«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Пак Чен Лим. Бои в Ольгине

Посвящаю сорокалетию освобождения Дальнего Востока от интервентов и белогвардейцев

Пак Чен Лим

Пак Чен Лим

1921 год, год в котором мутная волна белогвардейцев и японских интервентов, как в предсмертной агонии, нахлынула по всем уголкам края Дальнего Востока. В этих условиях, разобщенная партизанская жизнь в отдаленных таёжных местах, во многих случаях лишалась возможности заранее принимать меры, предотвращающие опасность действиям врагов. Так случилось с нашим отрядом в день нападения капелевцами на нас в Ольгине.

Это было в 1921 году осенью, когда наш отряд мирно нес долг службы, не зная, что происходит в лагере неприятеля. В часы наряда шагал я в зад и вперед, крепко держа винтовку в руках. На фоне осеннего пейзажа и прилива чувства восхищения, наблюдая изменяющееся явление природы в окружающем мире, невольно погрузился в глубокое созерцание. В мире флора зеленый наряд меняет на пунцовый, в лазурном небе высоко летят лебеди, заполняя эфир печальными криками, вдали на верши не гор белеет снежный покров. Вся жизнь на земле меняется, как стрелки барометра в бурю. Все течет, все меняется.

В этом чудесном уголке, какая она есть бухта Ольга?

Среди множества изгибов береговой линии, одна из которых образовала бухту Ольга, великолепно защищенная от внешних невзгод и стихии. От берегов моря до причала бухты более двухкилометровое расстояние, в котором узкой полосой зигзагообразная морская тропинка, как янтарная гладь, которую моряки называли фарватером.

У входа в гавань по обе стороны берегов есть невысокие сопки над которыми были две старинные крепостные стены с одной трехдюймовой пушкой. На южной стороне крепость каким-то образом была разрушена. К западу бухты на восточном склоне Сихоте-Алинь и до самого берега моря образовалось обширное нагорье с мягким приморским климатом, плодоносной почвой, несметными природными богатствами, причудливыми ландшафтами окаймленные скалистыми берегами Тихого океана. Все это неповторимая красота приморский пейзаж в пору осени.

В этом блаженном местечке расположилось старинное русское село Ольга, населенное жителями с зажиточным состоянием. В этом селе в 1921 году расположился партизанский отряд с подразделением до одного батальона под командованием тов. Назаренко.

В этом отряде была одна национальная корейская рота, прикомандированная в августе этого же года из Анучино по распоряжению Приморского Реввоенсовета и его руководителей т. т. Вольского и Рубцова. Наша рота поместилась в старой кирпичной казарме на самом берегу пристани. В ту пору осень, как всегда в Приморском крае была чудная. Местные жители спокойно трудились кто в море, кто на суше, чтобы своим благородным трудом создавать материальное благо для жизни. Мы партизаны тоже занимались военным обучением, и сообща с тружениками жизнь протекала безмятежно по благоприятному стечению, как в тихий прибой в морском береге, где безмятежно качают чайки. Как будто все было спокойно и благополучно, при такой обстановке никто из нас не думал об опасности внезапного нападения со стороны наших противников. Это был мнимый покой, именно в которой наша бдительность притупилась. В действительности наши враги прицелились против нас. Далее »

Протоколы заседаний правления колхоза им. Свердлова (Синёндон) за 1950 г и 1951 г. из материалов Чирчикского филиала Государственного архива Ташкентской области

1950 год

Протокол № 2

Заседания правления колхоза им. Свердлова

От 1 марта 1950 г.

Повестка дня:

1. О ходе ирригационной работы колхоза.

2. О подготовке сева люцерны и пшеницы, о ремонте сельхозинвентарей.

3. О закреплении посевных площадей за бригадами.

Слушали:

По первому вопросу информацию мираба колхоза О Черсу о ходе ирригационной работы колхоза.

Постановили:

1. Поручить полеводу Ли Петру и мирабу О Черсу организовать работу по очистке оросительной сети и одновременно организовать горячий обед на поле с таким расчетом, чтобы повысили производительность труда в колхозе.

2. Установить режим рабочего дня на поле с 8 часов утра до заката солнца.

3. Обязать всем бригадирам обеспечить выход колхозников на работу по очистке ирригационной сети не менее 100 человек ежедневно…

Слушали:

По второму вопросу информацию полевода Ли Петра.

Постановили:

1. Поручить полеводу Ли Петру и зав. складом Ким Гван Су закончить сортировку зерновых семян не позднее 6 марта с. г.

2. Посев богарной пшеницы поручить председателю Ким Д. А. и закончить его 11 марта с. г.

3. Поручить завхозу Пак Тхай Бун закончить ремонт с-х инвентаря к 12 марта с. г.

4. Поручить завхозу Пак Тхай Бун и зав. Строительством Ким П. И. закончить ремонт дет.ясли к 7 марта, чтобы 8 марта его открыли.

5. Поручить зав. яслями Эм Янне произвести переучет оборудования ясли и представить материалы дополнительно требуемого оборудования не позднее 5 марта.

6. Поручить зав. фермами Ким Экман и зав. Хозяйством Пак Тхай Бун обеспечить на посев 6 пароконных бричек не позднее 5 марта с. г.

7. Поручить зав. гаражом Цой П. И. на посев пшеницы подкрепить специально одну автомашину для успешного завершения посева пшеницы.

8. Поручить председателю правления Ким Д. А. доставить семена люцерны не позднее 5 марта с. г.

9. О выполнении настоящего постановления ежедневно информировать правление колхоза. Далее »

Синёндон в архивных материалах Чирчикского филиала Государственного архива Ташкентской области

1938 год

В 1938 г., по прихоти властей, колхоз из Синёндона Приморского края был назван им. Ежова и находился в Калининском районе Ташкентской области,  хозяйств в колхозе было – 201. 

Планировалось на поливных землях засеять:

50 га – люцерны,

80 га – шалы,

50 га – картофеля,

20 га – бахчей,

35 га – прочих овощей,

33 га – прочих зерновых;

на богарных землях:

150 га – пшеницы,

80,5 га – ячменя,

всего – 548,5 га.

При этом, по плану развития животноводства предстояло купить 10 голов лошадей, и на этом завершалось все развитие.

По плану строительства колхоза намечалось возвести два овощехранилища и один клуб силами десяти колхозников.
Далее »

«Синёндон» и «Политотдел» (эпизод из противостояния двух корейских колхозов)

Футбол в к-зе им. Свердлова (Синёндон)

Футбол в к-зе им. Свердлова (Синёндон)

Эпизод, о котором хочу рассказать, случился в далёкие времена, летом 1961 года, когда корейские колхозы крепко стояли на ногах, набрали силу, позволившую думать не только о хлебе насущном. Корейские колхозы Ташкентской области к началу шестидесятых имели крепкие хозяйства, по своим показателям они входили в самые передовые колхозы всего СССР. На фоне всеобщего подъёма корейских колхозов выделялись лидеры – два хозяйства Верхне-Чирчикского района – к-з им. Свердлова («Синёндон») и к-з «Политотдел».

Они выделялись не только своим достатком, но и негласным противостоянием во всех областях жизни, касалось ли это выращивания хлопка или кукурузы, или участия в конкурсах художественной самодеятельности, или еще в чем-то другом, но особенное противостояние проявилось в любимой народом игре – футболе.

У того и другого колхоза были команды, выступавшие в первенстве Республики. Если вспомнить, то, весь футбол СССР был урегулирован и подразделен на Высшую лигу, ниже шла Первая лига, т.н. класс «А», после нее шел класс «Б», эти три группы составляли Всесоюзное первенство и далее по нисходящей, шли первенства различных Республик. И вот, два корейских колхоза располагали коллективами, претендующими на выступление во Всесоюзном первенстве – в классе «Б»!

Игра команды «Синёндона» был завораживающей, иначе не могу и сказать. Все население, как на праздник, шли смотреть домашние игры своих любимцев, среди них были приглашенные игроки – корейцы из других мест. Далее »

Бугай Николай. О выселении корейцев из Дальневосточного края

Бугай Николай Федорович

Бугай Николай Федорович

Публикуемые впервые материалы о депортации корейцев из Дальневосточного края в Казахстан, Узбекистан, частично в Киргизскую ССР, Астраханскую и Сталинградскую области позволяют раскрыть “белые пятна”, которыми изобилует наша история, особенно новейшая, вследствие сознательного сокрытия от общественности “неприятных” и “неудобных” фактов 1.

Конец 20-х — 30-е гг. на Дальнем Востоке характеризовались обострением сохраненных итогами войны 1904–1905 гг. противоречий между Россией и Японией, стремившейся к захвату территорий не только Китая, Кореи, Монголии, но и Дальневосточного региона СССР. Необходимость защитить свои границы, устранить опасность вооруженных инцидентов в приграничных районах, использование во внешней политике схоластической идеи смены общественно-экономических формаций, принципа пролетарского интернационализма, абсолютизация классово-социального подхода ко всем явлениям международной жизни приводили к активному, в том числе военному, вмешательству Советского Союза в борьбу за власть различных политических группировок в Китае, в конфликты своих непосредственных дальневосточных соседей с Японией. Приходилось давать вооруженный отпор японским милитаристам и непосредственно на границах СССР (бои у оз. Хасан). В этих условиях усиливалась волна подозрений со стороны органов власти на советском Дальнем Востоке в отношении корейского населения, обвиняемого в шпионаже, измене, предательстве. Только по причине национальной принадлежности корейцы (около 175 тыс. человек) во второй половине 30-х гг. в принудительном порядке были депортированы в основном в Среднюю Азию. Осуществление депортации было возложено на наркома внутренних дел СССР Н. И. Ежова и на главу Управления НКВД по Дальневосточному краю генерала Г. С. Люшкова. Самому населению эта мера объяснялась как необходимая для защиты рубежей родины. Юридически корейцы рассматривались до 1945 г. как “административно переселенные”. Затем они были превращены ведомством Л. П. Берия в спецпереселенцев с утратой прав свободного перемещения по стране. Поскольку первоначально переселение рассматривалось как административное, правительство принимало меры к смягчению его последствий с помощью материальных компенсаций, обеспечения жильем, работой и т. д. в местах, куда прибывали переселенцы. Далее »

О состоянии исследований корейской диаспоры Узбекистана

Хан В. С.

Хан В. С.

Хан Валерий Сергеевич

кандидат философских наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института истории АН Республики Узбекистан

– В кн. : Десять лет спустя: (К 10-й годовщине Ассоциации корейских культурных центров Республики Узбекистан). – Отв. ред. В. С. Хан. Ташкент-Сеул: Ассоциация корейских культурных центров Республики Узбекистан, 2001, стр. 156-163

С. 156:

Актуальность корееведческих исследований

   Годы “перестройки” в СССР и последующей независимости бывших советских республик вызвали к жизни стремительный рост национального самосознания как в крупных этнических образованиях, так и в национальных меньшинствах. Проблемы национальной истории, национального возрождения, путей дальнейшего национального развития стали предметом пристального внимания ученых, публицистов, политиков, общественных организаций. Не обошли эти процессы и корейскую диаспору СНГ, включая корейцев, проживающих в Узбекистане.   Во-первых, актуальность изучения вопросов истории корейцев Узбекистана обусловливается потребностями развития национального самосознания корейской диаспоры республики.   Во-вторых, вопросы истории корейцев Узбекистана до сих пор являются мало разработанной темой. Если взять публикации о корейцах СССР и СНГ вообще, то наибольшее количество приходится на Казахстан. Хотя, если взять диссертационные исследования, то по собственно корейской диаспоре Казахстана была защищена лишь одна докторская диссертация (Кан Г.В.). Что касается корейцев Узбекистана, представляющих самую большую диаспору не только в Центральной Азии, но и в СНГ, то нет ни одной докторской диссертации, специально посвященной данной диаспоре. Что касается кандидатских диссертаций, то их можно в буквальном смысле по пальцам пересчитать. Малоразработанность темы, большое количество “белых пятен” в историческом прошлом узбекистанских корейцев делают насущным исследование этих малоизученных проблем.   В-третьих, актуальность исследований корейской диаспоры Узбекистана обусловливается необходимостью создания отечественной школы корееведения. К сожалению, по количеству и качеству публикаций и диссертационных исследований о корейцах Центральной Азии узбекистанские ученые значительно отстают от корееведов России, Казахстана, Республики Корея, США, Канады, Японии. Конечно, весьма приятно, что история корейцев Центральной Азии привлекает зарубежных исследователей. Однако данное обстоятельство диктует и необходимость более интенсивных, глубоких и масштабных отечественных исследований в области корееведения.   В-четвертых, актуальность корееведческих исследований обусловливается и практическими потребностями в области национального строительства.   Далее »

Корейское международное сообщество: утопия или перспектива?

Хан В. С.

Хан В. С.

Хан Валерий Сергеевич
ведущий научный сотрудник
Институт истории АН Республики Узбекистан

В последнее время на страницах печати и различного рода научных и иных конференциях, посвященных “корейской” проблематике, всё чаще обсуждается вопрос взаимоотношений Республики Кореи (а в перспективе и объединенной Кореи) с этническими корейцами, проживающих за пределами корейского полуострова, или так называемая проблема “международного корейского сообщества” (Global Korean Community).

Тому есть ряд причин.

Во-первых, корейская иммиграция, имевшая место на протяжении последних 150 лет, и достигшая небывалого роста во второй половине 20-го века, привела к тому, что численность зарубежной корейской диаспоры к 2000-му году составила около 5 700 000 человек, что составляет более 12 % от населения Южной Кореи или около 9 % от населения корейского полуострова. Корейцы сегодня проживают по всему миру: в Китае – около 2 млн., в Северной Америке – более 1,6 млн., в Японии – более 700 тыс., в СНГ – около 500 тыс., из которых 70% проживают в Центральной Азии, прежде всего в Узбекистане и Казахстане, в Латинской Америке – около 100 тыс., в Европе – более 60 тыс., в Австралии и Новой Зеландии – около 45 тыс., в Юго-Восточной Азии – около 25 тыс., на

Ближнем Востоке – около 12 тыс., в Африке – около 3 тыс. Если учесть интенсивность миграции корейцев, как в прошлом, так и в настоящее время, то в недалёком будущем численность корейцев за пределами полуострова может оказаться сопоставимой с населением Республики Кореи или КНДР. Вполне естественно, что столь стремительный рост зарубежной корейской диаспоры не может не вызывать повышенного к ней внимания со стороны Кореи. Это, в свою очередь, порождает проблему диалога Кореи и корейских диаспор мира.

Во-вторых, до недавнего времени корейские диаспоры в различных странах мира были как бы “предоставлены самим себе” и не находились в фокусе правительства и общественности Кореи. Вплоть до периода своего экономического расцвета, Южная Корея, по понятным причинам, была поглощена решением своих проблем, и говорить о какой-либо стратегии корейского правительства по отношению к корейским диаспорам не приходилось, за исключением аспекта, связанного с противостоянием Северной Корее. С другой стороны, первые волны корейских иммигрантов в большинстве стран мира не обладали достаточным потенциалом, чтобы выступить в качестве равноправных партнеров Кореи. А в качестве “бедных родственников” они не представляли для официальной Кореи интерес, тем более, стратегический. Далее »

Курбанов С. О. Россия и Корея. Ключевые моменты в истории российско-корейских отношений середины XIX – начала XX столетий.

С.О.Курбанов, директор Центра корейского языка и культуры С-ПбГУ

С. О. Курбанов, директор Центра корейского языка и культуры С-ПбГУ

– Россия и Корея до заключения дипломатических отношений в 1884 году.

– Россия и Корея в 1884 – 1896 годах.

– Россия и Корея в 1896 – 1904 годах.

– Русская православная Миссия в Корее в 1900 – 1917 годах.

– Образ Кореи и корейцев в России.

Ключевые моменты в истории российско-корейских отношений середины XIX – начала XX столетий. Корея — небольшая по территории полуостровная страна Восточной Азии, имеющая протяженность с севера на юг чуть более 1000 километров, а с запада на восток — от 175 до 645 километров. В настоящее время ее население, представленное исключительно корейской национальностью, составляет порядка 69 миллионов человек: примерно 22 и 47 миллионов в Северной и Южной Корее соответственно. В середине XIX столетия оно не превышало 10 миллионов при официальной статистике в 6 – 7 миллионов. (В Корее вплоть до конца XIX в. население подсчитывалось на основании сведений провинциального начальства. Целью такого подсчета было установление норм государственного налогообложения. Поэтому для того, чтобы сократить выплаты в казну, цифры количества населения нередко занижались.)

Казалось бы, что важного могли нести в себе отношения между Российской Империей, стоявшей на пути интенсивного капиталистического развития, и маленькой страной Корея, бывшей к середине XIX в. слабой во всех отношениях, испытывавшей на себе постоянное давление со стороны соседних Китая и Японии?

Для России эти отношения имели два важнейших исторических последствия.

Установление общих границ между Россией и Кореей в середине XIX в. и активные контакты между двумя странами вызвали интенсивную корейскую иммиграцию в Россию и, таким образом, появление в ней еще одной национальности, численность которой к концу XX в. достигла 450 тысяч. (По оценкам южнокорейских специалистов, в начале 1990-х гг. численность корейской диаспоры на территории бывшего СССР составляла порядка 450 тысяч человек, при этом 100 тысяч из них проживало на российском Дальнем Востоке. Для сравнения, в то же время в США проживало примерно 700 тысяч корейцев, а в Японии – около 680 тысяч.)

Второе историческое последствие установления и последующей интенсификации российско- корейских отношений состоит в том, что, по мнению большинства историков, борьба между Россией и Японией за сферы влияния в Корее явилась одной из причин русско-японской войны 1904 – 1905 гг. Далее »

Translate »