«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Корейское сообщество в Казахстане: тенденции этнокультурного развития

Мен Дмитрий Вольбонович

Мен Дмитрий Вольбонович

Мен Дмитрий Вольбонович – кандидат философских наук, профессор Казахского национального педагогического университета им. Абая. Автор множества публикаций о корейцах Казахстана, выступал неоднократно с докладами на международных конференциях.

Корейский этнический социум в Казахстане можно рассма­ тривать как пример носителя традиционного типа, культуры, сохранившего многие её черты. Относительно значитель ная группа живущих здесь корейцев (численность около 100 тыс.) обладает этнической спецификой. Это фиксируется и в языке, и в материальной и духовной культуре, и в развитости этнического самосознания. Составляющие эту диаспору счи­ тают себя коре сарам (дословно корейский человек или же кореец), в КНДР называют себя чосон сарам, в Республике Корея – хангук ин, осознавая различия с корейцами Корей­ского полуострова.

Как показывают результаты социологического исследова ния, ценностные представления большинства казахстанскихкорейцев сохраняют традиционные доминанты. На сегодня они в полной мере вписываются в либеральную ценностную парадигму, её элементы уже просматриваются. Ценностная иерархия общности на сегодня преимущественно секуляр ная и антропоцентричная, религиозные эксиологические конструктуры не воспринимаются как таковые, но представляются частью общечеловеческой морали.

Как известно, культура всегда принадлежало народу, она уходит своими глубочайшими корнями в самую толщину ши­роких народных масс. Она всегда была понятна этому на роду и любима им. Она всегда объединяла чувство, мысль иволю этого народа, подымала их. Она всегда пробуждала в них художников и развивала их. Эта истина для корейцев о национальной культуре, понятном им и способном пробудить в них творческих работников, стала реально осуществимой живя в Казахстане. Далее »

Конфуцианство в современной системе ценностей корейцев

Хан Ю. А. – студентка 2-го курса кафедры корееведения факультета востоковедения КазНУ им. Аль-Фараби. Внучка известного драматурга и писателя Хан Дина. Автор ряда газетно-журнальных статей. Заняла 2 место на студенческой научной конференции в Ташкенте (2007), научный руководитель д. и. н., профессор Ким Г. Н.

art_1364361475Корейская культура самобытна, но как во всякой, даже очень оригинальной культуре, в ней можно обнаружить силь­ные внешние влияния. Из Древнего Китая в Корею пришли мировоззрение, иероглифическое письмо, система органи­зации государства, архитектурные стили, способы обустрой­ства жилища и многое другое. Я считаю, что эта тема акту­альна, т.к. конфуцианские ценности в Корее – это не только базовая основа идеологии корейской нации, это прочный фундамент успешного развития страны, а для Казахстана, Узбекистана и для других стран Центральной Азии важно по­нять, каким образом превратить государство в конкуренто­способное, самодостаточное, с высоким уровнем развития, которое не потеряется в глобальном мире. Успешным при­мером такой трансформации является Южная Корея.

КОНФУЦИАНСТВО с кит. – «учение школы ученых- интеллектуалов». Древнейшая философская система и одно из трех главных этико-религиозных учений (наряду с даосизмом и буддизмом) Дальнего Востока. Основателем считается Конфуций (551 – 479 до н.э) В чем сущность конфуцианских сочинений? Развиваясь в виде своего рода социально-этической антропологии, конфуцианство сосре­доточило свое внимание на человеке, проблемах его врож­денной природы. Основное содержание учения Конфуция – это учение о правилах поведения, о правильной жизни. Этосистема политической и частной этики.

Для начала, заглянем в отдаленные анналы истории, как конфуцианство пришло в Корею?

Эта система ценностей, нацеленных на понимание окру­жающего мира и ставящего во главу угла человека, нашла отклик в душе корейского народа и стала основополагаю­щим элементом жизни еще в эпоху Когуре (4в. до н.э.)[1] Далее »

Взаимоотношения Уссурийских казаков с приграничным населением сопредельных стран территорий (2-я половина XIX в. – начало XX в.)

Уссурийский казак

Уссурийский казак

Осуществляя геополитические интересы Российского государства на Дальнем Востоке (которые может так четко и ясно они не осознавали), забайкальские казаки в 50-е годы XIX века начали осваивать и заселять Приамурский край. По распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьева, проведя в 1854-58 гг. 3 сплава, забайкальские казаки основали с1855 по 1862 гг. в Приамурском крае 96 станиц и поселков: из них 67 на Амуре и 29 на Уссури. Всего было переселено 16,4 тысячи казаков и причисленных к войску (штрафованных). Это позволило 29 декабря 1858 года образовать Амурское казачье войско. Казаки, переселенные на берега Уссури, были выделены в Уссурийский пеший казачий батальон, и на территории Приморской области в 1858 году был создан округ Уссурийского пешего казачьего батальона, до 1884 года входившего в состав Амурского казачьего войска.

Всего в Приморскую область с 1858, по 1862 год был переселен 5401 казак. Станицы были расположены вдоль недавно официально установленной русско-китайской границы. Айгуньским договором (16(28) мая 1858 г.) между Россией и Китаем, подписанным Н.Н. Муравьевым и уполномоченным цинского правительства князем И Шанем, была закреплена территория от р. Аргуни до устья Амура по левому берегу за Россией, а по правому до р. Уссури за Китаем. Территория между р. Уссури и морем осталась не разграниченной и была признана находящейся “в общем владении” обоих государств. Тяньцзинский договор от I июня того же года обязывал исследовать и определить “граничную черту” по оставшимся неразделенными территориям. Через 2 года, 2(14) ноября I860 года в Пекине русским посланником И.П.Игнатьевым и цинским уполномоченным князем Гуном подписан Пекинский трактат.

Этим трактатом были окончательно определены границы между Россией и Китаем, а также взаимоотношения между двумя государствами. Далее »

О наших родителях и о тридцать седьмом годе в свете рассекреченных приказов НКВД

Обложка книги. Москва, 2007 г.

Обложка книги. Москва, 2007 г.

В архиве нашей мамы Нины Валентиновны Всесвятской хранится тоненькая сшитая нитками тетрадочка. На обложке цветными карандашами выведено заглавие: «О моей учительнице. Лучшей из лучших». И дата – 25 апреля 1947 года. В левом углу посвящение: «На память дорогой учительнице Н.В.». От заглавия оно отделено веточкой с цветами, какие обычно рисуют девочки. Автор – ученица малоярославецкой семилетней школы Б.Н. (расшифровать инициалы нам, к сожалению, не удалось).

Было ли это сочинение на тему об учителях, друзьях, или это личный порыв школьницы – теперь сказать трудно. Сочинение так замечательно своей искренностью, что мы приводим его почти полностью.

«Я увидела ее в первый раз в школе. Это была небольшая хрупкая женщина, стройная, с бледным красивым лицом, белокурыми волосами, всегда веселая. С первого взгляда она чем-то привлекла меня к себе, но я еще не могла этого понять. Мысленно я спрашивала себя: «Чем, ну чем же?» Я дала себе ответ на этот вопрос после первого же урока. Простое обращение с нами, шутки, задорный смех – все это сразу понравилось нам, и мы все ее полюбили. Замечательно в ней исключительно все походка, манера говорить, улыбка, одежда. Но самое замечательное – это умение привлекать ребят к науке. Я до ее уроков не любила русский язык и литературу, они проходили как во сне. А тут я сразу полюбила эти предметы, уроки у нас проходят быстро и весело, никто не сидит без дела, здесь нельзя уже было заснуть. Нет никому пощады и поблажек. В классе тишина. На уроках не любит шума, но зато в свободное время это наш первый товарищ, веселый и шумный, задорный. Мы никогда не скучаем в свободное время с ней: то мы шумно и весело играем в разные игры, то тихо, как присмиревшие шалуны, сидим и слушаем таинственную историю или интересную-преинтересную книгу. Все сидят тихо, боясь пропустить хотя бы одно ее слово. А она читает или рассказывает своим мягким голосом…

И что бы она ни надела, было все на ней хорошо. Юбка ли простая или красивое нарядное платье, всегда она красивая, приветливая, веселая. В самые тяжелые минуты она приходит к тебе на помощь и именно тогда, когда ты считаешь себя ненужной, всеми забытой, брошенной. Нет, даже в нашей советской стране мало таких жизнерадостных людей, которые так горячо любят свое дело. Я думаю, что те, кто хотя бы раз видел ее, сейчас же узнает Нину Валентиновну…» Далее »

Анатолий Ким. Белые соцветья. Стихи

Анатолий Ким

Анатолий Ким

ЧУДО ЛЕТА

Распускается июнь,

Словно одуванчик, на него

лишь только дунь облетит, обманчив.

Разгорается июль, словно тысяча кастрюль,

раскаляет донца кипятилыцик солнце.

Выкипает, выкипает варево июля…

Вот и август подступает весь в гуду, как улей.

Ну а в августе густеют небеса.

Быстротечны в этом мире чудеса. Далее »

Сон Лаврентий. Внутреннее сопротивление

Лаврентий Сон

Лаврентий Сон

По своей физической комплекции и по должности он был человеком внушительного вида, вызывающим трепет на грани страха, но все же дающим возможность надеяться посетителю, прорвавшемуся к нему с просьбой, на положительный ответ. Но когда он устало протянул мне сложенный вдвое листочек, на котором секундой раньше черкнул несколько слов, я понял, что ничего путного из моей затеи не получится. Этим листочком он просто и с облегчением выпроваживал меня. А казалось, чего проще – поверить в безвыходность моего положения, поехать и поговорить с кем подобает, и судьба моя сложилась бы как нельзя лучше…

Приехал я в город Свердловск с твердым намерением посту­пить (и был уверен, что поступлю) в Уральский политехнический институт на физико-технический факультет, по окончанию кото­рого я стал бы обязательно крупным специалистом по атомной энергетике. В приемной комиссии института пролистали мои до­кументы и тут же вернули обратно по причине моего слабого здоровья. Я действительно не обладал аполлоновским телосложе­нием и ровной походкой, о чем, кстати, до сих пор частенько забываю

Ну что ж, вернули так вернули, буду поступать в другой ин­ститут, где по достоинству оценят мои знания по физике, элект­ричеству, особенно по радиотехнике. В том, что обладаю этими знаниями, я ни на секунду не сомневался. Мне семнадцать лет, я одержим и неудержим в своих намерениях! В этом городе есть еще горнометаллургический и железнодорожный институты. А если и там потребуют отменное здоровье и не примут документы? Тогда будем поступать в техникум. Лишь бы стипендия была прилич­ной, на которую можно прокормиться и одеваться. Далее »

Сон Лаврентий. Белого журавля полет…

Хан Де Ён

Хан Де Ён

Светлой памяти Хан Де Ёна

То, что известно мне о журавлях, я уверен, знаете и вы, друзья мои, но всё же хочется освежить в памяти следующее. Журавли бывают трех цветов – пепельно-серые, черные и белые. Гнездятся они в основном на севере Старого Света, большей час­тью в Азии, а зимуют в теплых краях – Сиаме, Индии, Средней и Западной Африке. Ходят они размеренным, грациозным шагом, но возбуждение выражают пляской и прыжками (видел по теле­визору). Еще –журавли летают быстро и они выносливы, совер­шая необыкновенно далекие перелеты. Обнаруживают сравнитель­но высокое развитие умственных способностей, их приучают даже пасти скот.

Граница между Северной Кореей и Южной отмечена нейт­ральной полосой шириной в несколько десятков метров. Сюда во время дальних перелетов садятся стаи белых журавлей, чтобы передохнуть, подкормиться, почистить длинные маховые и куче­рявые кроющие перья. Белые журавли очень общительны среди сво­их, но в контакте с миром других видов и подвидов несуразных животных они осторожны, поэтому охота на них затруднена…

Вряд ли Хан Дин-сэнсяним мог предположить, уговаривая меня вступить в члены Союза писателей СССР, что в скором времени я в составе писательской делегации окажусь в Пхеньяне и по воз­вращении сообщу трагические вести, касающиеся именно его.

А началось все с того, что на съемочной площадке в павильо­не киностудии «Казахфильм» Хан Дин терпеливо ожидал оконча­ния съемок, чтобы взять у меня обещанное заявление о приеме в Союз писателей. Заявление я не написал.

-Сэнсяним, это несерьезно, – оправдывался я. – Какой я писатель? Я профессиональный сценарист, и за мои сценарии меня уже приняли в Союз кинематографистов. Далее »

Цой Ен Гын. Последняя пуля

Цой Ен Гын

Цой Ен Гын

Сахалинское лето 1945 года. Из-за кутерьмы и всеобщего ха­оса, которые принесла война, никто не обращал внимания на то, что на острове уже наступили теплые солнечные дни.

Прошло восемь лет, с тех пор, как Ким Чун Себ попал из Кореи на Сахалин. Приехал он сюда не по своей воле. Однажды, в деревню, где он жил со своими родителями и тремя младшими сестрами, пришли японские жандармы. Они согнали на площадь всех жителей и стали выбирать крепких молодых мужчин. Роди­тели Чун Себа узнав о том, что сына забирают на остров, стали умолять, чтобы оставили кормильца семьи. Но все уговоры были напрасными.

Ким Чун Себу японцы Даля имя Морияма Садаичи. Он не участвовал в войне и с нетерпением ждал ее конца. Все его знали, как робкого, боязливого человека. Работая на японцев, он никог­да не пререкался с ними, молча переносил тяжелый труд и издева­тельства хозяев. Он считал своей обязанностью беспрекословно подчиняться начальству и старшим по возрасту. Уходил на лесо­повал, жил в бараке, почти не приезжал в город. Валил лес, отво­зил на упряжке, весной сплавлял его по бурной реке.

И жил он на окраине города. На зависть окружающих деньги зарабатывал немалые, семья не испытывала нужды. Женился он недавно. Впрочем, он так бы и остался холостяком, если бы не старик Хон, который работал на лесопилке поваром. В молодости был лесорубом, а когда уже не смог валить лес наравне с другими, хозяева решили избавиться от него. Но молодежь отстояла Хона. Старика любили за его справедливость, честность, к его мнению прислушивались. Он заменял им отца и старшего брата. Далее »

Translate »