«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Михаил Пак. Натюрморт с яблоками

Михаил Пак

Михаил Пак

У нее были большие карие глаза и изумительные нежные руки. Длинные тонкие пальцы складывались в кулачок, когда располо­жение духа ей изменяло, и тогда она походила на ребенка. Фото­граф помнил эту женщину так ясно, словно час назад сидел с нею за чашкой чая в привокзальном кафе. Встреча их оказалась самой мимолетной, какую только можно представить на этом свете, но прошлая та история временами совершенно неожиданно являлась пред взором Дмитрия Пи-Марева и волновала вновь его сердце, как если бы невесть откуда взявшийся ветерок волновал повер­хность глухого пруда. Он вспоминал ее, к примеру, лежа в своем бревенчатом доме в лесу, или утром, глядя в окно на сугробы снега, или во дворике за каким-нибудь другим занятием. Его зри­тельная память могла восстановить все до мельчайших под­робностей, например, во что она была одета, какие туфли были у нее на ногах в ту их первую встречу, когда она устанавливала треножник с фотоаппаратом в спортивном зале школы. Он по­мнил каждый прожитый день с нею, как начиналось утро и как заканчивался вечер. Теперь, по прошествии лет, он даже мог по­хвастать своей наблюдательностью. Способность запоминать унаследовал он-таки от нее, Эмилии. Она была по профессии фотохудож­ницей. И Дмитрий стал фотографом. С годами он сделался брюз­гой, его уже мало что удовлетворяло, а большую часть своих сним­ков он безжалостно уничтожил, резонно полагая, что двадцать лет постоянного занятия одним и тем же делом притупило донель­зя способность восприятия окружающего и что схватить некую золотую птичку за хвост ему уже никогда не удастся. Далее »

Анатолий Ким. Корейские байки (Собачонка Оори, Байки про Ким Сондари)

Анатолий Ким

Анатолий Ким

Собачонка Оори

Для начала

В старые времена приходил зимою в деревню человек, умею­щий рассказывать сказки да байки. Об этом узнавал кто-нибудь из богатых крестьян и тут же приглашал рассказчика в свой дом, привечал, как дорогого гостя, а к вечеру созывал соседей и друзей – слушать сказки. И слушали ночь напролет. Иначе не бывало, потому что истории нескончаемо следовали одна за дру­гой. Они были удивительны, чарующи, смешны, поучительны -про любовь и разлуку, про чертей и оборотней, о жадных и щед­рых, о глупых и умных, о королях, бродягах, феях, тещах, рогонос­цах, о ночных похождениях и таинственных криках с высоты небес…

Проходила ночь за ночью, сказочник рассказывал, днем спал. Его работу можно было оценить по тому количеству приноше­ний, что делали слушатели, собираясь на следующий вечер. При­носили кто меру зерна, кто свиток ткани или кусок мороженого мяса, а кто и пару плетенных из соломы лаптей. Если мастер был хорош, то у нее за первую неделю он мог заработать на коня и повозку, с чем и переезжал он в следующий богатый дом, где его уже давно с нетерпением ожидали.

И через какой-нибудь месяц он, одетый во все новое, уезжал из деревни на санях, запряженных сытой лошадью, высоко нагру­женных мешками с рисом, бочарами солений, тазами с мороженой рыбой, мясом, битой птицей и прочей самой добротной крес­тьянской снедью. Далее »

Ланьков А.. Когда среди родных равнин парткомы рушилсь, Во мне проснулся дворянин во всеоружии-съ!

Янбан, неспешно покуривая трубочку и потягивая домашнюю настойку, контролирует работу крестьян. Большинство корейцев сейчас считает себя потомками таких вот вальяжных господ с циновок. Но куда делись потомки мужиков? Их на рисунке в шесть раз больше - что, кстати сказать, в целом отражает реальное соотношение.

Янбан, неспешно покуривая трубочку и потягивая домашнюю настойку, контролирует работу крестьян. Большинство корейцев сейчас считает себя потомками таких вот вальяжных господ с циновок. Но куда делись потомки мужиков? Их на рисунке в шесть раз больше – что, кстати сказать, в целом отражает реальное соотношение.

Нация дворян?

Наверное, мало кто в нынешней России в состоянии хотя бы даже просто назвать имя своего прапрадеда, не говоря уж о более далеких предках. Сейчас принято рассуждать о том, что причина этого, дескать, в злокозненной политике коммунистов, которые якобы сознательно старались “прервать связь времен”. Однако если обратиться к тому, что происходит в других странах Европы, то можно обнаружить, что и там со знанием своей семейной истории дела обстоят не блестяще. У рядовых французов или австрийцев представления о своем фамильном древе едва ли лучше, чем у рядовых россиян. Конечно, есть и исключения, но к ним относятся в основном уцелевшие кое-где потомки дворянских родов, да немногие пенсионеры, которые любят порыться в архивах (благо, к архивам в Западной Европе действительно относились куда лучше, чем среди родных осин). Далее »

Корейская классическая поэзия. Перевод Анны Ахматовой

Государственное издательство художественной литературы

Москва 1958

Общая редакция, предисловие и примечания А.А.Холодовича

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сведения об устном творчестве корейского народа восходят к первым векам нашей эры. В эпоху древности Корея не имела не только своей, но и заимствованной письменности. Поэтому основным источником сведений об этой стране служат письменные памятники великого соседа Кореи – Китая. В китайских исторических хрониках мы находим описание нравов, обычаев и устного поэтического творчества племен и народов, населявших Корейский полуостров на заре нашей эры. Судя по описаниям, это была календарная обрядовая поэзия, связанная своей тематикой с земледельческим бытом. Но каковы были содержание и форма этой обрядовой поэзии, нам неизвестно. Китайские исторические источники содержат довольно подробный перечень названий песен, указывают условия, при которых они исполнялись, но тексты песен в этих источниках не приводятся. Далее »

Социокультурные взаимодействия Кореи и Японии

Иванов А. Ю. Владивосток, 2003

Социокультурные взаимодействия Кореи и Японии

(диссертация на соискание к.и.н.)

Введение

Изучение истории того или иного государства невозможно без комплексного исследования исторических событий в том регионе, где это государство расположено. Историки, делающие акцент на изучении национальной истории, как правило, стараются опираться на специфические черты культуры и образа жизни определенной нации. Но, при этом, никто не будет отрицать интегрирующей роли таких мировых религий, как христианство, буддизм, ислам, вносящих свои коррективы в национальную культуру многих стран. Таким образом, изучая историю отдельного государства, необходимо ее более широкое и глубокое исследование не только в рамках каких-то местных явлений, но и в сфере взаимодействия национальной истории с окружающим миром. Такое комплексное изучение национальной истории в рамках региональной истории может отразить некоторые явления, которые были характерны не только для отдельной нации, но и для их соседей. Проведение таким методом исторического исследования позволит в большей мере представить картину национальной культуры в мировом пространстве и роли национальной культуры в мировой истории. Далее »

И. М. Разгон, В. С. Флеров, С. Ш. Хаскина. К истории боевого содружества с трудящимися корейцами в борьбе за Советскую власть на Дальнем Востоке (1919 – 1922 гг.)

Труды ЦГА РСФСР ДВ, т. 1. Томск, 1960 г., стр. 310 – 319.

Трудящиеся корейцы принимали активное участие в борьбе за установление Советской власти на Дальнем Востоке в 1917 – 1918 гг. В рядах партизанских отрядов и Народно-революционной армии ДВР, они героически сражались за власть Советов плечом к плечу с русскими братьями в тяжелые годы иностранной интервенции и гражданской войны.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции пробудила корейский народ и озарила путь к национальному и социальному освобождению. Корейское население Дальнего Востока всемерно поддерживало партизан, трудящиеся корейцы создавали партизанские отряды, героически боровшиеся под руководством коммунистов с иностранными интервентами. Развернувшееся движение за независимость в Корее привело 1 марта 1919 года к всенародному восстанию против японских империалистов. Корейские отряды переходили границу и помогали русским братьям бить японских оккупантов в Приморье, Приамурье и других областях Дальнего Востока.

В советской исторической литературе недостаточно освещено участие трудящихся корейцев в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке в то время, как эта проблема имеет большое значение (см. Разгон И. М. «Некоторые проблемы изучения истории гражданской войны на Дальнем Востоке», «Сборник статей по истории Дальнего Востока», М., 1958 г.). Далее »

Кан Джордж. Неформальное эссе о корейской культуре. Внутри и снаружи

Мугунхва

Мугунхва

Два первых сильных общих впечатления, которые производят корейцы на иностранцев: они невероятно вежливы и в тоже время необычайно грубы. Вежливость и доброжелательность корейцев поистине легендарны и засвидетельствованы тысячами людей, кому повезло иметь корейского друга.

Бесчисленные угощения, неожиданные подарки постоянно и полностью отвечающие вашим желаниям: все это и даже больше ваше, если Вы были приглашены. Это не выдумка, традиционно одно из названий Кореи было “Восточный Остров Вежливости”. “Обязанности хозяина превыше всего, обязанность гостя принимать это как должное”.

С другой стороны, невоспитанность и грубость корейцев также легендарны и засвидетельствованы тысячами людей, кому довелось гулять по улицам Кореи. Многочисленные толпы, неожиданные толчки, постоянное и почти полное невнимание к тому, куда направляются другие люди: все это для вас, если Вы вышли наружу. А вот это выдуманное: в наши дни одним из названий Кореи может быть “Восточный Остров Невежливости”. Стремления личности превыше всего, обязанность жертвы – дать дорогу. Далее »

Имджинская отечественная война корейского народа против японских завоевателей

Мун Михаил Ёнсонович
Председатель Президиума РГКНКА

Вторжение японских завоевателей в 1592 г. (по корейскому календарю в году имджин) и борьба против них явились тяжелым испытанием для Кореи. Захватнические устремления японских феодалов создали угрозу самому существованию Кореи как не­зависимого государства, поэтому война, начавшаяся в крайне неблагоприятных для Кореи условиях, продемонстрировала ог­ромные силы и возможности корейского народа, явилась важным этапом в становлении его национального самосознания и патриотических тради­ций.

Что же представляла из себя Корея накануне вторжения армии захватчиков?

В силу различных причин, а в первую очередь из-за жесткого общественного разделения страны на аристократов и рабов, а также неспособности правящего класса эффективно управлять экономикой страны, защищать ее интересы произошло постепенное ослабление централизованного государства. В результате напора соседей на северной и южной границах Кореи снизилась и оборо­носпособность корейского государства в XVI в. так как долгое время их грабежи не встречали решительного отпора. Все мероприятия по противодействию нападениям сводились к вытеснению кочевых племен чжурчжэней, например, за Амноккан. Поэтому к концу XVI в. давление со стороны чжурчжэньских племен на северной границе не прекратилось. Ухудшалось и положение на юге. Цусимский князь и японские поселенцы в южных портах постоянно нарушали ранее заключенные договоры и не желали подчиняться контролю корейского правительства. Японские купцы и феодалы усилили пиратские действия. Заключаемые договоры регулярно нарушались ими. Корея в ответ ограничивала торговые и другие связи с Японией. Однако все это без обеспечения реши­тельного военного перевеса не могло предотвратить поползновений японских пиратов. Например, японцы в 1555 г. предприняли крупную (на 60 с лишним кораблях) пиратскую экспедицию в Чолла, где захватили ряд приморских крепостей. При попытке занять окружной центр Енам основные силы пиратов были разгромлены войсками чонджуского градоначальника Ли Юнгёна. Остатки разгромленных пиратов затем были уничтожены на о-ве Чеджудо. Далее »

Translate »