«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

В. Л. Асмолова. Древний китайский циклический календарь и восточный зодиак

601646_625433277516869_447983452_n

안창수. 청마의 기운으로 새해 행복하세요

Уже более двадцати лет  у нас в стране стало очень модным именовать года по восточному циклическому “звериному” календарю, обязательно присовокупляя к имени животного цвет, что сразу же раздвигает рамки цикла с двенадцати лет до шестидесяти.

Так что же это за календарь, в котором совершают свой бег по малым двенадцатилетним кругам внутри большого шестидесятилетнего круга эти разноцветные животные, доносящие к нам дыхание и аромат Дальнего Востока? Каковы его структура и символика, где и когда он родился, в каких странах распространен сегодня? Обо всем этом мы знаем, в основном, очень мало, а то, что знаем – суть нечто весьма туманное.

Шестидесятилетний циклический календарь родился в древнейшие времена в Китае, а знаки его применяются в этой стране для летоисчисления с начала I века нашей эры. Далее »

Пак Л. В. Роль категорий пространства и времени в традиционной свадебной обрядности (на примере корейцев Узбекистана)

DSC_0675 - копия

Л.В. Пак
Институт Истории АН РУЗ

Пространство и время – одни из важнейших категорий, образующие основную систему координат, в рамках которой образуется, функционирует и развивается традиционная свадебная обрядность. В осмыслении и понимании пространства и времени соединяются мировоззренческие представления, а также хозяйственно-культурная специфика. Именно здесь проявляется мифоснова традиционной свадебной обрядности.

Пространство по-разному понималось философами, физиками, математиками и трактовалось ими как некое вместилище, пустота, наполняемая сгустками материи, вещами и их отношениями. По словам таких ученых как А.К. Байбурина и Г.А. Левинтона «в земном чувственном мире все действительно  находится в определенном трехмерном пространстве, а с учетом временной координаты – четырехмерном. Пространство имеет не только внешние контуры, оно “расположено” в духовном мире социума и личности. Этот пространственный пласт, или объем очень важен, так как воздействует на мотивацию поведения людей»[2].  Далее »

Пак Л. В. К изучению семантики свадебной обрядности корейцев Узбекистана

DSC_0397 - копия

Пак Людмила Вячеславовна
Узбекистан г.Ташкент
Институт истории АН РУз
E-mail: lyudmilapak17@yandex.ru

Корейская диаспора – одна из многочисленных групп, которая проживает на территории Узбекистана. Оказавшись волею судеб и политических событий вдали от своей родины, корейцы были переселены в Узбекистан в 1937 году. Причём их расселение не было компактным  по всей территории страны. Активно участвуя, в экономической и культурной жизни среднеазиатского региона, корейская община испытывала сильнейшее воздействие иноязычного этнического окружения. В  результате, сегодня,  в духовной и культурной сфере происходит размывание чётких границ, а проживание корейцев в многонациональной этнической среде приводит к увеличению межнациональных браков среди корейцев, что оказывает воздействие на трансформацию традиционной культуры и утраты преемственности опытом между поколениями. Наметилась тенденция размывания этнического состава общины, утрата части явлений традиционной культуры, и необходимость  для членов корейской общины самоидентификация и сохранение себя как этнической группы. В связи с этим в последнее время наметился интерес к традициям и их возрождению в среде корейской диаспоры. Далее »

Владимир Николаевич Шин. Шаги к памяти

Последний из могикан, — так говорят и пишут о знаменитой исторической личности, человеке-легенде. Отныне Он, с заглавной буквы, для журналистского сообщества СНГ и для нас, соотечественников, стал им. Печальные совпадения: в последнем номере минувшего года в «Корё ильбо» сообщалось, что в последней декаде декабре ушел из жизни Владимир Николаевич ШИН. Он покинул земную обитель вслед за своим выдающимся Учителем, непревзойдённым профессиональным гуру Василием Михайловичем ПЕСКОВЫМ. Они словно закрыли свою славную эпоху творчества. Их сроднила газетная альма-матер, самая любимая в советской стране «Комсомольская правда». Они были яркими выразителями идей, образов, новаторами в таком сложном жанре, каким является искусство фотографии.

14002

Владимир Николаевич Шин

Восемь траурных строк. Соболезнование сыну Дмитрию, он достойно несет эстафету отца. В.Н. Шина вряд ли знают молодые современники, но в мире газетных фотопрофессионалов он незабываем, ибо имя ему — превосходный маэстро! Читатели убедятся в этом, прочитав отзывы московских коллег о Владимире Николаевиче. Они прозвучали, а затем были опубликованы в российской газете «Ариран-Пресс» пять лет назад в связи с 70-летием юбиляра. Далее »

Память о Герое жива

память

Герой Социалистического труда Филипп Иванович Ли

Время пролетает быстро, вроде еще вчера был школьник, а сегодня тебе уже за пятьдесят. И собираемся мы сегодня уже не на молодежные праздники, а на дни рождения внуков. Впрочем, иногда встречи с родственниками дают толчок для интересных исторических изысканий.

Недавно в гостях у брата стал перелистывать семейный альбом и обратил внимание на старое фото. Мне показалось, что запечатленного на снимке человека с орденом- звездой на груди я когда-то видел. Стал расспрашивать о происхождении фотографии, и выяснилось, что снят на ней дедушка покойной жены моего брата Филипп Иванович Ли. А фотографии ровно 40 лет – она была сделана, когда Филипп Иванович приезжал выдавать замуж любимую внучку Нелли. Нелли Алексеевна при  жизни часто вспоминала деда и бережно хранила его фотографии, а теперь снимки продолжают храниться у брата, в память…

Мне было интересно узнать историю пусть дальнего, но родственника. Тем более, что человеком он оказался заслуженным, с непростой, как и у многих корейцев, судьбой.

Филипп Ли родился 3 апреля 1903 года в Корее, в районе Сендин. А уже в 1930 году начал работать в колхозе Бикинского района Черниговской области бригадиром полеводческой бригады. Какими ветрами судьбы забросило корейца с Дальнего Востока в Украину? Но так или иначе, работал он честно, прилежно. Был бригадиром тракторной бригады в Лермонтовской МТС. В 1937 году приехал жить в Казахстан, где до 1941 года работал машинистом, затем с 1941 по 1957 год – бригадиром тракторной бригады Уш-Тобинской  МТС. С 1958 по 1963 год Филипп Ли – бригадир тракторной бригады колхоза «Ленинский путь». С 1963 года – рабочий нефтехозяйства в рисосовхозе имени газеты «Правда». Таков его рабочий путь, зафиксированный отметками в трудовой книжке.

Сегодня мы знаем, что корейцы на фронт не призывались и причины тому известны… Но все же в годы войны 1941-1945 гг. их ждал другой, не менее ответственный фронт  – трудовой. Случай же с Филиппом Ли для того времени, был редкий, если не единичный – он работал свободно, в трудоармию не призывался. Об этом поведал мне в телефонном разговоре с Уштобе его сын, младший и единственный, оставшийся в живых из шести детей Филиппа Ивановича. Далее »

Владимир Ли. БЕРЕГ НАДЕЖДЫ. Часть III. Судьбы людские

Берег надежды

Берег надежды

Автобиографическая повесть

 

 1.  К БЕРЕГАМ   АРАЛА    

Север Узбекистана встречал нас  холодным дыханием предзимнего Арала. По иссушенным такырам плато Устюрт осенний ветер неистово гнал упругие «шарики» перекати-поля и ажурные сплетения желто-оранжевой верблюжьей колючки.

Почти двое суток из окна пассажирского вагона мы созерцали унылые картины увядающей перед зимним ненастьем азиатской пустыни.  На пепельно-серых дюнах сиротливо торчали остатки летней растительности, изредка можно было видеть стоящего на задних лапках любопытствующего суслика или парящего высоко в  небе пернатого хищника. Периодически на нашем пути вырастали небольшие станции и полустанки,  да и те представляли собой  жалкое зрелище в виде двух-трех неказистых глинобитных домиков, позади которых неоглядно простирались к горизонту зыбучие барханы.

– Скоро приедем, – успокаивал нас отец. – Еще несколько станций, и мы дома.

Изрядно похудевший, с небритой щетиной на осунувшемся  лице, с лихорадочным блеском в глазах, он походил на затравленного волка, который только ему одному известными  потайными тропами перегонял  семью в безопасное логово. Далее »

Владимир Ли. БЕРЕГ НАДЕЖДЫ. Часть II. В саманных лачугах

Берег надежды

Берег надежды

Автобиографическая повесть

1.КСЮШКА СЕРДИТСЯ

– Ксения Львовна, а что такое любовь? – Генка сидел   за четвертой   партой  в левом крайнем ряду и отчетливо  видел, как густо покраснело лицо учительницы. В классе  воцарилась     тишина.  Все  ждали ответа  на  вопрос,  который  явно  имел  скрытый смысл.

– У тебя еще молоко на губах не обсохло, – сказала после  минутного  замешательства  Ксения  Львовна. – Вот подрастешь, узнаешь! – И так зло посмотрела на Генку, что тот   съежился, на лице проявилось подобие  улыбки. Он хотел  ей   ответить   и…  не смог.  От волнения   пересохло  в  горле.

– Я ведь по теме урока спросил, – стараясь  выглядеть  спокойным,  еле выдавил он. – Мне непонятно… Далее »

Владимир Ли. Берег надежды. Часть I. Сны далекого детства

Берег надежды

Берег надежды


Автобиографическая повесть

Матери моей, родившей

и воспитавшей девятерых детей,

посвящаю…

1. Две ветви одного дерева

Я родился в январе 1947-го в небольшом узбекском городке Ангрен. Когда мне исполнилось четыре года, мой дед по отцу, Ли Вон Гык, тяжело заболел, слег и, умирая, собрал вокруг себя домочадцев. Старшему сыну, Ли ДукСону, он завещал главенство рода, передал свои права и обязанности, а остальным строго наказал во всем ему повиноваться.

Затем к нему подвели поочередно пятерых внуков.

Троих – от Ли ДукСона, и двоих – от Ли И Сона, второго сына. Четыре внука от старшей дочери жили тогда далеко, в Букинском районе, и потому не могли присутствовать на церемонии прощания. Всего дочерей у деда было пять, одна из которых обитала где-то в Китае, потерявшаяся еще в 1928 году в Приморье при самовольном переходе российско-китайской границы. Возможно, она живет там и поныне.

На тот момент я был самым младшим из внуков. А потому дед любовно погладил меня по голове и сказал:

– Кормите его белым хлебом, может, бог даст, большим человеком станет… Далее »

Translate »