Пак Сын Ы. Культ предков в интерпретации сахалинских корейцев

ПАК СЫН Ы (ДОЦЕНТ САХАЛИНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА), 22.06.2009

939be1de-78cf-4d63-ba4c-efad7f6ce7cfУважение и почитание предков у корейцев является одним из основных постулатов конфуцианской этики и поэтому всему тому, что связано с похоронами родителей уделялось самое пристальное внимание.

Издревле важнейшим моральным долгом для родных и близких считались проводы покойного в последний путь со всеми почестями и, чтобы в момент смерти человек был вместе со своей семьей. Это связано с тем, что у корейцев основным каноном моральной этики являлся культ предков. Но с течением времени обрядовые культы, в том числе и похоронные обряды, видоизменились, а некоторые намного упростились или же исчезли вовсе. Тем не менее, корейцы стараются придерживаться старинных правил похоронного обряда, передаваемые из поколения в поколение. По дошедшим до нас сведениям, в Корее в древности обычно старого умирающего человека старший сын взваливал себе на спину, уносил в глухой лес и там оставлял умирать. Легко можно представить, что становилось с останками умершего человека. По некоторым описаниям, покойников подвешивали к дереву. Бывали случаи, когда сжигали трупы, но это в основном касалось буддийских монахов. Чем беднее покойный, тем проще была форма его погребения. По описанию корееведа Ю.В. Ионовой, в старину в Корее в каждой деревне существовали так называемые похоронные общества взаимопомощи. Такая организация была большим подспорьем для бедных крестьян. Каждая семья выплачивала определенные членские паи и на них устраивались похороны деревенских жителей. Но в высших слоях общества для янбанов, государственных чиновников, существовали специальные трактаты похоронных обрядов, предусмотренные в конфуцианстве «Чжучжакаре». В доме создавалась атмосфера полной тишины, когда находился умирающий. Тут же оповещались все родственники и друзья. В старину существовал такой порядок, когда умирала женщина, то ее переносили в анбан (спальню), а мужчину в – саранбан (гостиную). Если умирал глава семьи, то около него собирались все члены семьи и начинали оплакивать его. Мужчины семьи занимали места в зависимости от возраста и степени родства с правой стороны, а женщины – с левой. Они держали за руки или ноги умирающего и наблюдали, как наступает смерть. Если умирающий оставлял устное завещание, то наследники принимали его, сидя у изголовья. Мужчина должен был умереть на руках своих сыновей или родственников мужского пола, а женщина умирала на руках дочерей или близких родственниц. Сразу после смерти рот и ноздри покойного прикрывали ватой. Таким способом преследовали две цели: пытались задержать душу в теле и мешали выходу зловонного духа янчи. Тело покойного укрывали одеялом. Начиналось традиционное оплакивание усопшего. Этот ритуал называется кок. Соседи, услышав долгие протяжные причитания родных и близких, узнавали о кончине, а затем слух быстро распространялся по всей деревне. В первый час после смерти совершался обряд чохон – вызов духа. Верхнюю одежду, которую при жизни носил усопший, закидывали на крышу дома. Один из родственников забирался наверх и, стоя лицом к северу, размахивал одеждой. При этом он громко три раза выкрикивал имя покойного. Таким образом он давал знать духам о смерти. Затем, спустившись с крыши, накрывал ею покойника. В комнату, где лежал умерший, вносили маленький столик, на который ставили чашку с рисовой кашей, пиалу с рисовой водкой сул и закуски. После того, как наполняли чашечки водкой, присутствующие делали поклон чжол

В первый день после кончины труп омывали душистой водой. Покойника одевали в специально приготовленную одежду. Обычно ее шили из тонкого пенькового полотна. В Корее в деревнях старые люди заранее готовились к смерти и шили такую одежду. Погребальная одежда запахивалась в противоположную сторону, чем при жизни. Умершего причесывали, стригли ему ногти на руках и ногах, а обрезки ногтей собирали в маленький мешочек и прятали под одеяло. Позже этот мешочек клали в гроб. После обряжения покойного укладывали на специально приготовленную для этого случая доскучильсонпхан, что в буквальном переводе означает «доска семи звезд». Такая доска является одним из важных атрибутов похоронного ритуала. На нем просверлены семь отверстий, символизирующие созвездие Большой Медведицы. Покойника укладывали на такую доску, надеясь, что его душа вернется в звездный мир. В некоторых районах Северной Кореи бедные крестьянские семьи хоронили покойного без гроба, используя лишь чильсонпхан. Покойника помещали на доску и семь раз перевязывали веревками, заворачивали в соломенный мат и березовую кору. В некоторых местностях древней Кореи труп перевязывали в семи местах пеньковым полотном и помещали в гроб. Гроб в Корее изготавливали из дерева. Он состоял из шести досок: доска неба, доска земли, а также восточная, западная, южная и северная доски. На внутренней стороне крышки гроба обычно писали иероглиф, обозначающий небеса, а в каждом из четырех углов – иероглиф, обозначающий море. Затем гроб заколачивали и на крышке писали имя покойного под громкий плач всех членов семьи. Гроб и менчжон – полотнище красного или алого цвета, на котором были написаны имя и звание покойного, помещали на самое почетное место. По поверью, у корейцев считалось, что нечистые силы боятся красного цвета. Но женщин хоронили без менчжон. Из принадлежностей покойника ничего нельзя было оставлять дома, полагая, что умерший обязательно вернется за своими вещами. Издавна принято, чтобы в момент смерти человек был вместе со своей семьей, желательно у себя дома. После того, как гроб с телом ставили в укромное место, члены семьи надевали траурные одежды из грубой домашней пеньки и готовились к приходу родственников и соседей. Родственники или знакомые, получив скорбную весть, тотчас отправлялись в дом покойного почтить его память. Домочадцы с громким плачем и причитаниями встречали гостей. Обычно первым, на правах хозяина дома, должен встречать гостей старший сын. Пришедшие для соболезнования люди вручали ему деньги. Имена тех, кто пришел, чтобы разделить с семьей горе, записывали в специальную тетрадь. Гостям предлагали еду и напитки. Этой форме выражения соболезнования – мунсан, придавали очень большое значение. Если кто-то из близких или знакомых не участвовал в этой процедуре, то это рассматривалось как кровная обида для семьи покойного. Традиционно в Корее такое печальное событие, как похороны, проходят очень шумно. Тогда как одни безутешно рыдают и причитают, другие улыбаются и шутят, будто участвуют на увеселительной пирушке. Но это воспринимается людьми весьма непринужденно и обыденно. Считается, что подобные гости помогают отвлечься от горя и легче пережить его. Обычно в доме покойного или в местах поминания люди много едят и пьют, но при этом строго запрещается курить. Когда умирают дети или неженатый человек, их хоронят без особого соблюдения обрядов. Но если умирает отец семейства, то выполняются все сложные действия похоронно-поминальных обрядов.

Из широкой белой материи делают ширму, чтобы огородить место, где лежит покойник. Обычно у тела сидят дети покойного (по старшинству). Ночью не рекомендуется тушить свет. В местах, где есть грамотные корейцы, умеющие писать по-китайски иероглифами, изготавливается из красной шелковой материи менчжон. После этого начинается обряд прощания с покойным. Перед ширмой ставят небольшой столик, куда кладут поминальную дощечку, водку и поминальную пищу, а также ароматизированные свечи. Покойника переодевают во все новое, но ни в коем случае одежда не должна быть желтого, синего или зеленого цветов. Заранее приготавливают два маленьких мешочка для остриженных ногтей и волос. Для покойника специально шьют матрацы из белого материала. Плечи, руки и ноги усопшего перевязывают тремя повязками. Руки должны быть скрещены на животе – левая рука ладонью вниз, правая – ладонью вверх. Дно гроба устилается специально сшитым матрацем. Гроб с телом ставят на пол и закрывают ширмой. Со дня смерти и до погребения покойному подают завтрак, обед и ужин. Все это сопровождается монотонным плачем и зажигают благовонные свечи. Тело перекладывают с чилсонпхан в гроб. Мешочек с ногтями с левой руки кладут по левую сторону от тела, а другой, – соответственно, с правой. Чилсонпан выносят из комнаты покойного. На кладбище эта доска сжигается вместе с одеждой. Палочками берут несколько рисинок вареной каши и засыпают в рот покойного. Количество рисинок должно быть нечетным. Это – ритуал, когда близкие люди кормят умершего в последний раз. Но некоторые исследователи объясняют данную процедуру тем, что рис закрывал выход крови наружу. Обычно для этого используют сырую крупу, которая хорошо впитывает жидкость. Вынос тела происходил в нечетные дни – на 3-й, 5-й, 7-й день после смерти. В старину в Корее янбаны, как правило, хоронили усопших спустя три месяца. Все это время гроб стоял во дворе, в специально отведенной беседке. В час выноса гроба во дворе устанавливали снопы из рисовой соломы, перевитые соломенными жгутами. Перед ними стояли дети умершего, опираясь на посох, который изготавливали из бамбука, если умер отец, либо из сосны, если умерла мать. Соседи и знакомые поклонами выражали свое соболезнование по случаю смерти родителя. После выноса тела совершался обряд изгнания злого духа из дома. Место для захоронения выбирали геоманты- пхунсу. Выбору места для могилы придавалось огромное значение. Считалось, что хорошее место обеспечивало покой и благо усопшему, счастье и процветание живым родичам. Во время выноса гроба присутствующие жгли благовонные свечи, делали подношения и низко кланялись. Покойника выносили головой вперед. Впереди гроба шли люди с сосновыми ветками и менчжон. Обычно сыновья и близкие покойного (мужчины и мальчики) шли в конце кортежа. Женщины никогда не принимали участие в главной процессии. На кладбище гроб ставили с южной стороны ямы, чтобы голова покойного была направлена на север. Всеми похоронными церемониями распоряжался руководитель траура. После того, как гроб опускали в яму, на некоторое время прекращались плач и причитания. По окончании похорон вся траурная процессия возвращалась в дом умершего. Здесь гостей встречал распорядитель траура со стенаниями и рыданиями, затем начинал читать молитвы, когда все вместе собирались. Во время захоронения полагается сжигать всю одежду, постельные принадлежности и личные вещи умершего.

Корейцы придают поминальному ритуалу особое значение, поскольку он связан с культом предков – основой основ конфуцианской этики, Чжеса – это выражение почтения и любви к усопшему предку и оно должно продолжаться до тех пор, пока ты жив. Испокон веков корейцы верили, что душа покойного остается в доме с семьей. И каждый день в течение месяца они готовили еду и ставили ее перед поминальной дощечкой – хонпек, где написано имя умершего. Начиная со второго месяца: первого и пятнадцатого числа готовили завтрак. Так в течение всего года. Обряд подношения еды в первую годовщину смерти назывался сосан. Утром этого дня после специального омовения хозяева дома подготавливали ритуальную посуду и особую еду. На рассвете совершали обряды, которые включали в себя ритуальные кормления усопшего, сопровождавшиеся многочисленными поклонами и монотонными песнопениями. Во вторую годовщину смерти совершался похожий ритуал, носивший название тэсан. Он означал конец траура. Только тогда родные усопшего снимали траур, убирали временный алтарь.

Вследствие того, что корейское население Сахалина, насильственно завезенные японскими милитаристами во время второй мировой войны, подвергалось насильственной ассимиляции к японской культуре, а затем вынуждено было приспосабливаться к совершенно чуждому европейскому (в данном случае – русскому) образу жизни, они вынесли много лишений, и им пришлось пройти через трагедии и дискриминации. Тяжелый труд и борьба за выживание не оставили им времени для обучения русскому языку, а значит, и новой культуре. Второе и третье поколения сахалинских корейцев характеризуются высокой степенью аккультурации, выражаемой ускоренным переходом на русский (как основной для общения) язык, получением высшего образования и, тем самым, приобретением в обществе более высокого социального статуса.

Феномен менталитета сахалинских корейцев заключается в том, что они стремятся легко приспособиться к окружающей их жизни. Но это не значит, что корейцы Сахалина настроены на ассимиляцию и растворение в несвойственной им культурной среде. Даже представители третьего и четвертого поколений сохранили многие элементы традиционной для Кореи материальной и духовной культуры. Сахалинская корейская диаспора нового времени проявляет двоякую тенденцию своего развития: одновременное восприятие русской культуры и сохранение индивидуального этнического своеобразия. Особенно это ярко проявляется в обрядах жизненного цикла ныне живущих в Сахалинской области корейцев.

Все старинные предписания исходили из того, что похоронные обряды должны проходить в доме покойного. В настоящее время соблюдать такие обряды стало непросто, так как многие семьи живут в отдельных квартирах многоэтажных домов. Поэтому в городах организацию ритуалов берет на себя похоронное бюро.

На Сахалине похоронный обряд во многом адаптирован к российской реальности. Элементы традиционного ритуала присутствуют у местных корейцев, но в значительно трансформированном виде. Это связано с тем, что молодым сахалинским корейцам не у кого стало учиться традициям, так как большинство представителей старшего поколения умерло или выехало на свою историческую родину. Поэтому во многих семьях похороны и поминки проводятся по русскому обычаю. Так же как в Республике Корея на Сахалине печальную миссию выполняют бюро ритуальных услуг. Чаще всего тело покойного находится в морге, где и совершаются все необходимые действия вплоть до переодевания и помещения в гроб. В это время в доме покойного совершаются все положенные в таких случаях действия по прощанию с покойным: поклоны перед жертвенным столом с портретом усопшего, но без черной траурной ленты. На третий день гроб с телом привозится к дому на катафалке и, не занося тело покойного в дом, совершается прощальный обряд. Хоронят на городском кладбище под траурную музыку духового оркестра или кремируют, а пепел распыляют над морем, чтобы хотя бы в таком виде человек вернулся на родину. С кладбища люди едут в кафе или в дом покойного, где накрыт поминальный стол. Период траура сокращен до трёх дней, когда ближайшие родственники посещают могилу и совершают обряд жертвоприношения. На Сахалине проводится только сосанъ (первая годовщина смерти), когда семья, родственники и друзья окончательно прощаются с душой покойного. Поминки справляют на Сольлаль, утром Нового года или первого дня первого месяца нового года по лунному календарю, в день освобождения Сахалина и Кореи от японского господства (15 августа по солнечному календарю) и в «родительский день» (Радуницу) и в годовщину смерти.

Источник: Ариран.РУ

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »