Пак Б. Д. Корейские интернационалисты в борьбе против японских интервентов (1918-1922 гг.) (новые материалы)

Корейские трудящиеся, находившиеся в Сибири и на Дальнем Востоке, считали, что Советская Россия защищает и отстаивает также их права, свободу и равенство. Поэтому, когда в России вспыхнула гражданская война и началась иностранная интервенция, революционно настроенные представители корейского населения, численность которого в 1918 г. на Дальнем Востоке составляла 100-150 тыс. чел., с оружием в руках выступили в ее защиту. При этом первостепенное значение для корейцев имел тот факт, что ведущей силой иностранной интервенции была Япония – главный враг свободы и независимости корейского народа. Корейцы приходили к выводу, что в лице японских интервентов народы России и Кореи имеют общего врага.

Можно без преувеличения сказать, что со времени высадки в ночь с 4 на 5 апреля 1918 г. во Владивостоке японского десанта корейские партизаны и бойцы-интернационалисты принимали участие во всех крупных военных событиях на Дальнем Востоке. В июне 1918 г. в Хабаровске при живейшем участии секретаря Хабаровской большевистской организации и комиссара иностранных дел Дальсовнаркома, первой корейской коммунистки А.П.Ким (Станкевич)2 был организован 1-й Корейский красногвардейский отряд численностью в 100 человек, который прибыл на Уссурийский фронт, где уже действовали небольшие красногвардейские отряды, и принял участие в кровопролитных боях в с.Вяземской и Красной Речке. Почти весь отряд погиб во время сражений.

С падением в сентябре 1918 г. советской власти, а затем оккупацией всего Дальнего Востока интервентами, в Приморье и Приамурье от Владивостока до Благовещенска и дальше вся тайга покрывалась отрядами партизан. В этом движении активное участие принимали и корейские трудящиеся, которые начали создавать свои партизанские отряды сначала в Амурской, а затем в Приморской областях. Первые из них возникли в районах Благовещенска и Табана в Амурской области, Сучхона и Суйфуна – в Приморской области3 Одним из организаторов партизанского движения в Приморье явился Хан Чханголь (он же – Хан Григорий), председатель возникшего еще в апреле 1918 г. корейского сельсовета в с.Николаевке Суйфунского района. Его партизанский отряд в дальнейшем установил связь с отрядами Ильюхова и Мечика и, по их заданию, вел агитацию среди корейского населения и доставлял им оружие.

Японские интервенты устраивали жестокие расправы над корейским населением. В корейские села беспрерывно устраивались карательные экспедиции с целью разоружения вооруженных корейцев. Так, 20 октября 1918 г. отряд японских солдат и жандармов прибыл в с.Новокиевское, разоружил и разогнал отряд вооруженных корейцев, а затем отобрал оружие у населения сел Янчихэ и Фаташи. 25 октября японский отряд в числе 20-25 чел. появился в д.Тизинхэ, начал производить обыски у жителей и отнимать ружья. Если они сразу же не выдавали оружие, их избивали самым жестоким образом. В связи с этим сельский исполком Тизинхэ предупреждал Приморскую областную земскую управу, что “при повторном обыске японцев он не отвечает за последствия, так как население готово сплотиться и дать отпор японцам”, и что он не может предсказать, “какие последствия могут произойти от его активного сопротивления”4

Установленный белогвардейцами и интервентами на оккупированных территориях режим жестокого произвола и насилия, известия о начавшемся 1 марта 1919 г. народном восстании в Корее усилили партизанское движение среди корейских трудящихся Дальнего Востока. Основным районом формирования русских и корейских партизанских отрядов стала Сучанская долина. 2 марта 1919г. в с.Фроловка Ольгинского уезда состоялся съезд руководителей партизанского движения Приморья, на котором было сформировано “партизанское правительство” – Временный военно-революционный штаб партизанских отрядов Ольгинского уезда, ставший фактически рабоче-крестьянской властью для всего Приморья. Его председателем избрали И.Слинкина, заместителем председателя – З.Мартынова, командующим и военным комиссаром – Н.Ильюхова.

В состав партизанских отрядов Ольгинского уезда входили две роты корейцев-партизан во главе с Хан Чханголем, Мён Хидэ и Пак Иосифом, которые также были включены в состав Временного военно-революционного штаба5 “Корейский отряд, – писал впоследствии Н.Ильюхов, – представлял образец дисциплины, преданности и любви к делу, члены его всеми силами старались завоевать доверие со стороны населения. Корейцы-крестьяне с полной готовностью, в порядке сборов и налогов, доставляли все необходимое для отрядов: и провизию, и обувь, и одежду и прочее”6

В конце июня 1919 г. в д.Сергеевка по инициативе Временного военно-революционного штаба под руководством М.Губельмана и С.Лазо был проведен съезд трудящихся Ольгинского уезда, принявший решение о низложении колчаковской власти и восстановлении советской власти в Приморье. Среди 138 делегатов съезда было 10 представителей от корейских трудящихся. Съезд удовлетворил просьбу корейских делегатов о выделении мест представителям корейцев в будущем исполкоме корейским представителям с правом кооптации, а всех корейцев, проживающих на территории Ольгинского уезда объявил “равноправными гражданами Советской Республики”.

Вскоре после съезда в составе партизанских отрядов Приморья, командующим которых был избран С.Лазо, были сформированы еще одна кавалерийская и две пехотные роты корейских партизан. Они принимали участие в боях против интервентов в Сучанской долине и на побережье Ольгинского уезда. Осенью 1919 г. в районе Имана сформировался партизанский отряд во главе с Хон Бомдо, который вскоре перебазировался на территорию Северной Маньчжурии7

Высоко ценили участие корейских трудящихся в борьбе против интервентов и белогвардейцев руководители партийных организаций на Дальнем Востоке. В отчете Приморской партийной организации, представленной в ЦК РКП(б) и Совнарком РСФСР в марте 1920 г., говорилось: “Китайцы и корейцы принимали деятельное участие в партизанском движении в течение 1919 г. Первые главным образом в Никольск-Уссурийском уезде, вторые – в Ольгинском. Помимо непосредственного участия, китайцы и корейцы оказывали и оказывают большую помощь своими фанзами, разбросанными повсюду, а также едой и табаком”8

В 1919 – начале 1920 гг. широко развернулось движение по формированию корейских партизанских отрядов и в Приамурье. В Амурской области были созданы: Горно-летучий отряд Пак Ивана Даниловича в Хингано-Архаринском районе; отряд Чхе Чунхэ (он же Цой Дюн Хай) в Зейском районе; Корейская рота в партизанском отряде А.Н.Батурина (Старик) во главе с Ким Федором; Корейская рота в отряде Кузина Елисея в Зейском районе. В марте 1920 г. в районе ст.Могочи сформировался интернациональный партизанский отряд в составе 100 китайцев и 180 корейцев.

Активное участие в борьбе против врагов советской власти приняли корейцы в составе интернациональных частей Красной Армии. Храбрость и героизм проявляли в боях бойцы-корейцы 222-го Интернационального полка Чапаевской дивизии. Корейские части сражались в рядах 5-й армии Восточного фронта. В состав его 1-го Интернационального коммунистического полка, сражавшегося на Урале, а затем в Сибири, наряду с венграми, немцами, чехами, поляками и китайцами, входили и корейцы. В марте 1920 г. в освобождении Иркутска вместе с частями 5-й Армии приняло участие партизанское подразделение Сун Фу, в составе которого воевали 800 китайцев и 200 корейцев9 Корейские партизаны принимали участие в боях за освобождение Николаевска-на-Амуре в декабре 1919 г., Благовещенска и Хабаровска в феврале 1920 г. Поистине сенсационным фактом явился переход из районов золотых приисков Охотска в Иркутск корейского партизанского отряда под командованием Ким Ынне, который в феврале 1920 г. вручил командованию 5-й армии 12 пудов золота в фонд обороны Советской России и затем влился в состав Интернационального полка этой армии10 В том же 1920 г. сформированная в Иркутске корейская рота вместе с членами Корейской секции Иркутского губкома РКП(б) приняла участие в боях против каппелевцев под Олонками и Усть-Удой. Большая часть роты погибла в этих боях11 Разгром колчаковщины заставил правительства США, Англии и Франции вывести свои войска с Дальнего Востока. Предполагалось, что и японские войска уйдут вместе с остальными интервентами, но этого не случилось. Япония не спешила выводить свою 175-тысячную армию, а в ночь с 4 на 5 апреля 1920 г. японцы неожиданно атаковали воинские части ДВР во Владивостоке, Никольск-Уссурийском, Спасске, Хабаровске, Шкотово, Посьете и других районах Приморья. Началась так называемая “вторая интервенция”. В последующие дни тысячи солдат революционных войск, советских и партийных работников, много мирного населения были убиты и замучены. В топке паровоза были сожжены руководители борьбы трудящихся Дальнего Востока С.Лазо, Симбирцев и Слуцкий. Мученически умер в Никольск-Уссурийском ветеран корейского национального и общественного движения в России, крупный организатор антияпонской борьбы Чхве Чэхён (он же Цой Петр Семенович). Всего в ходе карательных экспедиций, предпринятых японскими интервентами против партизан и мирного населения, жертвами японских зверств стали 5 тыс. чел.

Корейские патриоты-интернационалисты вместе с русскими братьями встали на защиту Советской власти. В Амурской и Приморской областях стали формироваться новые партизанские отряды. В общей сложности, по неполным данным сводки Амурского фронта, направленной Военсовету ДВР, после апрельских событий 1920 г. в разных районах Приморья и Приамурья действовали 36 корейских партизанских отрядов, в рядах которых насчитывалось около 3 тыс. 700 чел. Во Владивостоке сформировался 1-й Дальневосточный полк, куда вошли партизаны из окрестных сопок Сучана и Шкотово12 В мае 1920 г. в Березовском (около Верхнеудинска) был сформирован смешанный китайско-корейский полк в составе 700 чел., который по распоряжению командующего НРА ДВР В.К.Блюхера в августе того же года прибыл в Иркутск, где формировался Интернациональный полк 5-й армии. 30% личного состава этого полка составляли корейцы13

В 1920 г. корейские партизаны, включенные в состав интернациональной бригады героя гражданской войны в Сибири Н.А.Каландаришвили, были объединены в одну корейскую роту. Бойцы этой роты вместе с сибиряками, грузинами и китайцами (в бригаде Каландаришвили были две роты китайцев) приняли участие в знаменитом Гонготском сражении, после которого бригада Каландаришвили была преобразована в “Гонготскую кавалерийскую дивизию им. Каландаришвили”. В конце 1920 г. Каландаришвили решением Исполкома 3-го Коминтерна назначается командующим корейскими революционными и партизанскими отрядами Дальнего Востока”14, а в начале 1921 г. командиром 1-й Корейской бригады и, будучи на этой должности, постановлением Реввоенсовета 5-й Армии и Восточно-Cибирского военного округа от 24 января 1921 г. был награжден орденом Красного Знамени “за то, что в тяжелые годы борьбы за существование Советской власти на территории Сибири занял одно из первых мест среди ее доблестных защитников”15

После апрельских событий 1920 г. решением “Всекорейского общества Амурской области” в Амурской области был организован Отдельный корейский партизанский отряд, который разместился в г. Свободном. Во главе его стал командир 6-го полка 2-го корпуса НРА ДВР О Хамук. В долине р.Имана в то время действовал партизанский отряд под командованием Кима, который прибыл туда из Судзихинской долины. Впоследствии он объединился с одним из подразделений партизанского отряда Ярошенко. Здесь, в долине р. Имана, сражался и партизанский отряд Ли Ёна, который к концу 1921 г. имел в своем составе три роты. В районе Шкотово еще накануне событий 4-5 апреля 1920 г. стоял Kopейский партизанский батальон. По требованию японского командования, две роты батальона были расформированы, но одна втайне с русским отрядом ушла в тайгу. После апрельских событий эта рота сформировала новый партизанский отряд в 300 чел. Корейский партизанский отряд Сучанского района в 1920 – 1921 гг. состоял из трех рот пехоты, одной роты конницы в 60 сабель, команд: пулеметной, связи, особого назначения. Дальневосточное телеграфное агентство (Дальта) 17 июля 1920 г. сообщало о бое одного из подразделений этого отряда в районе с. Пермская – Серафимовка: “…в числе партизан были корейцы, около 200 человек, одетые в белую национальную одежду. Завязавшийся бой продолжался до 9 часов утра”16

В Посьетском районе располагался отряд, руководимый Лим Бёнгыком, численностью до 300 чел. В Сорбакане продолжал боевые действия “Сорбоканский корейский коммунистический партизанский отряд” под командованием Ли Чунджипа и Ли Ёнхо. В начале 1921 г. в отряде состояло 400, а в 1922 г. – уже 680 чел. Этот отряд неоднократно вступал в бой с японцами и белогвардейцами в Гродековском, Ивановском и Посьетском районах. В это же время в Ольгинском районе действовал объединенный отряд партизан численностью до 300 чел. во главе с Ким Гёнчхоном.

В 1920 г. сформировался партизанский отряди в Николаевске-на-Амуре. Его организаторами явились Пак Бёнгиль, Пак Илья и Лим Хо. Отряд вместе с частями НРА ДВР сражался против интервентов, а затем перешел в Амурскую область.

Русские партизанские отряды, части и подразделения НРА ДВР проводили большую работу по установлению связей, сотрудничества с корейскими партизанскими отрядами и оказанию им помощи в общей борьбе против врагов советской власти. Так, состоявшееся в Бельцеве 6-7 декабря 1920 г. заседание командного состава 2-го Иманского отдельного стрелкового революционного батальона, обсудив вопрос об отношении к корейским партизанам, принял следующее постановление: “Считая корейские отряды единой составной частью революционного авангарда, борющегося против класса поработителей, мы считаем необходимым идти к этим отрядам всем имеющимся средством и предоставляем им возможность находиться в Иманско-Спасском районе. Военному Совету поручается войти в связь со штабом корейского командования и в контакте с таковым проводить дальнейшую работу”17

В результате такой работы корейские партизаны сражались в рядах большинства крупных русских партизанских соединений. Они входили в состав Сучанского партизанского отряда Г.Шевченко; Приханкайского партизанского отряда Лебедева; отрядов Волкова и А.Савицкого в Сучанском районе; отрядов Н.Ильюхова, Петрова-Тетерина, Лихоткина и Борисова в Спасском партизанском районе; отрядов Каландаришвили, Петрова и Зимина в Забайкалье; Амурско-Забайкальского отряда А.Батурина; Зейского партизанского отряда Е.Кузина; Тунгузского партизанского отряда И.Шевченко в Приамурье; отрядов Павличенко в Николаевске-на-Амуре; И.Федотенко в Хабаровском партизанском районе; Б.Бородавкина, Юшкевича и Г.Драгошевского в Амурской области и т.д.

Так, в совместной борьбе против японских и других интервентов в 1918-1920 гг. закреплялась связь русских трудящихся масс с корейской революционной эмиграцией, которая с еще большей силой проявилась на завершающем этапе войны на Дальнем Востоке в 1921-1922 гг.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Пак Борис Дмитриевич – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института востоковедения Российской Академии Наук (Москва)
  2. Новые сведения о жизни и деятельности этой революционерки, имя которой стоит в первом ряду корейских интернационалистов, вставших на защиту Советской России в 1918г., см.: Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (далее РГИА ДВ).- Ф. Р-562. Оп.1. Д.1552. Л.5 и др.
  3. Сипвол хенмён сипджунён ква собетхы коре минджок (10-летие Октябрьской революции и советская корейская нация).- Владивосток, 1927.- С.50.
  4. Архив внешней политики Российской империи (далее – АВПРИ).-Ф.324. ОП.894. Д.40. Л. 84, 87-88.
  5. Список членов Временного военно-революционного штаба Ольгинского уезда, оперировавших по свержению власти правительства адмирала Колчака в 1919 г. Кр.Владивосток, 16 января 1922.- РГИА ДВ.- Ф.Р-517. Оп.1. Д.1. Л.22.
  6. Ильюхов Н., Титов М. Партизанское движение в Приморье. 1918-1920.-М., 1928.-С.82.
  7. Хон Бомдо. Автобиография,- РГИА ДВ. Ф. Р-562. Оп.1. Д.2851. Л.12-13.
  8. Хабаровский краевой центр хранения документации новейшей истории.- Ф.44. Д.88. Л.72-73.
  9. Бурят-Монгольская правда.- 1957.- 30 окт.
  10. Ким М.Т. Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1918-1922).- М.,1979.- С.134.
  11. Иркутский областной центр хранения документации новейшей истории (далее – ИОЦХДНИ).- Ф.1. Оп.1. Д.452. Л.32.
  12. Амурская газета.- 1920.- 10 (23) апр.
  13. Приказ по войскам 3-й Сибирской стрелковой дивизии. Ст.Инноконтьевская. 25 авг. 1920 г.- Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (далее РЦХИДНИ).- Ф.495. Оп.154. Д.10. Л.4.
  14. Послужной список командующего всеми вооруженными силами Иркутской губернии Н.А.Каландаришвили. Составлен 12 июня 1921 г.- ИОЦХДНИ.- Ф.300. Оп.1. Д.322. Л.4-5.
  15. Постановление заседания Реввоенсовета 5-й армии и ВСВО от 21 сент. 1921 г.- Там же.- Л.27-28.
  16. РГИА ДВ.- Ф.7. Оп.2. Д.95. Л.316.
  17. Протокол заседания командного состава 2-го Иманского отдельного стрелкового революционного батальона от 5, 6 и 7 дек. 1920 г.- РЦХИДНИ.- Ф. 17. Оп.12. Д.409. Л.22.

Источник: https://mion.isu.ru/filearchive/mion_publcations/sib_kor/7.htm

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »