Памяти Владимира Федоровича Ли

Владимир Фёдорович Ли и Жанна Григорьевна Сон

Владимир Фёдорович Ли и Жанна Григорьевна Сон

Вот уже больше года прошло (han: статья от март 2012 г.), как не стало Владимира Федоровича Ли, заслуженного деятеля науки РФ, профессора Дипакадемии МИД России, доктора исторических наук. Огромную утрату ощущают не только в ученом мире, но и российские корейцы вместе с корейскими общественными организациями скорбят об уходе В.Ф. Ли.

Заранее хочу принести свои извинения уважаемым коллегам, друзьям и соратникам В.Ф. Ли, за то, что осмелилась написать о человеке, с которым не делила хлеб-соль в молодости, не съела пуда соли совместно в трудовой деятельности.

Просто иногда появляется желание рассказать о своем соотечественнике, которого знала мало, но хотела бы знать больше. Те короткие встречи на конференциях, беседы в его кабинете Директора АТР в Дипакадемии МИД России, оставили неизгладимые впечатления. Неординарность его личности, широта взгляда ученого с Большой буквы, осознание огромной утраты побудили меня написать о нем, хотя бы то, что осталось в моей памяти. Не могу не сказать, что его научные труды заставили меня думать и принимать решения по-другому, осознание того, что он мой соотечественник, придавало мне силы в становлении меня как ученого.

1999 год – начало моей трудовой деятельности в корейском культурном центре «Первое Марта». В этом же году к руководителю культурного центра «Первое Марта» обратилась историк-исследователь Ку Светлана Николаевна с просьбой начать издание книги-мартиролога «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР. 1934 – 1938».

Первая встреча с профессором В.Ф. Ли произошла в 1999 году в нашем офисе корейского культурного центра «Первое Марта». Владимир Федорович пришел лично поддержать и проявил свою готовность принять участие в публикации этой книги.

В 1999 году не все историки-корееведы, общественные деятели были готовы обсуждать эту трагическую тему, а тем более участвовать в публикации книги-мартиролога о расстрелянных и замученных в ГУЛАГе корейцах. Эта тема для многих оставалась закрытой. Одни говорили, еще не время, другие считали, что не стоит ворошить прошлое, а третьи утверждали, что политическим репрессиям подвергся весь советский народ и вытаскивать из всей массы жертв политических репрессий – корейцев – значит выделиться, что якобы не характерно для «скромного корейского народа». Несмотря на то, что подобные книги-мартирологи были уже опубликованы поляками, немцами, евреями и др.

Владимир Федорович Ли был единственным профессором, который поддержал Светлану Ку и пастора Ли Хен Кына в осуществлении этого проекта. Будучи автором-составителем двухтомного сборника документов «Белая книга о депортации корейского населения России в 30 – 40-х годах» (1992, 1997), одним из участников, содействовавших выходу Постановления Верховного Совета РСФСР «О реабилитации российских корейцев» от 1 апреля 1993 года, Владимир Федорович, прекрасно понимал, насколько важна публикация списков жертв политических репрессий корейской национальности для истории российских корейцев, а также для истории многонациональной России.

Профессором В.Ф. Ли были написаны предисловие к первой книге, послесловие к третьей и предисловие «Этого забыть нельзя…» к девятому тому «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР». Содержание его трудов сводится к тому, что историю надо знать, и прогресс в жизни любого общества возможен, только в том случае, если мы будем помнить обо всем, что происходило в нашем государстве.

В.Ф. Ли пишет: «Обращаясь к памяти миллионов жертв политических репрессий в СССР, нельзя забывать о том, что жертвами тоталитарного красного насилия и террора стали народы многих других стран. Согласно данным международных правозащитных организаций в годы массовых репрессий ХХ века погибло в Китае 65 млн. человек, Вьетнаме – 1 млн., Камбодже – 2 млн., Северной Корее – 2 млн., Восточной Европе – 1 млн. человек. Память о прошлом должна всегда жить в нашем сознании, прежде всего для того, чтобы величайшие народные трагедии прошлого никогда не повторились в будущем».

Первый том вышел в 2000 году, надо отметить, что эти слова были нелицеприятны для многих членов, как научного сообщества, так и для общественности. В 2003 году в своем Послесловии к третьему тому «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР. 1934 – 1938» Владимир Федорович вновь обращает наше внимание к вопросу восприятия в обществе развития десталинизации: «В наши дни, когда постсоветская Россия стремится подвести последнюю черту под сталинским тоталитарным прошлым, нередко можно услышать: «Зачем ворошить прошлое?». Это беспочвенные и наивные рассуждения. Трагедия сталинских репрессий прошлого никогда не повторится в будущем лишь при том условии, если мы никогда не будем забывать ее страшных уроков. Вряд ли кто-либо из здравомыслящих людей будет отрицать, что в наши дни опасные потенциальные угрозы противоправных репрессий несет в себе террористическая идеология и практика бритоголовых молодчиков, для которых любой цветной или иноверец – это враг, подлежащий истреблению. … мое глубокое убеждение в том, пишет профессор В.Ф. Ли, что книга памяти «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР» обращена своим острием и содержанием не только в прошлое, но и в завтрашний день нашего многоэтничного российского общества и государства».

Нельзя не сказать и об общественной работе проф. В.Ф. Ли, стоявшего у истоков организации первых корейских общественных организаций, горячо переживавшего за дальнейшее их развитие. Во время проведения последнего, печально завершившегося V съезда ФНКА, Владимир Федорович, будучи уже тяжело больным, живо интересовался ходом подготовки съезда, об участниках и претендентах на пост Председателя ФНКА, им было организовано приветственное письмо от Федерального собрания РФ, Председателя Комиссии Совета Федерации по культуре А. Дзасохова. На всех общественных мероприятиях В.Ф. Ли отмечал, как важно стремиться поднимать качество работы общественных организаций, не забывать основных целей и задач, прописанных в их Уставах, а это, прежде всего, поднятие культуры, изучение забытого родного языка, истории и т.д. Утрата родного языка у российских корейцев, утрата национального сознания, полная ассимиляция в русскую культуру печалили проф. В.Ф. Ли.

О моем решении пойти в аспирантуру ИРИ РАН Владимир Федорович узнал одним из первых. Он был искренне рад и все эти годы: сдачи кандидатских экзаменов, работы в архивах, библиотеках непременно звонил и спрашивал о том, как продвигается моя работа, какие трудности и нуждаюсь ли я в какой-либо консультации. Тяжелая болезнь, сковавшая его тело, не позволила профессору В.Ф. Ли стать моим оппонентом на защите кандидатской диссертации, но он изъявил желание написать отзыв к автореферату. Возможно этот отзыв один из последних его научных работ. Его желание принять участие тронули меня до глубины души, ведь мы не являемся ни родственниками, ни близкими знакомыми, а просто соотечественники, живущие в одном городе.

И сегодня можно только представить, чего это ему стоило! Безусловно, им двигало страстное желание быть нужным обществу, оптимизм и любовь к жизни придавали ему силы бороться со своей болезнью. Чувство огромного уважения, благодарности и гордости за то, что я жила в одно время, могла слышать и задавать вопросы останутся в моей памяти о Владимире Федоровиче, профессоре, человеке с Большой буквы.

                                                                                     Жанна Сон, к.и.н.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »