Памяти Александра Файнберга

Инна Глебовна Коваль

Инна Глебовна Коваль

 К 75-летию со дня рождения поэта                                                                                         Владимир ЛИ

2 ноября текущего года ташкентскому поэту Александру Файнбергу исполнилось бы 75. Он ушел от нас в октябре 2009-го, ровно пять лет назад. Весь нынешний ноябрь в столице проходит под знаком его высокой и очень тонкой по философскому восприятию поэзии. Творческий вечер, посвященный народному поэту Узбекистана, прошел и в стенах Республиканской детской библиотеки. Его инициатором явился литературно-художественный клуб «Ариран» при Ассоциации корейских культурных центров республики. В нем приняли участие известные писатели, поэты, журналисты, художники, многочисленные поклонники поэта, те, кто лично был знаком с Александром Аркадьевичем. Со своими воспоминаниями перед собравшимися выступили поэты Раим Фархади и Вячеслав Ли, писатель Владимир Ким (Енг Тхек), ветеран журналистики Геннадий Лю и другие. Декламировались  стихи народного поэта, звучали песни на слова Файнберга в исполнении ташкентских бардов. Вечер вела руководитель клуба «Ариран» Лариса Петровна Ни.

…В начале 70-х прошлого века мне посчастливилось целых четыре года проработать в студенческой  газете «Ташкентский университет».  Тогда я впервые услышал, что в этой же многотиражке когда-то трудились   Александр Аркадьевич Файнберг и его  супруга, впоследствии Заслуженная журналистка Узбекистана  Инна Глебовна Коваль. Уже ранние стихи поэта, вошедшиев его первый сборник «Велотреки, заставили о себе заговорить во всеуслышание.  Это были стихи большого поэта, поэта-глыбы.  Он начинал творить в то время, когда  Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадуллина и другие собирали на своихвыступлениях в Москве стадионы. И мы гордились тем, что и у нас в Ташкенте родился и набирает силу поэтический талант такой же невероятно большой звездной величины.

Вживую Александра Аркадьевича посчастливилось увидеть впервые в чайхане  уже в восьмидесятые на одной из «капустных» посиделок, где за узбекским пловом собрались тогда по какому-то случаю  журналисты республиканских газет. Были какие-то речи, тосты, поздравления.  Дали слово и поэту Файнбергу. Все ждали от него новых стихов, но он кратко, со знанием дела, очень лаконично высказался по существу обсуждаемой темы, но стихов в тот вечер мы от него так и не дождались.

Спустя годы, незадолго до своего ухода, он инициировал и провел поэтический вечер в Ташкентском  русском драматическом театре. Александр Аркадьевич был не только организатором этого масштабного поэтического праздника, но и его ведущим.

Запомнилось приветственное слово, с которым выступила на вечере  женщина – представитель Посольства Российской Федерации  в Узбекистане:

-Эта наша общая идея, – сказала она, – пригласить  в Русский драматический театр, который является хранителем русского слова, поэтов и любителей поэзии – идея очень хорошая. Хорошая потому, что душав минуты раздумийпросит красивого слова, душа просит тепла.  Думаю, нынешний поэтический вечер не последний в этих стенах. Верится, что  подобные вечера станут традиционными. Мне, как представителю Посольства Российской Федерации,очень приятно, что на земле Узбекистана по- прежнему звучит русское слово, звучит высокое русское слово. Что здесь так много талантливых поэтов, которые пишут на языке Пушкина и Есенина. Радостно от того, что это люди не только русской национальности, и что интерес к поэзии так высок не только у старшего поколения, но и у молодежи. Известный поэт как-то сказал: «Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу…». Мне хотелось бы, несколько переиначив эту фразу, сказать:«Пока на земле длится поэтическое слово, свеча действительно будет согревать наши души, освещать наш путь, и человечество будет вечно живо…»

Тот памятный вечер в стенах русского драмтеатра вылился в большой праздник поэзии. Александр Файнберг прочел цикл своих стихов, в том числе и великолепные переводы известных узбекских поэтов. Со своими стихами выступили ташкентские поэты Николай Ильин, Дмитрий Черников, Виктория Осадченко, Светлана Вдовина, Марта Ким и другие. Александр Аркадьевич, как наставник, очень бережно и трепетно относился к творчеству молодых авторов, часто оберегая поэтические таланты от  воздействия человеческой бестактности, грубости и невежества.

Сегодня мы с большой благодарностью вспоминаем Александра Аркадьевича, который много лет был членом литературного общества репрессированного в 1937 годукорейского поэта Те Менг Хи, а сейчас  в нем активное участие  принимает и супруга поэта Инна Глебовна Коваль.

И в заключение представляем вашему вниманию несколько вольных, как он их сам называл,сонетов  Файнберга.

ПИСАТЕЛЮ

Твоя поэма, верю, против зла,

Но только я читать ее не буду.

Тут надобна выносливость верблюда

Иль жвачные способности вола.

Не обижайся. Краткость мне мила.

Люблю, когда неведомо откуда

Влетит сонет – стремительное чудо!

Мгновение – и ты сгорел дотла!

И вот еще… Дозволенные темы

Вовеки не тянули на поэмы.

Что – пресса хвалит? Эка благодать!

Такую воблу выловить не диво.

Но чем кита из воблы раздувать,

Поэта лучше пригласи на пиво…

 

            МОГИЛА

С пустою переметною сумой,

От всех базаров, где торгуют славой,

Я по сухим, по выгоревшим травам

Пришел к своей могиле, как домой.

Здесь верещит кузнечиками зной.

Присяду у последней переправы.

Вон, вдоль кустов, как будто вдоль дубравы

Угрюм и пьян, идет могильщик мой.

Увы, я жизнью торговать не смог.

Так это ли для смерти не предлог?

– «Что ж ты не весел, бородач с лопатой?»

Он поднял флягу, отхлебнул глоток

И хрипло молвил: «Я не виноватый.

Но эта яма продана, браток!»

 

ЧУЖБИНА

Я знаю, что чужбина это лед.

Но лед чужбины – это, брат, не диво.

А диво, если край до слез родимый

В душе тебя родным не назовет.

Меня порой отчаянье берет:

А вдруг не растоплю я этой льдины?

Что, если мне и в смертные седины

Дыханьем не ударит ледоход?

Как быть тогда? От горя удавиться?

Летать по свету изгнанною птицей?

Прости, ни то, ни это – не по мне.

Так для чего же думать об итоге?

Надежды мне достаточно вполне.

Да и могила – не конец дороги…

РОДИНА

Меж знойными квадратами полей

Она легла до горного отрога,

Гудроновая старая дорога,

В тени пирамидальных тополей.

Я в юности не раз ходил по ней

С теодолитом и кривой треногой.

Я пил айран в той мазанке убогой,

Где и теперь – ни окон, ни дверей.

Печальный край… Но именно отсюда

Я родом был, я родом есть и буду!

Ау, Европа! Я не знаю вас…

Вдали орла безмолвное круженье,

В зубах травинка, соль у самых глаз.

И горестно, и счастливо мгновенье!

 

Вечер ведет Лариса Петровна Ни

Вечер ведет Лариса Петровна Ни

Исполняется бардовская песня

Исполняется бардовская песня

О своих встречах с А.Файнбергом вспоминает поэт Раим Фархади

О своих встречах с А. Файнбергом вспоминает поэт Раим Фархади

Фото В. Кима.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »