Пак Ген Чер (1885 – 1967 г.г.)

Хан В. В. январь 2008г.

Пак Ген Чер

Пак Ген Чер

Пак Ген Чер родился 14 марта 1885 года в Северной Корее. В 1909 году окончил корейскую среднюю школу. С 1910 года, с момента аннексии Кореи Японией встал на путь борьбы с японскими захватчиками, организуя борьбу корейской молодёжи.

С усилением карательных действий японской военщины и провокаций со стороны изменников, вынужден был эмигрировать в Маньчжурию, затем в Россию, в Никольск-Уссурийск, где царские власти в угоду японским требованиям, так же запрещали антияпонские выступления корейцев.

В условиях подполья, в 1913 году под видом школы рабочей молодежи, по ночам продолжал антияпонскую пропаганду среди корейской молодёжи.  [1]

В 1917 году переехал во Владивосток.

В 1919 году после Первомартовского восстания в Корее, по русскому Приморью прокатилась волна манифестаций и митингов корейского населения в поддержку вооруженной борьбы против японцев. С этого момента Пак Ген Чер поступил в знаменитый отряд Хон Бом До в качестве Начальника штаба  [2]и участвовал в боях в районе Хунчуна и Тумень-Ула против японских карательных войск.

В ноябре 1920 года, теснимые японцами корейские партизанские
отряды перешли на территорию России. При переходе Пак Ген Чер расстался с Хон Бом До и со своим отрядом направился в Южное Приморье, в Анучино, где дислоцировался отряд Хан Чан Гера из Синенгоу. Помимо отряда Пак Ген Чера («Докнипдан»), Маньчжурские отряды Ли Сын Дзо («Синминдан»), Кан Гук Мо («Херсендан») под общим руководством Цой Ена общей численностью 200 человек также прибыли в Анучино.  [3]

По прибытии отрядов, от русского командования поступило предложение объединения отряда Хан Чан Гера с вновь прибывшими отрядами. Но предложение было отвергнуто, прибывшие командиры отрядов полагали, что в скором времени уйдут обратно и никакие доводы, что и в Приморье хозяйничают японцы и борьба с ними, так же как и в Китае, будет способствовать освобождению Кореи, не возымели действие. Прибывшие отряды держались обособленно. И лишь тогда, когда все корейские отряды вынуждены были уйти в Чугуевскую долину, в связи с требованием японского командования очистить от вооруженных корейцев железнодорожные станции и населенные пункты, Сучанский отряд Хан Чан Гера и Маньчжурские отряды объединились. Но объединение было недолгим. В декабре 1921 года большая часть объединенного отряда во главе с Цой Еном покинула Чугуевскую долину и ушла на Иман,  [4] где проходила граница Дальневосточной республики и оккупированного Приморья.

С Хан Чан Гером остались 30 бойцов, в том числе Пак Ген Чер и Ли Сын Дзо. Три командира, оставшись с горсткой бойцов, направились в Судзухинскую долину.  [5] С этого момента начинается боевое содружество трех командиров – до конца войны, несмотря на все перипетии, они оставались верными данному слову. Хан Чан Гер был командиром отряда, Пак Ген Чер – начальником штаба, Ли Сын Дзо – начальником финчасти.

После трудной зимы, к весне 1921 года отряд пополнился и насчитывал 150 бойцов. В апреле происходит удивительное событие – возвращается часть бойцов ушедших на Иман. С предложением о совместной работе в Сучанский отряд обратились Кан Гук Мо и Хан Ир Те. Предложение было принято.  [6]

Командиром Объединенного отряда был назначен, знающий военное дело, выпускник Токийской Военной Академии, бежавший из Кореи после Первомартовского восстания Ким Ген Чен.  [7]С увеличением отряда до 300 человек, остро встал вопрос его обеспечения. С целью решения этого важнейшего вопроса, по инициативе Хан Чан Гера был созван съезд корейского населения Ольгинского уезда. Решением съезда был создан Комитет, наделенный политической властью. Комитет возглавил гражданский представитель – Кан Бя Гу, Ким Ген Чен – военный отдел, Хан Чан Гер – иностранный отдел, Пак Ген Чер – культпросветотдел.  [8] Уникальное образование – корейское правительство в отдельно взятом районе, просуществовало недолго, четыре месяца. Комитет прекратил работу в связи с приказом Командующего Военного Совета Приморья о передислокации Объединенного отряда в Анучино и слиянии его с русскими отрядами. Приказ, кроме передислокации требовал выделения одной роты для охраны бухты Ольга. Выделенная рота, численностью 78 человек была из подразделения Пак Ген Чера, командовал ротой Син Ен Гиль.  [9]На охране бухты уже стояла конная рота и батальон Овчаренко. Им предстоял бой против белогвардейцев, высадившихся в бухте.

Ольгинский бой, Пак Ген Чером названный Первым,  [10] вошел в историю гражданской войны на Дальнем Востоке, как беспримерный подвиг корейцев, отдавших жизнь во имя освобождения Родины.

В октябре 1921 года в Приморье сконцентрировалось 20 тысяч японских солдат и офицеров. Белогвардейские отряды, насчитывавшие 26 тысяч штыков и сабель, начали наступление на крупнейшие центры партизанского движения – Сучан, Анучино и др. Упорные бои прошли в бухте Ольга, которая в период иностранной интервенции на Дальнем Востоке приобрела очень важное значение из-за своего выгодного географического и стратегического положения. Бухта расположилась в центре обширного участка сельхозугодий и лесов, изящно изогнутая в виде полумесяца, глубоко вдаваясь в берег, защищённая от ветров и морских стихий.

В середине октября 1921 года генерал Молчанов отправил морским путем из Владивостока в бухту Ольга десантный отряд в 800 человек. Вслед за этим в бухту стали подтягиваться и каппелевцы. Охранявшие бухту отряд Овчаренко и рота Сие Ен Гиля приняли неравный бой.  [11]

Перед ротой Син Ен Гиля была поставлена задача постоянно держать под наблюдением ту часть бухты, в которой причалы оставались не разрушенными и могли быть использованы для высадки десанта противника.

В ночь на 14 октября, расположившиеся на господствующей высоте бойцы Син Ен Гиля заметили, что в бухту вошло судно с потушенными огнями. На рассвете перед линией обороны защитников бухты были обнаружены атакующие порядки каппелевцев, которые, соблюдая тишину и маскируясь в кустарниках, взбирались на высоту. В самой же бухте расположились несколько японских кораблей, высадивших десант. Отряд Син Ен Гиля открыл огонь. Каппелевцы вынуждены были отступить к бухте, и тут начался артиллерийский обстрел с японских кораблей по линии обороны роты Син Ен Гиля. Вслед за обстрелом двинулись в атаку молчановцы.

В героическом бою погиб командир Син Ен Гиль. Будучи окружен, предварительно уложив саблей шесть белогвардейцев, Син Ен Гиль, не желая сдаваться в плен, покончил собой. Вражеская пуля прервала жизнь и командира взвода Ким Сика. Два взвода под командованием командиров взводов Юн До Гара и Шин Ён Гира героический сражалась в течении девяти часов. После девятичасового боя корейская рота с оставшимися пятьюдесятью бойцами отступила и отошла в горы.  [12]

На другой день, собравшись с силами, партизаны повели наступление на Ольгу. Центр наступления находился в руках корейской роты, левый фланг держали местные дружинники, правый – русские партизаны, всего со стороны партизан было около пятисот бойцов. После двухчасового ожесточенного боя Ольга была занята партизанами, белые в беспорядке покинули город. В бою главной силой наступления была корейская рота, смелость ее наступления решила исход боя. Весь город приветствовал партизан, особенно корейскую роту. Но, потери были велики. Партизан было убито: корейцев – 21 человек, русских – 4 человека. Убитые в бою партизаны были похоронены в городском саду Ольги. В бою были убиты:

командир роты – Син Ен Гиль, 33 года;

командир взвода – Ким Сик, 31 год;

командир отделения – Ким Бен Сик, 30 лет;

ротный писатель – Цой Михаил, 45 лет;

ротный писатель (на корейском языке) – Чжен Ун, 25 лет;

бойцы – Ким Ан Хо, 40 лет;

Ли Бон Чун, 24 года;

Ким Ген Рен, 22 года;

Ким Сун Ун, 44 года;

Ким Герим, 25 лет;

Ким Сан Лан 29 лет.

Фамилии остальных 14 партизан, надеюсь, что только пока остались неизвестны. Со стороны белогвардейцев было убито 96 человек и 127 ранено.  [13]

После этого боя, оставшиеся корейские партизаны под командованием Лим Хан Джуна вернулись в Сучанскую долину, где влились в отряд Хан Чан Гера, сформированный после ликвидации Корейского Комитета и передислокации Объединенного отряда в Анучино. Отряд был организован по оперативному заданию Военного Совета из мелких партизанских отрядов Судзухинской и Сучанской долин. Прибывшие партизаны из Ольги вновь встретились со своим командиром Пак Ген Чером – начальником штаба отряда  [14] . Отряд, несмотря на тяжелое материальное положение и подавляющее превосходство противника в районе, постоянно рос в численности и совершал боевые действия, совершая набеги на японские и белогвардейские гарнизоны и боевые посты.  [15]

Действия отряда происходили в период наступления белогвардейцев в Приморье. Запись в «Обзоре оперативного Управления штаба НРА о боевых действиях в ноябре-декабре 1921 года», гласит, что «вооруженному выступлению каппелевцев против частей Нарревармии на Хабаровском направлении предшествовала планомерно организованная борьба их с партизанскими отрядами в Приморье с задачей обеспечить свой тыл, уничтожив постоянную угрозу Уссурийской ж.д.»  [16] В ноябре 1921 года белогвардейцами были разгромлены русский Сучанский отряд Вольского, Анучинский отряд вместе с Военным Советом под командованием Леушина.  [17] И только один корейский отряд Хан Чан Гера с начальником штаба Пак Ген Чером продолжал боевые действия в Южном Приморье.

В декабре 1921 года Военным Советом Дальневосточной Республики были направлены в Южное Приморье Пшеницын и Флегонтов с группой товарищей для восстановления партизанского движения. В январе 1922 года был создан Военный Совет Приморья, который организовал восемь военных районов, корейский отряд Хан Чан Гера отдельно и непосредственно подчинялся Военному Совету.  [18] Во второй половине января в селе Беневское состоялся смотр корейского отряда, на котором товарищи Костя (Пшеницын) и Флегонтов дали высокую оценку выучки отряда. К тому времени отряд состоял из трех рот пехоты, одной роты кавалерии, двух пулеметных подразделений, роты особого назначения и достигал численности 300 человек (!).  [19] Не все военные районы имели такую боевую мощь, это говорит не только об организаторском таланте командиров, но и об их огромном авторитете среди корейского населения. Обеспечение отряда, ложилось на плечи корейских трудящихся.

В апреле 1922 года отряд во главе с Хан Чан Гером и Пак Ген Чером получает приказ от Военного Совета Приморья – освободить Ольгу! Отряд выступил во Второй Ольгинский поход. Об этом писали и телеграфировали газеты и телеграфные агентства Дальнего Востока, доносили разведки штабов противника. Сила и мощь отряда вызывала интерес тревогу и озабоченность, как общественности, так и военных всего Приморья.  [20]

Отряд, ко времени Второго похода, значительно вырос по сравнению с Беневским смотром – появилась резервная рота, взвод связи, увеличилась кавалерия и насчитывал в своих рядах около 500 человек.  [21]

Ольга была освобождена! Город могли взять сразу, в первый же день – приступом, но у авангарда на подходе к порту, уже к ночи иссякли патроны и дело отложили. Затем в течение десяти дней постоянными нападениями вынудили «белых» оставить город.  [22] Тем самым, отряд выполнил не только стратегическую задачу командования, но и исполнил долг перед павшими товарищами Первого Ольгинского боя.

Через много-много лет Пак Ген Чер в августе 1956 года получит от Управления культуры Приморского края «беспредельно радостное письмо», в котором говорилось, что в городском саду г. Ольги, на месте братских могил павших партизан установлен памятник с мемориальной надписью: «Русским и корейским партизанам, павших в боях за власть Советов в 1921 году».  [23]

После окончательного освобождения Ольги отряд вернулся в Сучан, куда поступил приказ от Военного Совета выступить в Анучино. Наступал последний этап гражданской войны в Приморье.

В Анучино, 1-го сентября 1922 года создается Корейский Военный Совет в составе пяти Членов Совета: Ким Гю Сик – Председатель Совета, Главнокомандующий Корреввойск; Ан Тон Бек – Зам. Председателя Совета, представитель корейской секции Губбюро РКП(б); Цой Хорим – Военный комиссар Совета, представитель Приморского бюро РКП(б); Станков П. – представитель Реввоенсовета русских партотрядов; Хан Чан Гер – представитель крупнейшего корейского партизанского отряда (1000 бойцов).  [24]

Хан Чан Гер, будучи Членом Военного Совета, оставался командиром своего отряда, Пак Ген Чер, помимо выполнения обязанностей начальника штаба отряда, командовал 1-м батальоном отряда.  [25] Отряд, по своей структуре, ничем не отличался от регулярных войск.

После назначения Членов Корреввоенсовета, все, кроме Хан Чан Гера отправились на места с целью сбора корейских отрядов. Тем временем, при наступлении Нарревармии ДВР, требовалось вести активную боевую работу в тылу противника.  [26]

В районе Ивановки, в сильно укрепленном месте, находились отборные войска белогвардейцев. По приказу Военного Совета НРА ДВР Ивановку следовало освободить силами корейского отряда Хан Чан Гера и русских отрядов Сидорова и Шевченко. Бой у Ивановки был тяжелым, крупные потери несли обе стороны. После долгого двухдневного боя Ивановка была взята. Белые бежали.  [27]Об этом бое Главком Уборевич сообщал в телеграмме: «Красные партизаны разбили белых, наступавших на Анучино. Сейчас, перейдя в наступление, заняли Ивановку и продвинулись к Никольск-Уссурийску. Весь тыл объят восстанием.»  [28]

Батальон Пак Ген Чера участвовал в Ивановском бою, штурмовал Спасск, освобождал Никольск-Уссурийск, совершил боевой марш вдоль восточной линии Уссурийской железной дороги от Монастырище до Раздольного и далее до Посьетского района, преследуя отступающих врагов.  [29]

25 октября 1922 года японцы подписали соглашение о выводе своих войск из Приморья. Этот акт безусловной Победы над японцами и их ставленниками, всякого рода белогвардейцами, явился для корейцев Приморья такой же безусловной Победой, может быть даже большей, чем для остального населения Приморья – враг нации, захвативший Родину, был бит и убрался восвояси. Ожидание скорого освобождения Родины витало в умах и сердцах Приморских корейцев. Бойцы корейских отрядов готовились к дальнейшей борьбе, но неожиданно быстро, 10 ноября 1922 года вышел Приказ Главкома Уборевича И.П. за № 23-40 о разоружении и демобилизации партизанских отрядов.  [30] Этот приказ оказал драматическое влияние на корейские отряды, ведь первейшей мотивацией участия корейцев в гражданской войне на Дальнем Востоке на стороне «красных» было скорейшее освобождение Кореи от японских захватчиков путем борьбы с японскими войсками, вторгшимися на русский Дальний Восток. Логика национально-освободительного движения корейцев диктовала дальнейшую вооруженную борьбу на территории Кореи, Маньчжурии, но у Советской власти была своя политическая линия, по которой прекращалось открытое корейское вооруженное сопротивление на территории и с территории России.

Приказ, разбивший сердца корейских бойцов, расколол корейские отряды. Часть бойцов во главе с Ким Гю Сиком, не подчинившись, ушла в Маньчжурию, другая – большая часть, разоружилась и осталась в России.  [31]

Очень загадочна и любопытна судьба Ким Гю Сика. В июле 1922 года во главе отряда в 100 человек Ким Гю Сик прибывает из Маньчжурии в Суйфунскую долину Приморья и вливается в Сорбакванский коммунистический партизанский отряд, который с его приходом переваливает в численности за 600 человек.  [32] Удивительно, что за неполные два месяца пребывания в России, Ким Гю Сик совершил стремительный взлет от командира роты (если считать по количеству бойцов, прибывших с ним из Маньчжурии) до Главнокомандующего Корреввойск и Председателя Корреввоенсовета. Каким образом и за какие выдающиеся достижения ему уступили командование в Сорбакванском отряде, которым командовали не менее выдающиеся Ли Джун Джип, Син У Е, Ким Ген Чен, остается загадкой.

Факт, что 1 сентября 1922 года Ким Гю Сик становится Гланокомандующим, оставляя за собой командованием одним из двух отрядов Корреввойск (бывшим Сорбакванским). Военным комиссаром Корреввойск был представитель Примгуббюро РКП(б) Цой Хорим, он же состоял Военкомом отряда ( бывшегоСорбакванского).  [33]

Другим отрядом Корреввойск командовал Член Военного Совета Хан Чан Гер, Пак Ген Чер состоял при нем Начальником штаба, одновременно командуя его Первым батальоном.

Предварив, кто есть кто, перехожу к документу, иллюстрирующий драматический момент разбитых сердец корейских бойцов. Привожу документ в переводе на русский, оригинал написан на корейско-китайском, топонимика обозначена китайскими иероглифами:

Командиру Первого батальона корейских революционных войск

товарищу Пак Ген Черу

По Приказу Главнокомандующего Дальневосточным Военным Округом за № 23-40, отряд корейских революционных войск должен остаться в селе Синендон Сучанского района. Об этом сообщаю. Отряд не должен тронуться с села Синендон. Встречайте Члена Военного Совета. Если получите сообщение по пути, то направляйте свой отряд обратно в село Синендон.

Просьба, что мы скоро приедем и расскажем.

С этим кончаем.

13 / Х I 1922г.

Член Военного Совета.

Подписи: Хан Чан Гер, Цой Хорим.

Печать: Военн ы й Совет Корреввойск.  [34]

Приказ Членов Военного Совета от 13ноября 1922 года Хан Чан Гера и Чхве Хорима

Приказ Членов Военного Совета от 13ноября 1922 года Хан Чан Гера и Чхве Хорима

Документ возбуждает гамму чувств от рисуемого воображением драматического момента. Вызывает трепет и рисовая бумага с живой печатью Корреввоенсовета. Автографы Членов Военного Совета вовсе уникальны – при корейском тексте, русские подписи, что говорит о многом, оба подписанта были уроженцами русского Приморья.

Приказ Членов Военного Совета от 13ноября 1922 года означает, что процесс неповиновения приказу Уборевича И.П. от 10 ноября о разоружении партизанских отрядов начался.

Главком Ким Гю Сик незамедлительно принял решение уйти в Маньчжурию, увлекая за собой бойцов бывшего Сорбакванского отряда, более чем на половину состоявший из партизан, прибывших из Маньчжурии. Остановить Главкома не в силах был Военком Цой Хорим. Часть отряда ушла и чтобы упредить дальнейшее развитие событий, Военком с Членом Военного Совета Хан Чан Гером издает приказ, о том, чтобы отряды (батальоны) оставались на местах дислокаций и не двигались. Примечательна последняя строчка приказа, содержащая просьбу дождаться и выслушать.

Судьба данного приказа известна, Пак Ген Чер дождался, выслушал и далее, по желанию бойцов батальона была организована сельхозартель «Сучанская Коммуна». Партизанское имущество перешло в артель, пахотные земли для бывших партизан были выделены в Шкотовском районе.

С 1923 года артель приступила к сельхозпроизводству, она была первой в Приморском крае коллективным хозяйством.

В сентябре 1925 года по приказу ГорОНО Владивостока, Пак Ген Чер стал работать учителем химии и физики в средней школе №32.

С сентября 1930 приступил работать учителем физики в ФЗС № 8 (фабрично-заводская школа) г.Владивостока.

В сентябре 1931 года поступил в ДВ ГосПедИнститут на естественный факультет, где как бывший партизан получал повышенную стипендию.

По окончании института в 1935 году был направлен Директором школы № 22 Черниговского района ДВК.

В октябре 1937 года был уволен из школы в связи с выселением в Казахстан.

В конце 1937 года приступил к работе учителя химии и биологии уже в Узбекистане, в средней школе № 23 Средне-Чорчикского района Ташкентской области.

В июле 1939 года Пак Ген Чер уволился по собственному желанию из школы № 23, в связи с ликвидацией школ с корейским языком обучения.

В том же, 1939 году Пак Ген Чер был принят в колхоз «Новый путь» Средне-Чирчикского района – садовником и проработал до 1950 года, пока преклонный возраст и болезни не позволили продолжить работу.  [35]

Пак Ген Чер работал до самой последней возможности, потому что сам являлся кормильцем себя и жены Пак Сун Ай, 1891 года рождения, потомства они не имели.  [36]На пенсию рассчитывать не приходилось и только через семь лет после прекращения работы, когда появились персональные пенсии местного значения, Пак Ген Чер стал хлопотать о ней. Преодолевая душевный дискомфорт, писал в инстанции, ибо для получения пенсии пришлось акцентировать внимание на свое участие в гражданской войне, а, ведь, участвовал, организовывал партизанские отряды по велению сердца, а не для получения пенсии.

Скончался Пак Ген Чер в 1967 году, ни разу не отмеченный, без малейшей оценки его заслуг перед Советской Россией.

Самой большой наградой для героя была статья в газете «Авангард» о боях за Ольгу, Ивановку, о боевом марше вдоль Уссурийской железной дороги его Первого батальона.  [37] Как реликвию, как память о партизанских годах, как символ верности данному слову Пак Ген Чер всю свою жизнь хранил и лелеял последний приказ своего командира.

Памяти героя, жившего среди нас, посвятившего всего себя, всю свою юность и молодость борьбе за освобождение Родины, посвящаю эту запоздалую статью. Призываю всех, помнить историю героев, творивших саму историю освободительного движения.

 


 

  [1]Автобиография Пак Ген Чера // Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 42.

  [2]Там же.

  [3] Воспоминание т. Хан Чан Гера – «Участие корейских трудящихся в гражданской войне на Дальнем Востоке» // История корейцев Казахстана. Сборник архивных документов, т. 2, стр. 8-9.

  [4]Воспоминание т. Хан Чан Гера – указ. соч., стр. 8-9.

  [5] Там же.

  [6] Там же.

  [7] Хан Чан Гер – указ. соч., стр. 9; Бабичев И.И. – указ. соч., стр. – 74; Ким М. Т. – указ. соч. стр. 86.

  [8] Цой Хорим «Исторический очерк о жизни корейцев на Дальнем востоке» // История корейцев Казахстана. Сборник архивных документов, т. 2, Сеул-Алматы, 1999 г стр. 71 – 115. Пак Б. Д . – Корейцы в Советской России. 1917 – конец 30-х годов. – М, 1995. – С. 94-95.

  [9] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л.л. 42-43; Ким М. Т. – Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке, Москва, 1979 г., стр. 77.

  [10] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 38.

  [11]Пак Б. Д. – указ. соч., стр. 94-96; Ким М. Т. – указ. соч., стр. 102-104.

  [12]Цой Хорим – указ. соч., стр. 71-115; Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 38.

  [13] Цой Хорим – указ. соч., стр. 106.

  [14]Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 38.

  [15] Ким М. Т. – указ. соч.. стр. 79

  [16] Пак Б. Д. – указ. соч., стр. 95.

  [17] Ильюхов Н.К., Самусенко И . – «Партизанское движение в Приморье», Москва, 1962 г.стр. 233-235.

  [19] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 38.

  [20] Ким В. Д. – Туманган – пограничная река. Ташкент, 1994 г., стр. 76.

  [21] Бабичев И. И. Указ. соч. – С. 74.

  [22] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 38; Ким М.Т . – указ. соч., стр. 79.

  [23] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 17.

  [24] Ким М.Т. – указ. соч. стр. 80; Цой Хорим – указ. соч., стр. 107; Хан С. – Корейские патриоты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке // Военно-исторический журнал. 1963 г., № 5. – С.110; Цыпкин С.А. Участие корейских трудящихся в борьбе против интервентов на Советском Дальнем Востоке // Вопросы истории. 1957 г., № 11. – С. 184;Торопов А.А . Участие корейцев в гражданской войне на Дальнем Востоке России (1918-1922г.г.) // Известия РГИАДВ. Том 7. – Владивосток, 2002. – С. 76-77.

  [25] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. 43-44

  [26]Хан Чан Гер – указ. соч., стр. 10-11..

  [27] Там же ; Ким М.Т. – указ. соч., стр. 79.

  [28]Шерешевский Б.М. – «В битвах за Дальний Восток (1920-1922 г.г.), Новосибирск,1974 г. стр.174-175.

  [29] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л. З8, 43.

  [30] Там же, л. 44.

  [31] Хан Чан Гер – указ. соч., стр. 11.

  [32] Ким М.Т. – указ. соч., стр. 87.

  [33] Цой Хорим – указ. соч., стр.95.

  [34]Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л.44.

  [35] «Трудовой список» Пак Ген Чера // Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л.52.

  [36] Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л.37.

  [37] Перевод статьи Бабичева И. И. из газеты «Авангард» // Ташкентский областной Государственный архив, ф. 947, оп. 2, д. 228, л.38-39.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »