«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Советские корейцы в корейской войне

LENOVO DIGITAL STILL CAMERA“Корё ильбо” Герман Ким: Перелом в русскоязычной историографии Корейской войны уже произошел. Это касается, прежде всего, демонтажа стереотипов коммунистической эпохи; упразднения табу и ограничений; выявления и введения в оборот бывших секретных документов; сотрудничества с зарубежными учеными и т.п. Однако в раскрытии темы Корейской войны остаются еще «белые пятна» и «темные страницы», что можно показать на одном конкретном примере – участия в ней советских корейцев. Этой темой подспудно занимался многие годы, собран внушительный массив архивных материалов, фотографий и личных документов, состоялись встречи и интервью с очевидцами той далекой войны. Однако книга так пока и не созрела, поэтому ограничиваюсь пока лишь краткой информацией.

В советское время мало что писалось о роли советских корейцев в строительстве социализма в КНДР и практически ничего об их участии в Корейской войне. Упоминания о том, что «корейско-китайскую делегацию на переговорах в Пханмунджоме возглавлял генерал Нам Ир», подпись которого стоит под Соглашением о перемирии, не содержат даже намека о том, что он был «узбекистанским» корейцем.

История того, как советские корейцы оказались в Северной Корее такова. Через год после окончания Второй мировой войны из Москвы поступило распоряжение в ЦК Компартии Казахстана и Узбекистана взять на учет всех корейцев коммунистов, кандидатов в члены Партии, комсомольцев, имеющих образование не ниже среднего и владеющих корейским или китайским языком. Соответствующее распоряжение получили партийные организации на местах и вскоре были составлены списки подходящих людей. Выявленные в архивах Казахстана секретные документы-списки корейцев, рекомендованных областными комитетами коммунистической партии для «отправки в распоряжение ЦК КПСС», позволили получить общую численность людей, готовившихся к отправке в Корею. Из трех областей: Алма-Атинской, Кзыл-Ординской и Талды-Курганской были включены в список 1083 человека. С включенными в списки людьми работала комиссия в республиканском ЦК партии, затем отобранные лица проходили инструктаж и направлялись в Москву. Отправка в Корею считалась командировкой по заданию ЦК ВКП (б). Из двух тысяч корейцев Казахстана и Узбекистана, включенных в первоначальные списки в Корею, были направлены около 500 человек, включая членов семей.

Профессор Со Дя Сук считает, что в период между августом 1945 г. и январем 1949 г. в Северной Корее находились 427 советских корейцев. Библиографический справочник по советским корейцам в КНДР, составленный Тян Хак Поном из Ташкента, содержит краткие данные на 239 человек. Далее »

Какой Корея была сто лет назад

atsman: ХОЧУ представить коллекцию фотографий (пятьдесят семь снимков) старой Кореи – “Old Korea 한국 100년 전에” (возможно, некоторые знают о ней).

13007502273_d5322660be_b

Okinawa Soba (Окинавская соба*), человек, собравший коллекцию, пишет: “Many of the images in this OLD KOREA set are crops taken from half-stereoviews by HERBERT G. PONTING, photographed in 1903 – just prior to the Russo-Japan War”. Должен сказать, он весьма примечательная личность. Вот что он пишет о себе: “I am an American citizen, 61 years old, who, until recently, worked as a professional photographer in Okinawa, Japan. I have lived and worked here in one capacity or another for most of the past 40 years, and remain a permanent resident of Japan”.

Ниже некоторые снимки из коллекции (остальные можно посмотреть, пойдя по ссылке выше). Помимо этой, Окинава Соба собрал прекрасные коллекции снимков старой Японии и старого Китая. Далее »

Живопись как медитация

1525245_666762873369317_854161437_n

С февраля 2014 года в Центре Корейской культуры при ресторане «Пагода» г. Тюмени регулярно проводятся мастер-классы по восточной живописи. Председатель ТОООК “Единство” Тен Алексей Федорович поддерживает начинания молодежи по ведению культурно-просветительских семинаров, знакомящих горожан с искусством корейского народа.

Вести мероприятия пригласили члена Союза художников России, профессора кафедры средового и графического дизайна ТГАКИСТ Трофимову Ольгу Федоровну.

В этом участникам встреч повезло дважды: потому, что Ольга Федоровна акварелист от Бога и потому, что с ней рядом становится спокойно и уютно. Страхи перед кистью и краской исчезают, незаметно сам собой погружаешься в чарующий мир творчества.

Небольшие лекции о происхождении, символике корейской и китайской живописи проводит культуролог, пресс-секретарь корейской организации “Единство” Вера Ким. Далее »

«И дай изведать сладкой муки!..»

Михаил Пак. Полдень (х.м. 60х50, 2007)

Михаил Пак. Полдень (х.м. 60х50, 2007)

 

Вадим Ок.

«И дай изведать сладкой муки!..»

Я не пойму — чего мне надо,

И сам не знаю — что хочу –

Когда смотрю –

как с водопада

Я в бездну глаз твоих лечу.

В сиянии звезд над головою

Я вижу милые черты.

Мне не коснуться их рукою

Они — виденье, сон, мечты.

Меня с собою вдаль возьми,

Где тайны звезд

и скрипки звуки,

И в сердце

нож любви вонзи!

И дай изведать

сладкой муки!

Александр Кан. Искусство быть астрономом (эссе о любви)

Михаил Пак. Юность (х.м. 100х80, 2009)

Михаил Пак. Юность (х.м. 100х80, 2009)

В НАЧАЛЕ БЫЛ ВЗГЛЯД

          Каждый, кто умеет и любит читать, еще в самом детстве обретает себе миф, который выстраивает всю его последующую жизнь, и главное – дает ему взгляд на окружающий мир, следовать которому, при необходимой стойкости, он будет до конца дней своих.  В мое случае таким мифом была античная легенда о Геро и Леандре, чье содержание здесь важно напомнить еще раз. Однажды Леандр, юноша из города Абидоса, увидел жрицу богини Афродиты, Геро, влюбился в нее без памяти, и после каждый ночь переплывал пролив Геллеспонт, дабы увидеться с возлюбленной. Геро зажигала на башне огонь, который служил отчаянному пловцу ориентиром. Однажды ветер задул огонь, Леандр сбился с пути и утонул. Утром волны прибили тело несчастного к берегу, и Геро в отчаянии, не в силах вынести гибель возлюбленного, бросилась в море.

          Тогда, по прочтении, со всей своей детской наивностью, я думал о том, зачем же влюбленные каждый раз расставались, ведь не проще было бы им раз и навсегда соединиться, чтобы не подвергать свою жизнь опасности. И только потом, со временем, я стал понимать всю мудрость этого мифа, смысл которого и заключался в разлучении сердец, подвергавших свои чувства испытанию.  А не было бы испытания, не было бы еженощных подвигов Леандра, и, значит, не было бы и мифа об этой прекрасной трагической любви. Далее »

О любви

к 8 марта корейские картинки

Ли Орён. В тех краях, на тех ветрах

Любовь как тепло, идущее от теплого пола

Если любовь европейцев можно сравнить с пламенем в камине, то любовь корейцев можно сравнить с теплом, идущим от жаровни или теплого пола. Любовь европейцев действительно похожа на жарко горящее пламя, после которого остается только пепел. Эта любовь возникает словно болезненный жар. Латинское слово «атог» означает «любовь», а слово «могЬ — «смерть». Кажется, что европейцы видят глубокую связь между любовью и смертью. Их «любовь» всегда стоит рядом со «смертью». Та же самая связь существует между раскаленным камнем и камнем остывшим. Любовь, которая начинается с пламени, с пламенем и затухает.

Любовь корейцев начинается не с пламени, а с тепла, которое возникает после того, как огонь погаснет. Она похожа на тлеющие угли в жаровне или же на тепло, идущее от подогреваемого пола. В ней по-прежнему теплится жизнь, похожая на сдержанную страсть как тепло в глубине Земли или похожая на отголоски, которые продолжают еще долго звучать.

Если в зимнюю ночь разворошить потухшие угли жаровни, то все равно можно найти несколько все еще тлеющих угольков, так же как остывающий под утро пол в корейском доме все еще продолжает хранить слабое тепло. Далее »

История одного колхоза

Правление колхоза «Большевик» (в центре в первом ряду председатель Ким Гван Тхек)

Правление колхоза «Большевик» (в центре в первом ряду председатель Ким Гван Тхек)

Диаспора в лицах                                                                                                              Владимир  ЛИ

На стыке двух районов Ташкентской области – Уртачирчикского и Куйичирчикского – стоит небольшой поселок, который в прежние годы назывался «Участок  «Большевик» учхоза имени Кирова». Впрочем, и сегодня люди по старой привычке именуют поселок «Большевиком». Если отъехать от Ташкента по трассе, ведущей в Той-Тепу, километров двадцать и свернуть направо, то вы попадете точно по адресу.

Лет пятнадцать тому назад характерной особенностью этой местности было то, что в летние месяцы крыши большинства домов здесь приобретали красный цвет, образуя один цельный горизонт. А объяснялось это тем, что так местные корейцы сушили горький стручковый перец, используя для этой цели все свободное пространство вокруг домов, включая чердаки и крыши. Говорили, что такой перец – по структуре и качеству – не выращивали больше нигде: на других землях, при любых других условиях он просто не приживался. Потому слава о «большевикском» перце в те годы шагнула далеко за пределы нашей республики. Его охотно закупали бизнесмены Кореи, Китая, других стран, пока не грянул экономический кризис, и закупать этот продукт и перевозить в дальние страны стало невыгодно. Сейчас его сеют только отдельные энтузиасты преимущественно для внутреннего рынка. Далее »

Корейцы в России глазами английской исследовательницы

Pictures13

О. С. Пироженко (Москва)

Корейцы в России глазами английской исследовательницы

(к публикации глав из книги И. Бишоп)

25 июля 1894 г. капитан Того, командир японского крейсера «Нанива», будущий адмирал и командующий объединенным флотом Японии, отдал приказ о торпедной атаке шедшего под английским флагом корабля «Гао-шэн», на котором находились 1200 китайских солдат. Началась японо-китайская война 1894—1895 годов, в ре­зультате которой произошел окончательный перелом в расстановке сил на Дальнем Востоке. Китай утратил значительную часть своего былого влияния в регионе, и на его место начала претендовать быстро развивающаяся Страна Восходящего Солнца. Корея впервые за сотни лет получила формальную независимость, которая в дейст­вительности означала лишь устранение еще одного препятствия на пути стремив­шейся к ее закабалению Японии. Именно в этот период известная английская путе­шественница и писательница Изабелла Бишоп собирала в Корее, Маньчжурии и Си­бири материал для своей очередной книги «Корея и ее соседи» («KoreaandHerNeighbours»), которая была издана 10 января 1898 г. в Нью-Йорке.

И. Бишоп родилась в 1831 г. в Англии. В 1854 г. вышла ее первая книга — пу­тевые заметки «Англичанка в Америке», снискавшая широкую популярность. Заин­тересовавшись Востоком, она посетила Японию в начале 90-х годов XIX в., после чего в свет вышла книга «Неисхоженная Япония» («TheUntroddenJapan»), благода­ря которой И. Бишоп получила признание как мастер жанра путевых заметок и ста­ла членом авторитетного Королевского азиатского общества (RoyalAsiaticSociety). С марта 1894 по март 1897 годов она совершила четыре путешествия в Корею, со­вершенно неизвестную тогда европейскому читателю. Благодаря ее литературному таланту, наблюдательности и эрудиции западный читатель смог из первых рук по­знакомиться со страной, дольше других государств Дальнего Востока остававшейся закрытой для внешнего мира. Книга И. Бишоп о Корее имела большой успех и не­однократно переиздавалась в Великобритании и США. Далее »

Translate »