«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

Противостояние спецслужб России и Японии на Дальнем Востоке

Анатолий СМИРНОВ

В 1912 году Новокиевским (Краскино) погранкомиссаром стал подполковник Никита Дмитриевич Кузьмин. В годы Русско-японской Кузьмин был начальником разведки Восточного отряда, который действовал на берегах реки Ялу, в непо-средственной близости от Уссурийского края, участвовал в боевых действиях на побережье (Порт-Артур и Дальний).

Он начал службу в Новокиевском урочище в 1887 году. Никита Дмитриевич великолепно стрелял, был наблюдателен, физически вынослив. Командование доверило ему охрану Южно-уссурийской границы, осуществлять защиту строителей железной дороги. В 1894 году ему поручили разведку («исследование») уже нескольких районов в Уссурийском крае. В 1896 году Кузьмин выполнял секретное, до сих пор неизвестное задание командования: был командирован в распоряжение военного агента России в Сеуле.

Н. Д. Кузьмин постоянно занимался самообразованием, и в начале 1897 года стал инструктором Корейской императорской гвардейской охраны. В окружном штабе являлся адъютантом. Тогда это была должность официального разведчика. В тридцать три года он поступил в Восточный институт во Владивостока, который закончил в мае 1903 года.

Уже в начале войны с Японией Н. Д. Кузьмина высоко ценили как разведчика в Объединенном штабе маньчжурской армии. В 1905 году Кузьмин многократно направлялся в особые командировки: в китайский город Харбин, на станцию Кетрицево, Посьет, на берега Амура. В декабре 1912 года Никита Дмитриевич за «отличие по службе произведен в полковники».

Возглавив Южно-Уссурийский погранкомиссариат, Кузьмин столкнулся с такими трудностями, каких не было у его предшественников. К осени 1914 года практически не осталось профессионально подготовленных формирований (и разведчиков) по защите российской границы. Как пограничники, так и армей-ские подразделения, казаки, прикрывавшие границу, были переброшены в окопы мировой бойни. Пограничники на фронтах Первой мировой войны вынуждены были выполнять не свойственные им задачи стрелковых подразделений. Однако большинство заамурских пограничников проявляло смелость, отвагу и высокий боевой дух. Сказывался опыт боев с хунхузами. Вот почему австрийцы называли их «маньчжурскими чертями». Далее »

Гражданская война и золотой запас России

Кандидат исторических наук А. ГАК. г. Натанья (Израиль).

Первая попытка изложить события, связанные с судьбой золотого запаса России, была сделана мною, В. Дворяновым и Л. Паниным в статье “Как был спасен золотой запас России”, опубликованной в журнале “История СССР” (№ 1, 1960 год). Позже работы А. Кладта и В. Кондратьева расширили круг источников темы. Много сделал для розыска материалов о золоте России профессор Дипломатической академии российского МИДа В. Сироткин: множество документальных свидетельств, многочисленные публикации в российской и зарубежной прессе, встречи за рубежом с наследниками лиц, имевших отношение к судьбе золотого запаса. (В настоящее время В. Сироткин – председатель общественного международного экспертного Совета по зарубежному российскому золоту, недвижимости и царским долгам.) Публикуемая статья, придерживаясь строгой хронологии событий, излагает все известные ныне этапы “золотой эпопеи”, разыгравшейся в годы противостояния красных и белых. 

Мост через Волгу близ Казани. Фото начала ХХ века.

Мост через Волгу близ Казани. Фото начала ХХ века.

Весна 1918 года. Белая армия развивает успешное наступление. Над некоторыми районами большевистской России нависает угроза захвата. Совнарком своим Декретом от 19 апреля 1918 года образует Всероссийскую чрезвычайную комиссию. Среди множества ее задач и организация вывоза ценностей из городов, которые могут быть захвачены белыми, в безопасные места. И уже к июню Москва, Казань и Нижний Новгород, располагавшие надежными хранилищами и находившиеся тогда вдали от боевых действий, стали основным местом, куда спешно эвакуируют ценности.

Весной и в начале лета Казань приняла золотые монеты и слитки из Тамбовского отделения Народного банка, Воронежского, Елецкого, Курского, Могилевского, Сызраньского и Пензенского. В июне туда же свезли золото из Самары и Козлова. Вместе с ценностями, которые хранились в Казани еще до революции, теперь в городе сконцентрировалось на 600 млн. рублей золота и почти на 200 млн. рублей серебра, то есть большая часть всего золотого запаса России. В хранилищах Нижнего Новгорода собралось на 440 млн. рублей золота (не считая серебра и разменной монеты).

Но 25 мая 1918 года обстановка серьезно осложнилась. Чехословацкий корпус, застрявший в России со времени мировой войны и получивший разрешение Правительства РСФСР выехать на родину через Сибирь и Дальний Восток, неожиданно выступил против Советской власти и быстро захватил основные города Средней Волги, Урала и Сибири. Казань, еще недавно тыловой город, оказалась в непосредственной близости от боевых действий. Руководство наркомата финансов забеспокоилось.

27 июня на запрос из Москвы командующий войсками Восточного фронта М. А. Муравьев хвастливо ответил: “Политическое положение прекрасное, так как в Казани – я”. Новый командующий фронтом И. И. Вацетис, к сожалению, тоже не оценил опасности, утверждая, что угроза захвата белыми Казани проблематична. Но уже через шесть дней руководство местными учреждениями Народного банка предложило вывезти все ценности из Казани и Нижнего Новгорода в Москву, в подвалы Кремля. Создается оперативная группа, составляются необходимые документы, отдаются распоряжения о подготовке буксирных пароходов и барж, соответствующая информация поступает наркому путей сообщения, командующему Восточным фронтом, в Казанский и Нижегородский советы.

В Казани начинают частичный пересчет золота, готовят тару для его вывоза в Москву или Коломну. Однако обстановка все более обостряется: 22 июля пал Симбирск, 25-го – Екатеринбург. Москва назначает срок эвакуации казанских ценностей – 5 августа. В тот день, в 8 вечера, к зданию банка были поданы трамвайные вагоны, пришли рабочие для погрузки и перевозки ценностей к пристани. В это время оттуда прогремел первый пушечный выстрел – наступали белогвардейские и чехословацкие войска. Эвакуация казанской, наиболее значительной части золотого запаса не состоялась. Далее »

“Мятеж” Чехословацкого корпуса

911694ec2574

Бойцы 5-го полка Чехословацкого корпуса на захваченном ими вокзале в Пензе. Май, 1918 г

В Большой советской энциклопедии написано, что это было “вооруженное контрреволюционное выступление находившихся в Советской России чехословацких войск, спровоцированное представителями Антанты.”

Эти пресловутые “представители Антанты” поминаются во всех советских источниках, хотя ни в едином случае не расшифровывается – что это за “представители” такие?

Надо заметить, что весной 1918 у Антанты хватало забот на фронте с Германией – как писал в своих мемуарах генерал Людендорф: “На рубеже 1917-18 гг. обстановка вследствие выхода из войны России слагалась для нас выгоднее, чем за год до этого… Соотношение сил складывалось для нас так благоприятно, как никогда.” Германские силы на Западном фронте за счет заключенного 5 декабря 1917 в Бресте соглашения с большевиками о прекращении военных действий увеличились более чем на четверть – со 155 дивизий до 195. В марте 1918 германская армия перешла там в наступление, британские и французские войска потеряли убитыми и ранеными 850 тысяч, германцы взяли 190 тысяч пленных, 2,5 тысячи орудий, 6 тысяч пулеметов и 200 танков (согласно БСЭ . 23 марта 1918 начался обстрел Парижа из супердальнобойных орудий “Колоссаль” (они же “длинные Берты”). В мае 1918германцы достигли реки Марны, создав угрозу Парижу. Образовались три выступа глубиной до 80 км, оборонительная полоса Антанты была прорвана на всю глубину. Выступы угрожали основной магистрали Париж-Амьен-Аррас-Кале, стеснив свободу переброски войск Антанты. Также следует учесть, что хотя Америка объявила войну Германии 6 апреля 1917, до 28 мая 1918 американские войска в боях с германцами не участвовали – США накапливали силы в Европе, рассчитывая, что война окончится в лучшем случае в 1919. Напоследок заметим, что германцы наступали на западе до 18 июля 1918.

Создание Чехословацкого корпуса

Уже в августе 1914 (в первый месяц Мировой войны) началось формирование чешских частей в составе русской армии. В сентябре 1914 из перебежчиков и пленных была создана Чешская дружина, ее штат составлял 34 офицера (из них 8 чехов) и 921 унтер-офицеров и солдат. Командиром дружины был русский полковник Лотоцкий. В конце октября 1914 дружина была отправлена на Юго-Западный фронт в состав 3-й армии, которой командовал болгарин генерал Радко Димитриев. В марте 1915 в дружину стали зачислять словаков-пленных и чехов из российских подданных. Далее »

И. Латышев. Как Япония похитила российское золото

И. Латышев

Как Япония похитила российское золото

Москва ∙ 1996 год


 


ПРЕДИСЛОВИЕ

В данной публикации речь идет о российском золоте, похищенном Японией в ходе японской интервенции в Сибири и на российском Дальнем Востоке в 1918-1925 годах.

Мало кто из нынешнего поколения наших соотечественников знает о том, что золото, попавшее в руки японских интервентов, представляло собой значительную часть золотого запаса царской России. Не представляют себе современники и колоссальных масштабов этого похищения. Ведь из России в Японию были увезены не килограммы, и не десятки и сотни килограммов, а тонны золота! К сожалению об этом “ограблении века” в нашей литературе нет специальных книжных публикаций.

Правда, в последнее время в российских газетах и журналах появились весьма интересные статьи на эту тему. Но в этих статьях не содержится обобщенных сведений о том, как попало “царское” золото в Сибирь и на русский Дальний Восток — в зону японской оккупации, как охотились интервенты: военные разведчики и армейские генералы японской императорской армии за этой добычей, какими неправедными путями и незаконными средствами удалось им овладеть значительной частью золотого фонда России и тайно переправить его в Японию, на какие темные махинации шли тогда же японские банки, чтобы присвоить себе попавшее в их хранилища российское золото.

Данная публикация представляет собой первую попытку обобщения тех сведений по поднятому вопросу, которые имеются в отечественной и японской литературе. Опираясь на факты, приведенные в статьях на русском языке, а также на сведения, содержащиеся в японской прессе и в работах японских историков, автор предлагаемой публикации попытался воспроизвести в хронологическом порядке картину того бесцеремонного разграбления российского золотого запаса, которое учинили японские интервенты в период своего хозяйничания в Восточной Сибири, Забайкалье, Приамурье и Приморье. Далее »

Происхождение и причины фракционной борьбы

Фракционная борьба.

а) Происхождение и причины фракционной борьбы среди корейских националистов и коммунистов.

До аннексии Японией в Корее существовали три местных национальных группировки: Южная (Сеульская и 7 южных губерний), Северная (Хамгендо и одна северная губерния) и Западная (Пхеяндо и две западные губернии). Мотивами взаимных распрей этих партий была борьба за власть.

После захвата Кореи Японией представители трех группировок эмигрировали, ввиду невозможности вести, вследствие преследований со стороны японских властей. Эмигранты рассеялись: южная группировка нашла приют в России во главе со своим лидером Ли Сан Сер, бывшим министром юстиции Корейского Королевского Правительства, где она входит в тесные отношения с российской царской жандармерией; северная осела на русском Дальнем Востоке, пригретая там генерал-губернатором Гондатти, имея во главе Ли Ден Хо – внука военного министра Корейского Королевского Правительства; западная во главе с Ан Чан Хо основалась на Гавайских островах и в Сан-Франциско, под покровительством американских миссионеров.

Выброшенные из Кореи, эти группировки, не имея перед собой никаких программ, кроме одной – «захват власти», продолжали в течение нескольких десятков лет взаимную борьбу путем провокации, террористических актов и т.п. Далее »

История отдельных корейских партотрядов.

7e18894b-6b5a-4087-ad1b-48a834dc53fb

Чхве Хорим (1893 – 1960) – участник партизанского движения, комиссар Корреввоенсовета, после гражданской войны редактор газеты “Сенбон”, был репрессирован и судим восемь раз, отсидел 18 лет!

Цой Хорим – История жизни корейцев в ДВК, Глава II: История отдельных корейских партотрядов.

Объединение корпартотряддов Приморья и участие их в последних боях при изгнании белых из Приморья

После карательных действий японских войск в Маньчжурии в сентябре 1920 г., националистические корпартотряды, действовавшие в Маньчжурии, прибывали в Приморье. Главным местом сосредоточия корпатотрядов был третий фугдин. Возникал вопрос об объединении партотрядов, в мае 1921 г. отряд Хан Чангера, националистические отряды «Херсендан» и «Синминдан» объединились под названием объединенного корейского партизанского отряда Приморья.

При объединении отрядов имелось в виду не столько объединение вооруженных сил, сколько создание политической организации, способной осуществлять политическое руководство корейскими трудящимися Приморья. В этих целях, одновременно с объединением партотрядов, была создана т. н. «корейская социалистическая партия» из представителей партотрядов и гражданского населения (по сцууществу социалистического в этой партии было мало, буржуазные националисты хотели в своих целях использовать название социалистической партии). Председателем этой организации был националист Канн Кун Мо (впоследствии оказался контрреволюционером), зам. председателя – Ким Денхва, зав гражданским отделом – Канн Бягу, зав. военным отделом – Ким Денхва, зав. иностранным отделом – Хан Чангер, зав. культпросветотделом – Пак Кенчер, зав. финансовым отделом – Хан Илчже.

Объединенный корпатотряд Приморья числился при военном отделе этой партии. Главком отряда Ким Генчен, нач. штаба Ким Енжун, командиры рот – Син Енгэр, Ли Хагун и Хэ Енхва.

Заслуживают внимания краткосрочные курсы при отряде. Курсы всего работали 4 месяца и дали курсантам необходимые элементарные знания. Впоследствии при последних боях с белыми эти курсанты командовали взводами и ротами.

Но объединение оказалось временным, непрочным. Нельзя было ожидать прочного объединения отрядов, имевших разные взгляды на задачи партизанского движения (руководители националистических отрядов совершенно игнорировали Октябрьскую революцию). В сентябре 1921 г. объединенный отряд распался. Незначительное число партизан под командованием Хан Чангера направилось в район Ольги. Канн Кунмо с несколькими своими единомышленниками вернулся в Суйфунский район. Главком с большинством отряда прибыл в Анучино.

Отряд Хан Чангера в Ольгинском районе вырос. В 1922 г. этот отряд участвовал под Ивановской в боях против белых. По приказу реввоенсовета корпартотрядов, отряд Хан Чан Гера был расформирован в конце 1922 г.

Отряд Ким Ген Чена в составе 2 рот в период с октября 1921 г. по по март 1922 г.вместе с русскими партизанскими отрядами принимал участие в ряде боев против белых в районах Сучана, Анучино, Яковлевки, Картон, Еле-Сосновки, Имана. Потом с остатком своего отряда Ким Ген Чен прибыл в Сучанский район, где до последнего времени был одним из активных организаторов колхозов.

Канн Гук Мо, вернувшись в Тбухэ (Суйфунский район) с несколькими единомышленниками восстановил «Херсендан», который враждовал с «коммунистическим отрядом». В конце 1922 г. «Херсендан» был разоружен и расформирован, а Кан Гук Мо был арестован и содержался в Гауптвахте «коммунистического отряда». В сентябре 1922 г. Кан Гук Мо убежал из гауптвахты в Маньчжурию.

Биография Хан Чан Гера

Хан Чан Гер 1922 г.

Хан Чан Гер 1922 г.

Копия из архива Ли Ин Себа (домашний архив Ли Анатолия Инсебовича).

Стилистика полностью сохранена.

Биография

Начальника Сучанского партизанского отряда Хан Чан Гера

Тов. Хан Чан Гер родился в 1892 году в корейском селе Ханченгоу – Нижнее Янчихе Посьетского района Приморской края, в семье бедного крестьянина.

В 1915 году тов. Хан Чан Гер (Григорий Елисеевич) был мобилизован в царскую армию, участвовал в боях с Германией сначала солдатом, а за тем после окончания Киевской Военной школы получил чин прапорщика. В декабре 1917 года он был избран начальником пулемётной команды.

В феврале 1918 г. он демобилизовался и прибыл в село Синенгоу Сучанского района Приморского края., где работал председателем Синенгоугского корейского сельского совета рабочих и крестьянских депутатов, т. е. Николаевского сельсовета рабочих и крестьянских депутатов.

Во время гражданской войны на Дальнем Востоке, по указанию Владивостокского обкома РКП(б) в марте 1919 года во Фроловке был организован временный военно-революционный штаб партизанских отрядов Ольгинского уезда. Этот штаб взял всю полноту власти в уезде, как гражданскую, так и военную. В состав военно-революционнго штаба входили: Слинкин И. В. – председатель, Мартынов З. Н. – зам. Председателя, Иванов Н. И. – начальник оперативного отдела, Коротыко Н. И. – начальник связи, Локтев Т. С. – начальник снабжения, Глубоков Н. И. – председатель следственной комиссии, Гоголев М. (Титов) – начальник административного отдела, Хан Чан Гер (Григорий Елисеевич) – начальник отдела нацменьшинств, Самусенко И. П. – казначей, Ильюхов Н. К. – военный комиссар отряда и командующий партизанским отрядом.

Летом 1919 г. в селе Николаевке (Синенгоу) под руководством т. т. Хан Чан Гера, Пак Сергея, Пак Чан Гык организовали партизанский отряд численностью в 50 человек. Этот отряд совместно с русскими партизанами участвовали в боях против интервентов и белоьандитов в Сучанском районе, под командованием Хан Чан Гера. Одновременно в соседнем селе Удими под руководством т. т. Кан Хо Е, Хван Сен Тай, был организован партизанский отряд численностью 60 человек. Этот отряд участвовал в боях против японских интервентов и белых банд в районах Находки и Шкотово, совместно с русскими партизанами.

Осенью 1919 года эти отряды соединились в Шкотовском районе под командованием Хан Чан Гера. Но он участвовал в Гайдовском (генерал чешских войск) восстании 17-18 ноября 1919 года, в результате чего погибло 500 партизан. Хан Чан Гер попал в плен. Через некоторое время был освобожден и вернулся в район Шкотово. Здесь он снова собрал отряд численностью около 400 человек и оружие от русских партизан. Далее »

Воспоминания Хан Чан Гера

Хан Чан Гер. 1936 г.

Хан Чан Гер. 1936 г.

Взаимоотношение нашего партотряда с корейским населением

В 1921 г. встал вопрос о необходимости увеличения нашего партотряда. Командиром был Хан Чан Гер, начальником штаба Пак Ген Чер, начальником хозяйственной части Ли Сын Зо, начальником вооружения Ко Сан Дюн. В апреле мы имели уже под ружьем 150 человек. Оружие и обмундирование мы собрали с корейского населения Ольгинского района. Во всей остроте стоял вопрос снабжения партизан продуктами питания, т. к. Сузухинская долина продуктами питания была не богата. Мы посылали свих людей на Сучан за получением поддержки. Сучан очень отзывчиво относился к нам, и мы имели большу поддержку деньгами и пр., но от Таудеми, где было сильное влияние корейской национальной организации, никакой помощи не получали. Находившаяся в то время в Таудеми дружина самоохраны «Дибандай» чинила всевозможные препятствия действиям уполномоченных нашего отряда по сбору средств, распространяя среди населения лживые о том, что якобы партизаны – лодыри, бездельники, хотят собирать деньги и оружие. Неоценимую поддержку оказывали нам трудящиеся корейские населения долины Сучана и Сидзухэ и с помощью его, наш отряд снабжался в период 1921 г. Съезд трудящихся корейцев Ольгинского района Из числа партизан, ушедших на Иман, часть их осталась в Чугуевской долине, которые весной 1921 г. прислали к нам своих представителей, в лице Канн Гук Мо и Хан Ир Те, для разрешения вопроса о совместной работе с нами. Мы приветствовали такое предложение. Нужно было найти командира, который знал бы хорошо военное дело. Остановились на кандидатуре Ким Кетхена, который в свое время служил у японцев, но после мартовского выступления в Корее, перешел к нам. Так был создан объединенный отряд под командой Ким Гентхена. К этому времени было уже около 300 вооруженных людей. Встал вопрос о снабжении нашей военной единицы. Продолжать сбор продуктов питания с населения было неудобно. Нужно было создать официальный гражданский орган, который занимался бы этим делом. Для этого в д. Коровинке, Чугуевской волости был созван съезд трудящихся корейцев Ольгинского уезда. На этот съезд съехалось до 80 представителей. Как ни странно, в то время всякое многочисленное коллективное обсуждение вопросов не проходило без склоки. Не прошел и этот съезд без склоки по вопросу – кто должен возглавлять власть: партотряд или выборные из участников съезда во главе с председателем Комитета. Склока дошла до убийства. Был убит член партии Сан Пу Иок (Сон Фун Ик). Правда, выстрел объяснили нечаянным, но такие «нечаянные» выстрелы был не раз. Например, убийство Хан Василия на почве личных счетов партизанами из отряда Пак Григория. Виновником этой склоки являлся вновь назначенный командир партотряда Ким Гентхен, который под влиянием националиста Тен Дя Хвана, хотел взять власть не только над партизанами, но и над всем гражданским населением. Конечно не могло быть такого положения. Это было ошибкой со стороны Ким Гентхена. Несмотря на выявившуюся склоку, Комитет был создан и он был высшим органом власти среди гражданского населения. Председателем комитета был избран Кан Бя Гу. Начальник партотряда вошел в Комитет как заведующий военным отделом при нем. Хан Чан Гер был членом Комитета и заведующим иностранным отделом при нем, фактически состоя военкомом отряда. Таким образом сочетали гражданскую власть с военной. Но, к сожалению, Комитет просуществовал недолго, в виду распоряжения от командующего партотрядами Приморья о переброске отряда в Анучино, выделив одну роту для охраны г. Ольги, что и было выполнено. Тогда командующим партотрядами Приморья был Лепехин (м.б. читать Леушин?), после него Вольский.

 История корейцев Казахстана, Сборник архивных документов, том II, стр. 9.

Translate »