«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Тен Пон Ен Борис Яковлевич – председатель национально-культурной автономии корейцев Новосибирской области

18-19 апреля в Новосибирске пройдут важные мероприятия, посвященные 150-летию добровольного переселения корейцев в Россию. Организатором наряду с ООК России выступает Национально-культурная автономия корейцев Новосибирской области во главе с Теном Борисом Яковлевичем (Пон Ен). Естественно, интерес к первому лицу корейцев Новосибирска возникает самым непосредственным образом, поэтому, поискав в сети, нашел его интервью, данное газете “Новая Сибирь”. Интервью датируется 2008 г., но давность не лишает нас информативности, а даже можно сказать: большое видится издалека!

Борис Тен: Родина — это как многолетняя привычка

Тен Борис

Тен Пон Ен Борис Яковлевич

ПРЕЗИДЕНТ национально-культурной автономии корейцев Новосибирской области господин Тен Пон Ен не возражает, когда его по-русски называют Борисом Яковлевичем. Многие корейцы, живущие в России, взяли себе русские имена. И все-таки свою национальную культуру они хранят, а традиции чтят. Вот об этом мы и поговорили с господином Теном, новосибирским предпринимателем, руководителем ЗАО «Тегма», который принадлежит к первому поколению корейцев, родившихся в России.
— Борис Яковлевич, расскажите, пожалуйста, свою личную историю. И почему вас зовут Борис, хотя вы Пон Ен? На вашей визитке два имени!
— Родился я в 1952 году на Сахалине, который к тому времени уже отошел к Советскому Союзу. При рождении мне дали только корейское имя. В свидетельстве о рождении записано Тен Пон Ен. А когда я поехал в четвертом классе в пионерский лагерь, мне дали еще и созвучное корейскому имя Борис. Во-первых, потому что для русскоязычного человека трудно разобрать, где имя, где фамилия, все слова короткие. Во-вторых, это сейчас мы привыкли, начинаем привыкать, к разнообразию имен, фамилий, к разным лицам. А во времена Советского Союза все должны были быть одной национальности — советский человек. И имя должно было быть понятным. Меня с детства зовут Борис, я к этому имени привык и считаю его родным, хотя и в семье разговаривали только по-корейски, когда я был маленьким, и вообще все мои сородичи в то время по-русски плохо понимали. Дело в том, что сахалинские корейцы невольно остались в России после освобождения южной части Сахалина от Японии в августе 1945 года. И я принадлежу к первому поколению «русских корейцев». Хотя если счет вести по-корейски, а там есть особенность счета, то мы все — «и се», что означает второе поколение. Первое — это наши родители, которые сначала и оказались на русской освобожденной земле, хотя сами родились в Корее. Многое у нас не совпадает с европейским счетом. Например, у корейцев принято: ребенок рождается — ему уже год присваивают. Далее »

А Карадарья течет по-прежнему…

На снимке: последний председатель  Цой Федор Константинович (слева), ветераны Юн Тхя Ен и Пан Алексей Петрович. Снимок сделан в июле 1989 года на одной из улиц колхоза имени Карла Маркса.

На снимке: последний председатель Цой Федор Константинович (слева), ветераны Юн Тхя Ен и Пан Алексей Петрович. Снимок сделан в июле 1989 года на одной из улиц колхоза имени Карла Маркса.

История диаспоры в лицах                                                                                      Владимир  ЛИ

На 12-м километре автодороги Джума – Каттакурган, что в Самаркандской области, есть местечко с поэтичным названием Гузалкент.  Редко кто, проезжая по трассе, не заметит аккуратные ромбики ухоженных полей, обилия садов и виноградников. Земля эта вот уже на протяжении многих десятилетий щедро родит, радуя селянина богатым урожаем.

Когда-то значительная часть этих мест, по левую сторону реки Карадарьи, была покрыта камышовыми топями. В 30-е годы прошлого столетия здесь образовалось несколько колхозов, на скудных землях которых местные жители выращивали в основном кормовые и бахчевые культуры.

Массовое наступление на камыши началось с появлением корейских переселенцев. В 1937-м в Самаркандской области было отведено для насильственно депортированных несколько мест, одно из них – Гузалкент. 13 небольших хуторов, в каждом из которых были размещены по 50-60 корейских семей, образовали 13 самостоятельных хозяйств. Позже все они слились в один единый колхоз – имени Карла Маркса, который под таким названием просуществовал вплоть до начала 90-х. Далее »

Идеология национально-освободительного движения Кореи в период японского протектората

Японцы в Корее

Толстокулаков И. А.

Открытка, посвященная учреждению генерал-резидентства

Открытка, посвященная учреждению генерал-резидентства

17 ноября 1905 г. в Корее был установлен режим японского протектората, что означало потерю самостоятельности во внешнеполитической деятельности, национальной обороне и некоторых иных атрибутов суверенного государства, при этом сохранялись имперский статус, введённый в 1897 г., и некоторые внутренние административно-хозяйственные структуры, а также формальная власть правящей династии. С этого момента внешняя политика и оборона страны стали прерогативой японского генерального рези­дента, первым этот пост получил Ито Хиробуми, известный дипло­мат и политик, обеспечивший заключение Договора о протекторате. Силовое давление накануне и во время подписания документа, ока­занное на высшее корейское руководство, достаточно полно описано в зарубежной и отечественной литературе (см., например: [1; 5; 6]). В меньшей степени освещено влияние нового режима на дальнейшую общественно-политическую модернизацию Кореи.

В условиях японского протектората часть национальной корей­ской интеллигенции, не принявшая соглашательскую позицию «Ильчинхве» / «Общества совместного прогресса»[1] и испытавшая на себе воздействие широкого спектра зарубежных политических установок – от паназиатизма до социализма и анархизма, практически осво­бодилась от конфуцианской догматики. В отличие от предшествен­ников она обладала расширенным социально-политическим кругозо­ром, опытом удач и поражений кэхва ундонъ и других политических течений. Просветительская мысль Кореи пыталась найти выход из затруднительного положения, в которое попала страна после уста­новления протектората. В условиях жёсткого контроля со стороны японских властей чрезвычайно трудно было отстаивать идею о во­оружённом сопротивлении, кроме того, сказывались традиционные ориентиры на поддержание социальной гармонии и общественного спокойствия, поэтому идеологи просветительского движения кэмонъ ундонъ сделали выбор в пользу ненасильственных методов. Далее »

Д. А. Самсонов. Корейский этикет: опыт этнографического исследования

978-5-02-038335-7_oblozhka

ПДФ

Д. А. Самсонов. Корейский этикет: опыт этнографического исследования

СПб.: Наука, 2013. — 144 с. — (Kunstkamera Petropolitana).
ISBN 978-5-02-038335-7

Монография посвящена одной из ключевых тем корееведения — традиционному корейскому этикету. Последние несколько столетий господствующей идеологией в Корее было неоконфуцианство с его особым отношением к нормам ритуала и проведению церемоний, соблюдение которых считалось основным залогом гармонии в человеческом обществе и космосе. В исследовании выявляются наиболее типичные формы ритуально-этикетного поведения корейцев. В книге показана его связь с традиционными мировоззренческими установками и религиозными представлениями. Этикет в книге рассматривается как один из вариантов стереотипной ритуализированной формы поведения, которая помогает понять и осознать важные основы традиционного мировосприятия народа. В ходе повествования последовательно рассматривается система отношений и поведения в традиционной корейской семье, анализируется этикет обрядов жизненного цикла, некоторые элементы корейского традиционного костюма, а также некоторые важные кинесические аспекты общения в современном корейском обществе. Далее »

Борьба мировых держав и Японии за влияние в Корее

Портсмутский мирный договор — договор между Российской империей и Японией, завершивший русско-японскую войну 1904—1905 годов. Подписан 23 августа(5 сентября) 1905 года в городе Портсмут, США. С российской стороны договор подписали С. Ю. Витте и Р. Р. Розен, с японской стороны — Комура Дзютаро и Такахира Когоро.

Портсмутский мирный договор — договор между Российской империей и Японией, завершивший русско-японскую войну 1904—1905 годов. Подписан 23 августа(5 сентября) 1905 года в городе Портсмут, США. С российской стороны договор подписали С. Ю. Витте и Р. Р. Розен, с японской стороны — Комура Дзютаро и Такахира Когоро.

Объединение Кореи неизбежно

БОРЬБА МИРОВЫХ ДЕРЖАВ И ЯПОНИИ ЗА ВЛИЯНИЕ В КОРЕЕ

Герман Ким, доктор исторических наук, профессор,
Заслуженный деятель Республики Казахстан,
член казахстанской секции Консультативного Совета
по мирному и демократическому объединению Кореи 16-ого созыва

Узкая полоса по 38-ой параллели разделяет как Корейский полуостров на два государства. Появилась она на политической карте мира сравнительно недавно, но раздел Кореи на части уходит в более глубокую историю, в связи с многократными попытками завоевать ее соседними странами.

Во второй половине XIX в. обострилось противоборство мировых держав за колониальный захват Кореи – «лакомого кусочка на Дальнем Востоке». Правящая династия Чосон продолжала проводить политику изоляции от внешнего мира, но западные державы навязали Корее неравноправные договоры. К этому времени по соседству с Кореей появился «молодой хищник» – Япония, которая после буржуазной революции Мэйдзи (1867-1868) также же, как и Германия стремилась наверстать упущенное в разделе «колониального пирога».

Япония, готовясь колониальным захватам в Азии, сделала ставку не только на военно-технические приготовления, но и на пропаганду доктрины «Азия для азиатов», на идеологическое обоснование «превосходства национального духа японцев», призванного выполнить историческую миссию «освобождения корейского и китайского народа от «белых варваров».  Далее »

Цой И. В. Корейская литература начала XXI-ro века – рассказ Пак Мингю «Бисквит»

Инна Цой

Инна Цой

Корейская литература начала XXI-ro века – рассказ Пак Мингю «Бисквит» («Кхастхэра», 2003)

Цой И.В. (СПбГУ)

В своем докладе я хотела бы обратить внимание на особенности корейской литературы начала XXI-ro века и сделать это на примере творчества современного корейского автора Пак Мингю, представив один из его рассказов.

Почему современная литература и почему выбор пал именно на этого писателя? Дело в том, что в последнее время интерес к современной литературе Кореи вызван тем, что, к сожалению, в данный момент, за исключением одной хрестоматии, некоторых научных статей и переводов отдельных произведений современных авторов, нет системных исследований, посвященных этому периоду. С этой точки зрения литература начала XXI-ro века практически не изучена в том объеме, который необходим, чтобы проследить основные тенденции в развитии корейской литературы конца XX-ro – начала XXI-ro веков. Те статьи, которые появляются в востоковедных изданиях, фактически основаны на замечаниях корейских критиков. Я тоже, к сожалению, не могу похвастаться обширными знаниями литературы этого периода. И скудность информации особенно сказывается, когда необходимо прочитать студентам целый курс лекций по новейшей корейской литературе. В результате, в августе 2011 года по приглашению Института переводов корейской литературы я приехала в Корею, и благодаря этой программе мне удалось побывать на творческой встрече с корейским современным автором Пак Мингю. Неформальное общение с писателем переросло в настоящий интерес к его литературному творчеству, и я прочитала первый сборник его рассказов. А в дальнейшем перевела один из рассказов из этого сборника, о котором и буду вести речь в данном докладе. Оказалось, что это один из наиболее известных молодых авторов начала XXI-ro века, который родился в 1969 году. Более того, в 2011 году именно этого писателя литературные критики назвали «лицом литературы 21-го века». В целом поколение писателей, родившихся в 60-70-е годы, называют новой творческой волной в корейской художественной прозе и поэзии. Расцвет их творчества приходится как раз на конец прошлого – начало этого столетия, и теперь эти авторы получили признание среди корейских литературных критиков. Они активно публикуются и выступают на творческих вечерах, их произведения переводятся на другие языки. Далее »

Пак Мингю. Бисквит

 kholodilnik

Перевод Цой И. В.

1

       Похоже, в прошлой жизни холодильник этот был хулиганом.

       А почему бы и нет?  Мне, по крайней мере, так кажется. Вот как все было: май 1985-го года, Бельгия, Брюссель. Финальный матч европейской Лиги Чемпионов между «Ливерпулем» и «Ювентусом». Возбужденная толпа английских болельщиков бросается к трибунам, где сидят итальянские фанаты. Рушится стена. Тридцать девять человек погибают, раздавленные ее обломками. И среди них – этот парень.

       Когда он пришел в себя, то был уже на Небесах. Какой абсурд! Тут же нахлынуло сожаление. Нужно бы научиться мудрости, уметь держать себя в руках. Мне этого явно не хватает. И вот такому вот ему Бог предлагает: может быть, холодильник? И в самом деле! Он хлопнул себя по коленям. А что, ведь это будет достойная жизнь. Вот так парень, когда-то обожавший «Ливерпуль», превратился в холодильник. А потом, неведомыми путями добравшись до меня, стал моей собственностью. Можете не верить, но мне кажется, что дело обстояло именно так. Далее »

Движение кэхва ундон. Переворот 1884 года

Пак Ен Хе, Со Гванбом, Со Джепхиль и Ким Ок-Кюн слева направо в Японии в начале 1885 года,  после неудавшегося государственного переворота в Корее.

Пак Ен Хе, Со Гванбом, Со Джепхиль и Ким Ок-Кюн слева направо в Японии в начале 1885 года, после неудавшегося государственного переворота в Корее.

 

Значение термина кэхва достаточно широко — «открытость, раз­витие, начало нового». Поэтому в нем заключены как идеи большей открытости Кореи внешнему миру, так и всесторонних реформ.

В исторической литературе справедливо отмечается, что рефор­маторские идеи кэхва возникли не на голом месте. Идейное течение сирхак послужило базой для становления реформаторского движе­ния. Основоположником кэхва ундон называют высокопоставленно­го сановника Пак Кюсу (1807-1876), который, с одной стороны, бу­дучи губернатором провинции Пхёнан, противодействовал агрессив­ным действиям американцев, прибывших в Корею на судне «Генерал Шерман», а с другой — настаивал на заключении Канхваского дого­вора с Японией, считая это благом для своей страны. Переводчики с китайского языка, выходцы из сословия мелкого чиновничества О Гёнсок (1831-1879) и Ю (Лю) Дэчхи (1831-?), часто бывая в Китае, привозили оттуда книги о том новом, что происходило в мире, и пы­тались доказать необходимость скорейшей модернизации Кореи. К их словам прислушивались молодые люди, которые и стали практиками движения за реформы —  Ким Оккюн (1851-1894), Пак Ёнхё (1861-1939), Со Гванбом (1859-?), Хон Ёнсик (1855-1884). Далее »

Translate »