Пак Мингю. Бисквит

 kholodilnik

Перевод Цой И. В.

1

       Похоже, в прошлой жизни холодильник этот был хулиганом.

       А почему бы и нет?  Мне, по крайней мере, так кажется. Вот как все было: май 1985-го года, Бельгия, Брюссель. Финальный матч европейской Лиги Чемпионов между «Ливерпулем» и «Ювентусом». Возбужденная толпа английских болельщиков бросается к трибунам, где сидят итальянские фанаты. Рушится стена. Тридцать девять человек погибают, раздавленные ее обломками. И среди них – этот парень.

       Когда он пришел в себя, то был уже на Небесах. Какой абсурд! Тут же нахлынуло сожаление. Нужно бы научиться мудрости, уметь держать себя в руках. Мне этого явно не хватает. И вот такому вот ему Бог предлагает: может быть, холодильник? И в самом деле! Он хлопнул себя по коленям. А что, ведь это будет достойная жизнь. Вот так парень, когда-то обожавший «Ливерпуль», превратился в холодильник. А потом, неведомыми путями добравшись до меня, стал моей собственностью. Можете не верить, но мне кажется, что дело обстояло именно так.

       Я и сейчас порою вспоминаю нашу первую с ним ночь.

       Ночь эта была сущим мучением. Сначала я думал, что он пошумит и успокоится,  но в какой-то момент мне стало казаться, что еще чуть-чуть и  холодильник просто возьмет да и взорвется. В конце концов мне стало так страшно, что я и думать забыл про сон. У-ууу, у-ууу. Это надо было слышать: один-единственный  холодильник тарахтел так, словно работал целый завод. Незабываемое впечатление! Я осторожно приложил ухо к стенке холодильника – внутри яростно бурлило и ворочалось что-то, похожее на магму. Я тут же выдернул шнур. В холодильнике тогда лежали 6 банок пива, огромный контейнер с кимчхи[1] и недоеденное вечером мороженое со вкусом грецких орехов. Дело было летом, и ночь выдалась жаркая, было душно, как в парилке.

       И как только им в голову пришло выставлять на продажу нечто подобное? Я злился, мне было ужасно обидно, словно бедняге-итальянцу, насмерть раздавленному рухнувшей стеной. У меня руки чесались пойти в тот проклятый комиссионный магазин, где мне всучили мне этот агрегат, и расколотить все жалюзи, но сначала надо было покончить с еще одним неотложным делом. Нужно было скорее доесть несчастное мороженое, пока оно совсем не растаяло. Выспаться в ту ночь мне, конечно, не удалось, да к тому же меня пробрал понос с жутким запахом грецких орехов – так что в магазин я отправился только на следующий день после обеда. Жалюзи были опущены, и на них красовалась бумажка с надписью: «Закрыто по техническим причинам».

       Когда я вернулся в комнату, то почувствовал запах кимчхи. Этот уксусный «аромат» стал последней каплей. Эх! Будь что будет! Я не выдержал и воткнул шнур в розетку. У-ууу. Опять раздался страшный шум, словно толпа разъяренных хулиганов в очередной раз напирала на стену. Ну почему это случилось именно со мной?! Стоило подумать об этом, как вся моя невезучая прошлая жизнь пронеслась перед глазами. Не знаю, может быть, и сам я  был на том матче  – итальянцем, болельщиком «Ювентуса», который внезапно попал в переплет.

2

       Какая бы ни была моя прошлая жизнь, но в итоге я прожил почти два года бок о бок с этим холодильником. Это может показаться невероятным, но факт остается фактом. Во-первых, тот проклятый комиссионный магазин и вправду накрылся, а во-вторых, спустя какое-то время я понял, что мы с холодильником прекрасно уживаемся вместе. К тому же, холодильник этот был чертовски неуязвимым. Действительно ли было терпимо жить с ним?

       Да. Правда, жить с ним было ничего.

       Более того, этот ужасный шум помогал мне, единственному живому обитателю квартиры, не чувствовать себя одиноким. Представьте себе, именно так и было. Я же человек. А человек, как известно, ко всему привыкает. С холодильником мы повстречались как раз в то лето, когда я поступил на первый курс и только-только начал свою университетскую жизнь. Лето выдалось беспрецедентным по климатическим условиям: все самые приятные и неприятные события, словно сговорившись, решили произойти именно в это время, можно сказать, они прямо-таки зашкаливали. Жить с родителями мне не хотелось, и я пустился в вольное плавание, сняв комнату недалеко от университета. Вот так мы и теснились вчетвером в этой узкой комнатенке – холодильник и телевизор, магнитофон и я. Но ощущение складывалось такое, что на самом деле вместе жили только я и холодильник. Настолько громким и странным был шум, который он издавал.

       Дом, в котором находилась моя однокомнатная квартирка, стоял на крутом склоне приблизительно в 300 метрах от главного входа в университет, но почему-то ко мне никто никогда не заходил. Были как раз каникулы, и, повторюсь, это было самое отвратительное лето за всю историю моей жизни в этих местах. «Склон, конечно, крутой, но дорога вроде бы приличная, асфальт лежит ровно, почему же никому не хочется сюда приходить?» Хозяин «пивнушки на холме» тоже временами жаловался и ворчал – его терзали те же мысли. Нет, правда, почему так получается? В моменты этих горестных раздумий, я сидел, потирая накачанные икры, и жевал арахис. В то лето, не важно, совсем безрадостный выдавался день или более-менее терпимый, так никто и не приходил.

       Одиночество всегда нагоняло на меня тоску.

       Вот так и случилось, что мы с холодильником стали друзьями. Мне, по крайней мере, так показалось. Еще раз повторюсь, что благодаря его жуткому грохоту я чувствовал себя не таким одиноким. Мы были только вдвоем, в этой «квартирке на холме», куда никто не приходил. Холодильник оказался вполне приличным другом, не хуже чем все остальные. Вот так поживешь и поймешь, что плохих людей не бывает.

       Редко, но примеры дружбы человека и холодильника все же имели место в истории. Когда в 1926 году компания «Дженерал Электрик» выпустила первый в мире холодильник современного образца, человек и холодильник стали друзьями. Так может ли быть, чтобы я был первым?! Как же мы, оказывается, мало знаем о холодильниках! В самом деле, есть ли на земле человек, способный по достоинству оценить их значение? Так уж повелось, что люди в этом огромном мире замечают только себя. Но стоит быть хотя бы чуть-чуть повнимательней, и можно увидеть, что бок о бок с тобой живет он – «холодильник».

Холодильник – это личность.

       А теперь прислушайтесь к его звукам. Ощутите их. Почувствуйте, как работают компрессор, конденсатор и испаритель, как дивно циркулирует охлажденный воздух, прошедший через теплообменник. Я понял, что окончательно попал под чары холодильника именно тогда, когда начал различать звук циркулирующего в нем воздуха. Конечно, это чувство родилось далеко не сразу. Я ведь был обычным человеком, из тех, которые недоумевают: «Мир холодильника? Кому это нужно?».  Как бы то ни было, все началось с моего желания заглушить этот невообразимый шум. Оглядываясь назад, я понимаю, что ничего грандиозного в этом решении не было, но я все же позвонил в компанию по производству холодильников и попросил как можно быстрее и качественнее отремонтировать мою машину. Ничего необычного, любой бы так поступил.

       «Быстрый и качественный» сервис, о котором я мечтал, на деле обернулся долгим и нудным ремонтом. Осмотр печки, замена разных компонентов… В конце концов, дело дошло до чистки капилляра. В комнате царил ужасный беспорядок. Каждое лето, особенно начиная со второй половины июля и до самого его конца, наступает такой период, когда зной становится нестерпимым и кажется, что совершенно нечем дышать. Мастер приходил ко мне раза четыре, и каждый раз, закончив работу, он не упускал случая как-нибудь выразить свое недовольство. В первый раз он сказал, что теперь все образуется, во второй свой визит он признался, что все это, однако, весьма странно, вернувшись в третий раз, он посоветовал мне купить новый холодильник, а в четвертый еле слышным, почти умирающим голосом проговорил, что ему уже пора бросить это бестолковое занятие.

       Шум не уменьшился ни на йоту.

       Так или иначе, начался второй семестр, а на душе по-прежнему кошки скребли. В итоге я, словно ребенок, который, разобрав радио, страдает, что никак не может снова собрать его, начал изучать принцип охлаждения, устройство холодильника, попытался узнать что-то о его ремонте и даже углубился в историю холодильников.

       Это может показаться странным, но  – неожиданно для меня самого  – мир холодильника поглотил меня. Именно так – мне стало безумно интересно. Постепенно я стал все чаще пропускать занятия, почти не заглядывал к родителям, временами появляясь у них, только чтобы постирать накопившееся грязное белье. Как бы это объяснить? «Мир холодильника? Да кому это нужно?». Ощущение было такое, словно я, все это время шедший в ногу с моими товарищами, разделявшими это мнение, внезапно провалился в открытый люк.

       А под люком скрывался темный, тайный, прохладный мир холодильника. Я, будто газ фреон, целыми днями бродил по капиллярам никому неведомого мира, а когда наступала ночь, я застывал, словно блестящая изморозь, прилипшая к стенке этого подземелья, и все, чего мне хотелось, – забыться во сне. Когда в один прекрасный день я обнаружил выход – правда, это я понял лишь тогда, когда вылез на поверхность, –  осень была уже почти на исходе. Слепило глаза. И –

этот мир выглядел совершенно иным.

3

       Помнится, на это дело я потратил почти неделю. Тщательно осмотрев внутренности холодильника и просчитав все возможные варианты поломок, я рьяно принялся за ремонт, однако шум и не думал уменьшаться. Как и мастер, я совершенно не мог понять его причину. В голове постоянно мелькали мысли вроде: «Может, купить новый?» или «Хватит уже, пора бросать это занятие», – но мир холодильника стал мне понемногу открываться, и, в отличие от мастера по ремонту, я теперь смотрел на проблему совсем с другой стороны. А именно –

этот холодильник, как никто другой, имеет твердое право выражать свое мнение.

       Да. Этот холодильник, который в прошлой жизни был забиякой и хулиганом, от рождения имел твердое право выражать свое мнение. Наверняка, парень был горлопаном и сорвиголовой. Может быть, на той игре «Ливерпуля» с «Ювентусом» он во всю глотку орал «Бодни!» и уж точно был в первых рядах нарушителей порядка. Многие бы поспорили, конечно, но я-то знал, что все было именно так. Вот это высший класс!

       «Бодни!»

       История появления холодильников – это история борьбы с гниением.

       Человечество давным-давно осознало: чтобы еда не испортилась, нужно держать ее в холоде. За тысячу лет до нашей эры китайцы придумали простейший способ сохранения продуктов. Они держали их в подвалах вместе со льдом, который помогал поддерживать низкую температуру. В общем, если называть вещи своими именами, то первым холодильником были глубинные слои почвы, то есть, попросту говоря, – земля.

       Сначала китайцы (14 век), а потом и итальянцы (17 век) узнали о том, что соленая вода способна долгое время оставаться холодной. Это происходит, потому что, испаряясь, она поглощает тепло окружающей среды. Особенность, конечно, простая, но именно она стала основой работы современных холодильников, принцип функционирования которых до сих пор базируется на том, что при испарении жидкости ее температура понижается.

       1834 год. Англичанин Джейкоб Перкинс изобрел компрессионную установку для изготовления искусственного льда и с успехом получил патент. Перкинс использовал принцип компрессии эфира, который, обладая охлаждающим эффектом, испаряется и вновь конденсируется. Изобретение этой компрессионной установки стало решающим фактором для появления первых холодильников.

       1926 год. Американская компания «Дженерал Электрик» производит первый в мире абсорбционный холодильник. Так началась история современных холодильников и процесс бесконечного их усовершенствования. В 1939 году появляется двухкамерный холодильник – с холодильным и морозильным отделениями, это и был прототип того агрегата, который стоит у каждого из нас дома. Это изобретение и открытия   Кларенса Бердсая, придумавшего замороженные продукты, распахнули людям двери в фантастическую эпоху холодильников.

       Распространение холодильников стало поворотной точкой в жизни человечества. Самое грандиозное из достижений – резкое уменьшение числа раковых заболеваний и пищевых отравлений. Теперь люди в любое время могли есть свежие овощи и рыбу, не замоченную в соленой воде, питаться продуктами, сохранившими свои вкусовые качества, благодаря чему человечество теперь может наслаждаться здоровым образом жизни. И все это – заслуга холодильников. Холодильники помогли нам впервые одержать победу в борьбе с гниением. Фантастическая победа. Поэтому я не согласен с теми, кто считает 20-ый век эпохой холодной войны. Самое великое достижение человечества в двадцатом столетии – это, конечно же, необыкновенная технология искусственного охлаждения. Да. Двадцатый век был фантастической эпохой холодильников.

       Об этом пишет в своей книге «Фантастическая эпоха охлаждения» знаменитый ученый в области искусственного охлаждения Теодор Энгл. Да, так оно и было. Оказывается, я жил в «фантастическую» эпоху охлаждения.

       Вот именно!

       Поэтому где-то в глубине своей души я начал признавать неотъемлемое право этого парня на собственное мнение. Я искренне верил в это. Если все было именно так, то, определенно, по сравнению со мной он имел гораздо больше прав во всеуслышание отстаивать свою позицию.

       Несомненно, что и сейчас он многое хотел бы высказать –

       бормотал я, глядя на холодильник.

       В глубине души я все больше проникался к нему сочувствием.

       А если посмотреть на все с точки зрения холодильников, то

       каким же прогнившим кажется им наш мир?

4

       «Понимаешь, мне кажется, если правильно использовать возможности холодильника, можно изменить мир», – сказал  хозяин «пивнушки на холме».

       Когда же это произошло? А случилось это тогда, когда возникла причина использовать холодильник совершенно по-новому. Все было обыкновенней некуда. По большому счету все сложилось ровно так, как должно было сложиться. Именно такое ощущение у меня было. Как-то раз, открыв дверцу холодильника, я понял, что всегда вижу на полках одно и то же. Две банки пива и контейнер с кимчхи, полуторалитровый  «зевающий» пакет молока да десяток яиц. И это зрелище заставило меня серьезно задуматься.

       С ума сойти можно!

       Человечество должно просто сгореть со стыда! В наш фантастический век холодильников мы используем их только таким вот образом? Неужели мы и правда настолько невежественны? Занявшись самоанализом, я вынул из холодильника пиво и контейнер с кимчхи, молоко и яйца, натер холодильник внутри до блеска и твердо решил, что в будущем буду использовать его только в самых благородных целях. Это мой долг перед человечеством. Вот о чем я думал, выливая скисшее молоко в раковину.

       Но, хотя настроен я был решительно, мысли о том, как лучше использовать холодильник, в моей голове напрочь отсутствовали. С каждым днем я мучился все сильнее: что ж такое? Это же не выбор, как в проверочном тесте, из четырех вариантов? Приятели вообще не понимали моих терзаний: «Надо же, а ты, видать, беспечнее, чем мы думали?» Старшие товарищи с беззаботным видом отмахивались: «Надоел ты со своей ерундой, лучше давай что-нибудь интересное расскажи». Девушкам это было совсем неинтересно, и они откровенно злились. А я все так же напряженно думал.

       Безумная затея!

       Однако усилия мои не были совсем бесплодными. Как я сказал, хозяин «пивнушки на холме» кое-что мне посоветовал, он сказал: «Что ж, можно попробовать положить в него все, что подходит тебе по возрасту», хозяйка комнаты предложила «положить туда все, что действительно дорого сердцу. Ведь в холоде все это будет храниться гораздо дольше?». Молодой библиотекарь предположил: «Если это ради блага человечества, то почему бы не положить туда в первую очередь то, что приносит вред и зло в мир? Например, Америку?» От хозяина магазина музыкальных дисков, где я был завсегдатаем, я получил записочку. «Не знаю, может быть, тебе это поможет?» В записке очень мелким почерком было написано:

       Как положить слона в холодильник

  1. открыть дверцу
  2. положить слона
  3. закрыть дверцу

       «Да, это мне очень даже поможет», – ответил я тогда.

       В итоге я твердо решил, не откладывая в долгий ящик, поместить в холодильник все, что дорого моему сердцу, и все, что попадает в категорию вредных вещей, даже если это Америка или слон. Как бы то ни было, подумал я, это, по крайней мере, не противоречит логике «засовывать в холодильник все подряд».

       Первой в объятия холодильника попала книга Джонатана Свифта «Путешествие Гулливера». Мне подумалось, что это литературный шедевр, да и у холодильника насчет моего решения, похоже, особых возражений не было. Чувствуя себя Нилом Армстронгом, первым человеком, ступившим на Луну, я осторожно положил книгу ровно посередине холодильной камеры. «Не волнуйся, все будет хорошо». После того как я успокоил Гулливера, который тревожно оглядывался по сторонам в незнакомом мире, я аккуратно закрыл холодильник. Успех! Теперь во благо человечества Гулливер долго-долго будет храниться в холодильнике.

       Начало было положено. После этого я иногда очень внимательно, иногда просто пробегая глазами по строчкам, прочитывал шедевры мировой литературы, оценивал их, тщательно отбирал и по очереди складывал в нутро холодильника. В основном это были книги, между ними, кроме того, поместились два или три диска с классикой мирового кинематографа.

       Однажды, хорошенько выспавшись днем, я свежим взглядом окинул комнату, и, конечно же, внимание мое привлек «фантастически» тарахтевший холодильник. Стопка мировой классики пополняется, холодильник работает во всю мощь – в этот момент я понял со всей очевидностью, что все идет как надо. Как оно есть –

фантастическое охлаждение.

5

       Как-то раз в воскресенье пришел отец. Давно не виделись! Да. Что это ты в последнее время перестал к нам заходить? Были дела. Да? Я тоже пришел сегодня поговорить с тобой. Нагрянув вот так неожиданно, отец стал изливаться на очень уж занудные и тоскливые темы. То есть, говоришь, попал в большие долги? Да, так получилось.

       Короче говоря, сумма была немыслимая, если бы отец не сумел расплатиться с кредиторами, то это пришлось бы сделать мне. К тому же расплачиваться нужно было в долларах. Отец сказал, что они с компаньонами поделили сумму между собой. Это ведь не шутки – стать членом Кантри-клуба. И ты представить себе не можешь, сколько денег ушло на то, чтобы в течение десятилетий быть достойным главой семейства. Так или иначе. В общем, теперь вы, похоже, должны бы взять на себя ответственность. Поэтому, все, что можно продать, придется продать. Как бы это выразиться? Может, отыщется где в доме какое-нибудь золото, так и его собрать? Ты как думаешь?

       Мне требовалось время. Потому что то, что именовалось «отцом», представляло из себя очень уж сложное и запутанное бытие. Все согласятся, что отец – это нечто значимое и дорогое, однако ведь также отец – это самое настоящее мировое зло. Чего только нет на этом свете? Даже такие вещи?

       Итак, я в точности последовал инструкции. Поступил, как было ней написано: 1) открыл дверцу, 2) положил отца, 3) закрыл дверцу. Вот так и отца я сумел с успехом поместить в холодильник.

       Я думал, что ночь эта выдастся на редкость шумной, однако, наоборот, было как-то тихо. Я открыл дверцу холодильника, беспокоясь, не замерз ли там отец, – а он читал. Как ты? Температура подходит? Проигнорировав мое беспокойство, отец заметил, что здесь, оказывается, много хороших книг. Я еще и виноват оказался, что его потревожил. Тогда я деловито зачитал ему «Советы по рекомендуемой температуре хранения продуктов в холодильнике, предложенные Главным управлением по безопасности продуктов и медицинских препаратов». Молоко (пастеризованное) следует хранить при температуре от 0 до 10 градусов, говядину, свинину и курицу – от минус 2-х до 0, рыбу и морепродукты – от 3-х до 6 градусов, рыбные полуфабрикаты – при температуре ниже 10 градусов, соевый сыр или желудевое желе – от 0 до 10 градусов, фрукты – от 3-х до 6, овощи (капуста, листья салата) – от 7 до 10 градусов… Какую  температуру тебе установить? Хм, а насчет человека нет указаний? Нет. Отец ненадолго задумался, почесывая голову, а затем наконец произнес: «Ну что ж, скорее всего, человек ближе к мясным продуктам». К мясным? Отрегулировав температуру до минус 2-х градусов,

я закрыл дверь.

       На следующий день пришла мама. Ах, нет, это был сначала университет? Так или иначе, все происходило одно за другим, порядок не имеет особого значения. Сейчас уже не важно, кто был первым – мама или университет – по сути, они казались мне одним и тем же. В общем, неважно, университет или мама. Развернув табель успеваемости за прошлый семестр, она так сильно кричала, что голова моя готова была расколоться. Пытаясь найти выход, я вынул из шкафа банку пива и стал пить. Вы только посмотрите на него! Ты зачем пиво там хранишь? Оно ведь тогда теплым станет! У тебя же холодильник есть, зачем он тебе тогда? Сделав глоток теплого пива, я резко открыл дверцу холодильника. В следующий момент в холодильнике вместо пива оказалась мама.

       Я закрыл дверцу.

       В ту ночь, когда отец и мать оба сидели в холодильнике, в небе случился парад метеоритов. Такое небесное явление – большая редкость, его даже шумно обсуждали в новостях. Мы с хозяином «пивнушки на холме» смотрели на метеориты со второго этажа его заведения и пили пиво.

       Как там твои родители?

       Да все хорошо.

       В конечном итоге я считаю, что хорошо все сложилось.

       Конечно. Сказав это, я откусил немного вяленого мяса. Да, это правда, холодильник стал сущим благословением для человечества. Вот что ответил мне хозяин пивнушки. И так далее и тому подобное – подумал я.

6

       Как я уже сказал, я складывал в него все по очереди. Я положил в холодильник университет, районную администрацию, редакцию газеты и игровой зал, 7 крупных корпораций, 5 полицейских, детей из начальной школы Накто, автобус, принадлежащий автобусной компании «Кёнги», вторую линию метро, 5 разновидностей треугольного кимпап[2], 11 продюсеров с телевидения, 51 венчурное предприятие, 2-х кинорежиссеров, 3-х писателей, 192 управляющих заводами, 5 служащих фирм, 31 частного предпринимателя, 2-х пластических хирургов, 3 популярных певцов, 2-х пьяниц, одного голубя, 3 частных заемщиков, 2-х профессиональных борцов, одного специалиста по определению пола цыплят, 1 млн. 800 тысяч безработных, 360 тысяч бомжей, 67 членов Парламента и Президента.

       Иной раз казалось, что я просто сваливаю туда все подряд, но все же у меня был довольно четкий принцип. Он состоял в том, что в холодильник должно попасть либо значимое, либо приносящее вред этому миру.

       Написал эти строчки, а такое ощущение, что я положил туда армию метеоритов.

       Конечно же, и после этого множество вещей оказалось внутри холодильника. Пожалуй, решающим событием стало помещение туда Америки. Точно не помню, почему я решил это сделать, но, так или иначе, а случилось это в дни Рождественских праздников. Я листал газету и, сам того не ожидая, открыл холодильник, положил в него Америку и закрыл. Вы не поверите, но, как только Америка оказалась в холодильнике, внутри него тотчас же образовалось «международное сообщество».

       Слышали, «Макдональдса» не стало?

        – потирая замерзшие руки, сказал хозяин магазина музыкальных дисков, который пару дней спустя зашел в «пивнушку на холме». «Вон там на перекрестке стоял – и исчез». «Наверное, так и есть», – равнодушно ответил хозяин бара. «А вот он теперь даже на учебу не ходит». «Да? А что тогда собирается делать?»

       Университет исчез.

       Да? А действительно, что-то в последнее время много чего не стало.

       В тот день мы втроем пили пиво. Дни становились холоднее, по счастливой случайности это был последний день уходящего года и последний день уходящего века. Да? Ты положил их всех туда так же, как и слона? Хозяин магазина музыкальных дисков страшно развеселился. Я ведь говорил вам, что инструкция мне очень даже поможет. Надо же!

       Вот так вот живешь-живешь, и чего только не случается!

       Да, в прошлом веке много чего произошло. Так уж получилось, что в этот день – последний в уходящем столетии – мы позволили себе расчувствоваться. Есть такое мнение, что первыми хулиганами были Гитлер и Муссолини. Да? Похоже, что так. Но что ты будешь делать с Китаем? А что с Китаем? Ты что, не знаешь? А что я должен знать?

       А то, что если все китайцы в одно и то же время прыгнут, то Земля расколется.

       Что? Что станет с моей планетой Землей? – не успел я об этом подумать, как Китай уже был внутри холодильника. Как бы получше объяснить? Для холодильника это стало последней каплей. Из 1 миллиарда 268 млн. 100 тысяч китайцев двое не успели зайти, пришли в бар и стали ругаться. Вот почему мы так быстро узнали о том, что произошло. «Успокойтесь, да вы не горячитесь!» Хозяин в отчаянии предложил им пиво, и их гнев немного поутих. Делать было нечего, мне пришлось положить этих двух китайцев в большой холодильник хозяина «пивнушки на холме». Вот, оказывается, как теперь можно выйти из положения! Высший класс! – вытирая пот со лба, произнес хозяин бара.

       В ту ночь мы расстались пьяные вдрызг.

       Когда я вернулся к себе, была уже почти полночь. В темноте меня ждал холодильник. У-ууу. Сегодня его шум звучал особенно натужно. Даже для холодильника упорядочить целый век – занятие не из легких – снимая пальто, подумал я. Переодевшись, умывшись, почистив зубы, пару раз прикинув, не покончить ли со всем этим, в конце концов, я открыл холодильник. Как я и ожидал, внутри него действительно раскинулся огромный-преогромный Китай, за исключением двух опоздавших китайцев. Что уж тут поделаешь? Я стоял в глубокой задумчивости. Просто хаос. Я был в полнейшем смятении, никак не мог понять, что к чему. Это –

это был целый мир.

       Расстелив одеяло, я лег в постель. Сквозь щель между двумя створками окна проникал холодный ветер. Последняя ночь столетия вот таким образом охлаждала наш мир. Я подумал, что, может быть, только в эту сегодняшнюю ночь мир хотя бы на мгновение остановится в вечном процессе разложения.

       Заснуть никак не удавалось. Просто не спалось. И в новом столетии много чего случится. И в новом столетии умрет и родится много людей. Мысли, словно волны, мерно сменяли друг друга, и я погрузился в глубокую задумчивость.

       Куда же направятся души умерших людей?

       Наверное, они воспарят в космос. Ведь, что очень важно,

       эти души останутся свежими, их бережно сохранит

       холодильник под названием «стратосфера».

       А потом придет время, когда они вернутся к нам.

       Как бы то ни было, именно поэтому

       в новом столетии всех людей, которые придут в этот мир,

       нужно принять с теплотой – так я размышлял.

       Ведь им было холодно.

       Ведь им было очень холодно…

       Наконец-то в северное полушарие моего мозга, словно сонм огромных метеоритов, ворвался прекрасный сон. Верблюды, шагающие по пустыне Гоби моего разума, наблюдали за стаями падающих длиннохвостых комет и бессильно опускали свои шеи.

       Это была последняя ночь уходящего века, ночь, когда в наступившей темноте холодильник как-то особенно сильно шумел.

7

       Когда я открыл глаза, уже наступило утро. Я, как всегда, был голоден и хотел в туалет. Подъем как подъем, ничего особенного по сравнению с другими днями. Ничего нового. Однако меня не покидало ощущение, что что-то не так. Неужели все дело в том, что наступил новый век? – подумал я. Нет, вряд ли в этом. Тогда что? Сходив по-маленькому и умывшись, я вернулся в комнату и в этот миг осознал, что произошло.

       Холодильник затих.

       Да, в самом деле, что же стряслось? Прижав, что есть силы ухо к холодильнику, я смог различить лишь самый обычный звук циркулирующего где-то внутри него воздуха. Что такое? В какой-то миг сердце мое будто оборвалось. А что же случилось с этим миром? С Китаем? С Америкой? И с родителями? Я распахнул дверцу холодильника.

       К моему изумлению внутри было совершенно пусто,

       И только прямо посередине холодильной камеры

       стояла  – одна-одинешенька – чистая белая тарелка.

       И на ней –

       лежал кусок бисквита.

       Я достал его, стараясь быть очень осторожным,

       Словно в руках у меня оказался весь мир.

       Я едва верил своему зрению и осязанию.

       Но  этот ровный и нежный прямоугольник существовал на самом деле.

       Я надкусил бисквит.

       Тонкий сладкий аромат, пройдя сквозь рот и нос,

       проник до самой евстахиевой трубы.

       Это –

       это был вкус всепрощения.

       Странно,

       Но, ощущая во рту, этот теплый и нежный кусочек бисквита,

       я заплакал.



[1] Название корейского национального блюда: подается как закуска к основным блюдам. Готовится из листовой капусты, перемешанной с красным перцем, чесноком и другими приправами.

[2] Название корейского блюда: смесь риса с овощами и мясом, завернутая в лист морской капусты в форме треугольника.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »