубликовал более 150 научных работ, 5 книг и монографий. Ему присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Республики Узбекистан».

…Отец умер, когда Коля был еще совсем маленьким. Он даже его и не помнит. Жили они тогда в 45 километрах от Уссурийска. Бремя тяжелых домашних забот после смерти отца легло на хрупкие плечи матери. Но она не жаловалась. Частенько, украдкой смахнув навернувшуюся слезу, мать говорила Коле: «Лишь бы ты учился, сынок, а там , бог даст, как-нибудь проживем…»

В 1937-ом Коле исполнилось одиннадцать. За долгие годы жизни не раз и не два он восстанавливал в мельчайших подробностях весь ужас того варварского переселения. Но так уж устроен человек – с годами ему  вспоминается только хорошее. Даже во сне ему чаще всего являлись обрывки картин утомительно долгого «путешествия» к месту нового места жительства в виде бескрайних казахских степей, ослепительной голубизны безбрежного Арала, мутных вод сильной и своенравной Амударьи. И на этом фоне – длинные  вереницы глинобитных домов с потрескавшимися стенами, ставшие спасительным прибежищем для переселенцев, добрые, приветливые лица хорезмских дехкан, их натруженные руки, протягивающие теплые, пахнущие молоком, лепешки. Далее »

Translate »