«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Аннексия Кореи

Размещаю статью об аннексии Кореи, в связи с его любопытным источником литературы, – Н. Гафуров, – удивительно плодовитый советский историк, читал его книгу об истории Центральной Азии, понравилась легкость изложения с огромным фактическим материалом.

Оригинал статьи здесь
bb95c0a0ad72

Медаль в память присоединения Кореи

Акт аннексии Кореи явился следствием и логическим завершением последовательной политики Японии по освоению, установлению всестороннего контроля и фактическому захвату корейского полуострова.

Предыстория к этому событию насчитывает порядка тридцати пяти лет, если вести отсчет с первого японо-корейского договора 1876 г. Данная работа – попытка более или менее полного освещения событий, предшествующих аннексии, установления логических закономерностей между ними, анализа фактологических данных советской и южнокорейской историографии, освещения роли и участия иностранных держав в этих событиях.

Итак, в последней четверти 19-го в. Япония совершила первую попытку “открытия” страны-отшельника. Дело в том, что курс на международную изолящию был сознательным курсом правительства Кореи, направленным на сохранение национальных культурных и иных ценностей от “иностранных варваров”, курс на самодостаточное государство, автаркию. Он основывался на конфуцианских ценностях, а ученые-конфуцианцы считали разрушительным проникновение европейского капитализма в страну. Вторжение иностранных кораблей в 1866 г. послужило одной из причин ксенофобии. Многие прогрессивные конфуцианцы утверждали, что Корея сможет открыть доступ иностранным предпринимателям только тогда, когда ее промышленность станет для этого достаточно конкурентной, и выступали за проведение реформ. Далее »

Козьмина М. И.. Об историографии семейно-брачных отношений корейцев

Фото Виктора Ана

Фото Виктора Ана

Историография корейцев Центральной Азии, или коре сарам, в целом еще мало разработана. Тем более это касается отдельных ее направлений – исторического, этнографического, социолингвистического и других. Тем не менее, и она имеет определенную традицию.

В данном докладе мы хотели бы остановиться на историографии семейно-брачных отношений корейцев Центральной Азии, отраженной в академической и публицистической литературе. Как известно, в 1937 году в результате сталинского решения все корейское население советского Дальнего Востока было депортировано в Узбекистан и Казахстан. Если не говорить о публицистических статьях в периодической печати, то собственно научное изучение переселенных корейцев начинается с 1960 года со статьи Р. Ш. Джарылгасиновой и продолжается автором на протяжении 20 лет. В 60-е годы выходит и обзорная работа Ю. В. Ионовой В научно-дисциплинарном отношении данные работы являются этнографическими. В них получили освещение основные занятия, материальная культура (жилище, одежда, традиционный производственный инвентарь, пища) и семейная обрядность корейцев.

В своей первой статье Р. Ш. Джарылгасинова в очень общей форме описывает предсвадебный и свадебный церемониал корейцев: сватовство, до свадебный вечер, пир в доме невесты в день свадьбы, перевоз невесты в дом жениха, шутливое требование родственниками девушки “выкупа” за нее, подношение невестой подарков родственникам жениха на следующий день после свадьбы, возвращение молодых в дом невесты и ночевка у ее родителей, неучастие родителей молодых в дом невесты или заменяющих их старших родственников в свадебных пирах. В последующих работах этот церемониал описывается более детально. Также подробно описываются старинные обряды, связанные с рождением ребенка, когда ребенку исполняется один год, и празднованием шестидесятилетнего юбилея. Далее »

История Кореи по Льву Гумилёву

Глава XXV

КОРЕЯ В ДРЕВНОСТИ

Первым государственным образованием, созданным предками корейцев, предшественником ранних корейских государств первых веков христианской эры был так называемый древний Чосон. Он занимал северную часть Корейского полуострова и, возможно, часть Ляодуна (существует мнение, что центр древнего Чосона находился на территории Ляодуна и Ляоси).

По легендарной версии, древний Чосон был основан в 2333 г. до х.э. Тангуном, сыном небожителя и медведицы, превращенной в красивую женщину. Как бы ни была сомнительна эта дата, в Китае, во всяком случае, название этого государственного объединения было известно еще в VII в. до х.э., из чего можно заключить, что какие-то контакты между древним Чосоном и Китаем имели место уже в то время. Однако нет никаких свидетельств того, что в это время территория древнего Чосона входила в состав китайских владений, или того, что древний Чосон находился в вассальной или еще какой-либо зависимости. Поэтому сообщение “Ши цзи” о том, что Чосон был пожалован около 1121 г. до х.э. в удел Ци Цзы (кор. Киджа) чжоуским ваном, выглядит сомнительно, хотя Киджа – видный сановник последнего вана китайской династии Инь, не пожелавший служить новой династии, Чжоу, – реальное историческое лицо. Далее »

Ан Джун Гын (1879 -1910). Сто лет подвигу национального героя Кореи.

Хан Владислав Викторович, г. Ташкент,
октябрь 2009 г.

Ан Джун Гын

Ан Джун Гын

10 апреля 1909 года в Токио состоялось секретное совещание об окончательном захвате Кореи и включении его в состав Японской империи. На совещании присутствовали премьер-министр Кацура, министр иностранных дел Комура и генерал-резидент Ито Хиробуми.

7 июня японское правительство обсудило и приняло, а император Японии утвердил меморандум об аннексии Кореи. Решение об аннексии хранилось в глубокой тайне, но, тем временем, осуществлялись подготовительные мероприятия. 12 июня Корейскому правительству навязали «соглашение» о роспуске корейских судов и передаче Японии всей судебной системы страны. В тот же день, убедили упразднить и военное министерство.

Корейские патриоты, справедливо оценивая эти меры, как очередной шаг на пути к полному уничтожению независимости, усилили антияпонскую борьбу. Особой остроты достигла партизанская борьба, широкий размах принял террор против японских чиновников и национальных изменников.

Националистическая организация во Владивостоке подготовило покушение на Ито Хиробуми, надеясь этим актом на только устранить одного из главнейших организаторов колониального порабощения страны, но и не допустить подписания соглашения между Россией и Японией.

Акт возмездия совершил Ан Джун Гын (1879 – 1910), родом из семьи янбана г. Хэджу провинции Хванхэ.

В 1907 году эмигрировал во Владивосток.

В июле 1909 года один из отрядов «Ыйбен» численностью 200 человек, под командованием Чхве Дже Хена перешел Туманган и, нанеся большие потери японскому гарнизону г. Кёнвон, совершил рейд в район г. Хверён. В этом походе в качестве командира взвода принял участие Ан Джун Гын. По возвращению из похода, в сентябре 1909 года, находясь во Владивостоке Ан Джун Гын узнал о предстоящей поездке Ито Хиробуми в Харбин на встречу с русским министром финансов Коковцевым и приступил к составлению плана убийства, которое и было совершено 13(26) октября 1909 года на Харбинском вокзале. Возмездие было совершено прилюдно, несколькими выстрелами был тяжело ранен японский наместник, первый генерал-резидент в Корее Ито Хиробуми, который и скончался на месте. Далее »

Японо-Корейская война (1592-1598 годы)

Оригинал статьи здесь

Кора́бль-черепа́ха, кобуксо́н

Корабль-черепаха кобуксон

В 1582 году полководцу Тоетоми Хидэеси удалось объединить Японию в единое государство. После этого он стал всерьез думать об экспансии на азиатский материк. Ближайшей территорией к Японским островам была Корея, раздираемая в ту пору феодальными усобицами и казавшаяся легкой добычей. Но у Японии не было сильного морского флота. Еще в 1586 году Хидэеси говорил португальскму миссионеру епископу Гаспару Коэлхо, что хотел бы получить от Португалии большие корабли, чтобы во главе огромного войска отправиться на покорение Кореи и Китая. Но португальцы не воспринимали эти планы всерьез, считая, что японский правитель страдает манией величия. Отказ португальцев предоставить суда привел к массовой высылке португальских миссионеров из Страны восходящего солнца.

Только в 1590 году Хидэеси смог приступить к подготовке вторжения в Корею. Он рассчитывал занять массы самураев на внешней войне, чтобы они не помышляли о возобновлении внутренних междоусобиц. Подготовка к войне заняла полтора года. 1 марта 1592 года Хидэеси в сопровождении военачальников и большой свиты отправился на север острова Кюсю, чтобы в замке Нагоя непосредственно заняться Корейской экспедицией. По его приказу было сформировано девять дивизий, будто бы насчитывавших 158 800 воинов (эта и последующие цифры скорее всего сильно преувеличены японскими хронистами).
Кроме того, еще около 100 тысяч воинов не были объединены в дивизий, а остались в подчинении своих феодалов. Помимо этого, была еще личная гвардия самого Хидэеси, насчитывавшая 30 тысяч человек. Для переправы через Корейский пролив японцы располагали несколькими десятками крупных кораблей и сотнями мелких суденышек, на борту которых было около 9 тысяч матросов. В середине апреля Хидэеси потребовал от правителя (вана) Кореи пропустить японскую армию через корейскую территорию для нападения на Китай. Ван не воспринял это требование всерьез и понял, что правитель Японии не шутит только тогда, когда три японские дивизий уже высадились на юге Корейского полуострова, почти без сопротивления захватили крепость Пусан и стремительно двинулись к столице страны – Сеулу. Далее »

Как же осуществлялась депортация корейцев с Дальнего Востока?

1bca4822-1bfd-4593-bc5e-35ca6c8dcf70
На тему дня (25 октября 2009 г. во всех православных храмах и монастырях Ташкентской и Среднеазиатской Епархии будет проведена панихида по невинно убиенным во время репрессии и переселения корейцев) публикую отрывок из книги Ким П. Г. «Корейцы Республики Узбекистан»:

Как же осуществлялась депортация корейцев с Дальнего Востока?

Вопрос о переселении держали от населения в глубокой тайне. Сообщили за один-два дня до начала акции переселения. И конечно же среди населения поднялась паника. Люди не знали, что можно брать с собой, как быть с домашней утварью, строением, что делать с выращенным урожаем. За день до начала погрузки в эшелоны было объявлено, что все движимое и недвижимое имущество, а также урожай, не убранный с полей, остаются на месте. Далее »

О литературе корейцев Казахстана

501918_533047011_1198_Yan_Von-SynЯн Вон Сик, член правления Союза писателей Казахстана, член “ПЕН клуба”.

Литературу корейцев Казахстана по своей природе нельзя называть иначе, как советско-корейской литературой, так как и после распада Советского Союза она обособленно не существовала ни в Казахстане, ни в СНГ. Но следует отметить, что советско-корейская литература в основном базировалась именно на казахстанской земле, поскольку только в Казахстане корейские писатели имели свою писательскую организацию – корейскую секцию при Союзе писателей СССР и Казахстана, литературные же произведения на корейском языке в основном печатались в Казахстане в издательстве “Жазушы” и в газете “Ленин кичи” (“Коре ильбо”).

В Москве тоже издавались книги на корейском языке, но их издание носило эпизодичный характер. Советско-корейская литература по своей идейно-политической, историко-географической сути тесно связана с русской, затем советской и с самой корейской (то есть относящейся к исторической родине советских корейцев) литературой. Так же, как и в целом советская литература, она основывалась на социалистическом реализме и наследовала традиции корейской пролетарской литературы 20-30-х годов прошлого века.

Официальная формула социалистического реализма, утвержденная на первом съезде советских писателей в 1934 г. и вошедшая в устав Союза писателей, гласит, что “являясь основным методом советской литературы, социалистический реализм требует правдивого, исторически-конкретного изображения действительности в ее революционном развитии”. Далее »

Лю Геннадий. Золотое перо Кореи

27ff61cd-3d2c-4f06-adbb-74719516845d

Лю Геннадий

Золотое перо Кореи /Геннадий Лю.-Т.: Ижоддунёси, 2004. – 104 с.

Родственники поэта Чо Мёнг Хи выражают признательность профессору Сеульского университета, председателю общества по культурному обмену между Республикой Корея и Республикой Узбекистан Хан Мёнг Хи и Чрезвычайному и Полномочному послу Республики Корея в Узбекистане Ким Сон Хвану за моральную и материальную поддержку в издании книги.

lib44ВВЕДЕНИЕ

Среди множества деятелей литературы и искусства, репрессированных сталинским режимом, наиболее трагично выглядят фигуры иммигрантов, которые, поверив социалистической пропаганде, надеялись найти в бывшем Союзе «свободных и равноправных» землю обетованную. Так случилось и с прекрасным корейским поэтом Чо Мёнг Хи. По существу, он попал из огня да в полымя. На родине его преследовав японская охранка, а здесь – НКВД…

Мне довелось поработать над переводами нескольких его стихотворений. В них ощущалась огромная энергия слова, яркий, самобытный талант. И это – главное – автору книги о нем Геннадию Лю удалось убедительно подтвердить своим скрупулезным, высокопрофессиональным анализом. Достоверно переданы и атмосфера времени, ситуация и среда, окружение поэта. Безусловно, заслуживают самых теплых слов друзья и родственники, сделавшие очень многое для реабилитации и увековечения памяти Чо Мёнг Хи – и таких слов в книге немало. Да и в целом эту небольшую по объему книгу можно расценить как изящно выполненный памятник поэту и мученику, замечательный подарок к его 110-летию. Далее »

Translate »