«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Владимир Ким (Ёнг Тхек). «Кимы» (Роман). Часть 5. Прозрение

DSCF1906

Глава 41

  DSCF1911-5 – Рядовой Ким, выйти из строя!

   – Слушаюсь, ваше благородие!

   Канг Чоль тронул плечо впереди стоящего солдата: тот сделал два шага – прямо и вправо, чтобы уступить дорогу. Прапорщик Смирнов внимательно следил за выходом из строя новобранца и, видимо, остался доволен, поскольку не последовала осточертевшая за последний месяц команда: “Ат-ставить! Повторить команду!”.

   – Рядовой Ким, вы до конца учебы поступаете в распоряжение унтер-офицера Веретенникова. Взвод, направо! Шагом марш!

   Взвод в две шеренги промаршировал мимо Канг Чоля. Многие сочувственно улыбались ему.

   Унтер-офицер Веретенников преподавал в учебном полку будущим разведчикам приемы рукопашного боя с оружием и без оного. Взвод Канг Чоля надолго запомнил первое занятие по этим самым приемам.

   Они выстроились в две шеренги перед зеленой лужайкой, середка которой была вытоптана. Только что молодые солдаты кололи штыками соломенные чучела, преодолевали полосу препятствий, так что были разгорячены донельзя. И тут перед ними предстал неказистый унтер-офицер. Он прошел туда-сюда, окидывая строй оценивающим взглядом, а потом вызвал правофлангового Петрова. У Петрова – рост под два метра, плечи – косая сажень. Он и так-то мог, кого угодно шутя прихлопнуть, а тут ему унтер еще дает в руки трехлинейку с примкнутым штыком и приказывает: “Нападай!” Далее »

Владимир Ким (Ёнг Тхек). «Кимы» (Роман). Часть 4. Подобно летящим стрелам

DSCF1906

Глава 31

   DSCF1912-3Канг Чоль по-прежнему жил в старом домике Епифана, но занимал его уже полностью, поскольку кузницу переместили ближе к речке. Две комнатки теперь соединены дверью: в маленькой устроена кухонька, а большая, что раньше была кладовой, разделена пологом, за которой стояла кровать. Возле окна – тот же стол, стул. К ним добавились шкаф для одежды, полки для книг и широкая скамья. Над входом в комнату висят ветвистые рога сохатого, заваленного прошлой зимой Канг Чолем. Если раздвинуть полог, то можно увидеть на стене еще один охотничий трофей – распластанную шкуру рыси.

   По краям стола высятся стопки книг. Учебники, художественная литература и словари – все вперемежку. Посередине раскрытая газета “Русские ведомости” за 16 января 1913 года. Хотя газета трехмесячной давности, видно, что ее постоянно читают и перечитывают, так как многие статьи исчерканы карандашом, а поля и пробелы испещрены словами на корейском языке.

   Над столом висит небольшая картина в рамке. На ней изображены двое – мужчина и женщина в корейской национальной одежде. Молодые лица светятся счастьем. Лишь внимательно приглядевшись можно заметить, что рисунок выполнен необычным способом и представляет собой искусную вышивку на шелковой ткани.

   Если бы не картина и газета, то вряд ли кто смог догадаться, что в доме живет кореец. А ведь прошел всего год, как Канг Чоль перешел границу России. Далее »

Владимир Ким (Ёнг Тхек). «Кимы» (Роман). Часть 3. Звон российской наковальни

DSCF1906

Глава 21

   DSCF1910-4После обеда зарядил дождь и, судя по всему, надолго. Небо сплошь затянуло серой хмарью, и оттуда летели мириады мелких капель, издававшие своим падением ровный шум, очень даже приятный, когда внимаешь ему в теплом и уютном укрытии.

   Канг Чоль пристроился возле окна, используя столярный верстак в качестве стола. Водя указательным пальцем по странице, он с увлечением читал вслух тоненький потрепанный учебник “Азбука”. Иногда что-то не нравилось ему в собственном произношении, и тогда он снова и снова повторял прочитанное.

   Рисунки, а их было множество, являлись большим подспорьем, но учебник все-таки был рассчитан на человека, знающего разговорную речь, а не на такого, как Канг Чоль, чей запас русских слов исчислялся лишь двумя десятками. Названия проиллюстрированных предметов вопросов не вызывали, но вот что с ними делали в предложении, иногда даже самом коротком, приходилось только догадываться.

   Еще от матери Канг Чоль знал, грамматическая основа у языков с буквенной письменностью, как правило, очень схожа. Все слова подразделяются на части речи, имеют корень и могут приобретать дополнительные смысловые оттенки в зависимости от суффиксов, окончаний, приставок и предлогов. И в предложении они связаны склонением, числом и временем, а сами предложения могут быть повествовательными, вопросительными и восклицательными. Что существуют такие понятия, как ударение, знаки препинания, прописные и строчные буквы. И еще масса других понятий. Далее »

Владимир Ким (Ёнг Тхек). «Кимы» (Роман). Часть 2. Дорога на чужбину

DSCF1906

Глава 11.

DSCF1909-2По лесной дороге тащится телега, груженая хворостом. Вот уже неделя как сошли снега, и день ото дня весна все более властно вступает в свои права.

   Полуденное солнце разморило возницу, одевшегося с утра потеплее. Его ватный халат расстегнут, а наушники мехового колпака забраны наверх. Весенний ветерок поигрывает выбившейся из-под головного убора косичкой, но ее владелец ничего не чувствует, ибо находится в том сладком состоянии дремоты, которое охватывает человека от монотонной езды, покоя и теплыни.

   Возницу зовут Фу Линь, родом он из близлежащей деревни Чжунь, где испокон веков жили его предки, возделывая скупую маньчжурскую почву. От родителей достался ему небольшой клочок земли. За двадцать с лишним лет неустанного труда Фу Линю удалось увеличить его вдвое, приобрести лошадь и телегу. Так что в деревне он считался зажиточным хозяином, из числа тех, кто может позволить себе держать работника круглый год. Этот работник в данный момент собирал хворост, а Фу Линь отвозил его на свое подворье, удобно подремывая на телеге.

   Лошадь, почувствовав свободу, плелась кое-как. И вдруг вовсе встала, понуро свесив голову.

   Фу Линь очнулся и тут же дернул за вожжи:

   – Ти, ти!

   Лошадь вместо того, чтобы двинуться дальше, попятилась назад.

   – Кнута захотела, негодница, – заворчал добродушно Фу Линь и взял в руки прутик. Но что-то заставило его сойти с телеги и пройти вперед.

   На дороге сидел ребенок и, смеясь, пытался дотронуться до лошадиной морды. От изумления Фу Линь чуть не присел. Сон мигом слетел с него. Далее »

Владимир Ким (Ёнг Тхек). “Кимы” (Роман). Часть 1. За честь короля

DSCF1906

Глава 1.

DSCF1908Для императора Кореи Ко Джонга – 26-го по счету монарха со времени образования государства Чосон и воцарения на трон династии Ли – вежливость ничего не значила: вызвав подданного, мог заставить его ждать сколько угодно. Этим он мало отличался от своих царственных предков, самонадеянно полагавших, что время вассала, равно как и его жизнь, целиком принадлежат им.
А между тем еще два века назад его коллега – король Франции Людовик ХV изрек свой знаменитый афоризм – что, дескать, точность – вежливость королей. И вынудило его к этому не столько изобретение механических часов, сколько войны и революции против абсолютизма.
Часы уже становились предметом обихода среди корейской знати начала ХХ столетия, но до вежливости монарха было еще далеко.
Время, казалось, замерло в небольшой приемной, где томились в ожидании вызова знатные дворяне, военачальники, высокопоставленные чиновники различных ведомств. Тишину ожидания нарушали лишь шорох туго накрахмаленных одежд, шелест вееров да редкое покашливание в кулак.
Было душновато, хотя за толстыми стенами дворца буйствовал весенней свежестью апрель 1911 года. Восемь месяцев назад Корея была аннексирована милитаристской Японией, и на несчастный полуостров, словно мухи на полузадушенное животное, ринулись полчища вооруженных солдат, дельцы от военно-промышленного комплекса, торговые агенты и просто авантюристы. Захватчики уже взяли под контроль важнейшие учреждения власти, предприятия, порты, налоговые ведомства. И, конечно же, в первую очередь, они постарались окружить плотной опекой того, кто долгие годы восседал на королевском троне Кореи. Далее »

Корейцы в объективе Макса Пенсона

Председатель корейского колхоза Ким Пен Хва с соратниками в правлении. 40- е гг.

Председатель корейского колхоза Ким Пен Хва с соратниками в правлении. 40- е гг.

Автобиография Макса Пенсона

Написана его рукой в 1939 году.

Макс Захарович Пенсон родился в городе Велиже Витебской губернии 17 марта 1893 года.
Отец по профессии переплетчик, работал в местечковой мелкой типографии. Лично очень рано начал трудовую жизнь. Мальчиком меня отдали на обучение в переплетную мастерскую. Грамоте обучался самоучкой.

В 1907 году отец работал переплетчиком при Велижском городском училище, вследствие чего ему удалось меня определить в это училище, которое я окончил в 1911 году. Имея большое влечение к рисованию уехал от семьи в город Миргород Полтавской губернии и поступил в художественно-керамическую школу. Учился всего полгода и из-за нужды пришлось уехать в город Вильно, где поступил в художественно-промышленную школу общества имени Антокольского (в отдел декоративно-малярный), получал пособие от общества. Учился до 1915 года. Далее »

Новый день. Синендон 1957 г.

Фотография ярко рассказывает о благополучной жизни корейцев в колхозе им. Свердлова (Синёндон) 1957 году. Молодая мама с сыном на веранде дома на фоне новых домов для колхозников. Фото из семейного архива Цой А. Н.

Фотография ярко рассказывает о благополучной жизни корейцев в колхозе им. Свердлова (Синёндон) 1957 г. Молодая мама с сыном на веранде дома на фоне новых домов для колхозников. Фото из семейного архива Цой А. Н.

Денис Тен завоевал бронзовую медаль на Олимпиаде

OLY-2014-FSKATE-FREE-MEN

Поздравляем Дениса Тена!

Борьба за награды в мужском одиночном катании складывалась захватывающе. Казахстанец Денис Тен выступал в третье разминке — не в самой сильнейшей группе. Но после выступления со своей произвольной программой Денис Тен захватил лидерство с результатом 171.04 балов и общим результатом двух видов — 255.10

Денис Тен

Денис Тен

Далее »

Translate »