Павел Ким. Мне легенды душу врачевали

kOJM05_03fo

– Родился я в Бекабаде. Отец выращивал рис, мать занималась домашним хозяйством. Семья была большая. Жили мы в землянке, в корейском поселке, который почему-то назывался Запорожьем. То ли за скученность мазанок, то ли еще за что – никто толком и не помнит. Как и всем депортированным, жилось туго.

Мазанки находились на холме. Со двора была видна извилистая лента Сыр-Дарьи – нашей главной кормилицы. Пацанами в жару мы пропадали на речке – купались, ловили рыбу. Бывало, сидишь ранним утром на камнях с удочкой-донкой и ждешь клева. Холодная вода тихо плещется у самых ног. Восток медленно розовеет, проходит несколько мгновений и яркое солнце полнеба озаряет своими яркими лучами, а по воде побегут серебристые блики. Эти детские впечатления никогда не забыть.

Не знаю, что больше оказало на меня свое влияние – природа или гены, но стихи я начал писать рано, где-то с семи лет. С малолетства я был предоставлен самому себе и улице. Очень любил корейские сказки, которые рассказывала мне мамина мама – баба Мария. По ее словам, она была дочерью губернатора Пхеньяна, а ее мать – писательницей. Во Владивостоке оказалась случайно со своим мужем, который приехал сюда по своим делам. Октябрьская революция навсегда поселила ее в России. Многое пришлось ей пережить на своем долгом веку. Умерла она в 89 лет, сохраняя до самой смерти ясность ума и трезвость мышления.

В старших классах я посещал литературный кружок, где нас приобщали к искусству писать. Долгие годы жил и работал в Казахстане. В свободные минуты продолжаю писать стихи. Недавно выпустил в Алма-Ате свой первый сборник. Последние несколько лет возглавляю Чимкентский областной корейский культурный центр.

Сегодня я с волнением представляю на суд читателей подборку своих стихов.

 

***

 

Я родился

в маленьком поселке

У большой

широкой Сыр-Дарьи,

Где ночами плачут перепелки,

Солнце жарит землю. Комары

До утра пищат над самым ухом,

Сом на перекате гонит рябь,

И глухой его удар о воду

брюхом

Заставляет мелочь не дремать.

Я родился там,

где хлопок в поле

К солнцу

протянул листву-ладонь,

Где шумит базар –

людское море,

Где песок жжет ноги, как огонь.

Вырос я на канах, на циновке,

В мазанке,

где потолок в мой рост,

Износил немало я обносок,

Прежде чем окреп

и чуть подрос.

Я родился там, где дуют ветры

С осени всю зиму до весны,

Где морозы и снега так редки,

Что зимою листья зелены.

Мне легенды душу врачевали,

Ноги омывали капли рос.

Горлицы мне песню ворковали

Средь кустов

душистых чайных роз.

Камыши с кугою на рассвете

Мне шептали песни и стихи.

Колыбель баюкал синий ветер,

Вдаль мечтой манили фонари.

 

***

 

Опять принахмурилось

синее небо,

И солнца не видно

среди облаков,

Как часто

в порыве минутного гнева

Мы даже не можем

связать пару слов.

Но дождик пройдет,

облака разойдутся,

Гнев тоже уляжется,

ты помолчи.

Сквозь тучи

улыбкою солнце пробьется,

И в мокрой траве

загорятся лучи.

Зелеными, красными,

синими звездами

Покроется каплями

вымытый луг,

Глаза засияют

и шумными водами

Прорвутся наружу

эмоции вдруг.

 

***

 

Зимняя романтика, белые сады.

Узкая дорожка, только я и ты.

Кружит снег, метелица,

Щиплет нос мороз,

Под ноги нам стелется

Змейки белый хвост.

Липнет снег к ресницам,

Белым стал берет.

Южная столица,

Нам семнадцать лет.

Молча улыбается

Твой красивый рот.

Старый год кончается,

Новый настает…

До сих пор я помню

Зимний вечер тот,

Памятью, любовью

Он во мне живет.

И не важно сколько

Отшумело лет,

Юность, как и детство,

Не проходит, нет.

 

***

 

Птицы в гнездах заснули,

Ярко светит луна.

Я сегодня в отгуле,

Я забросил дела.

Нет желаний и силы

Что-то снова начать.

Мысли – острые вилы

И не хочется спать.

Треплет ветер легустру,

Ворох жухлой листвы,

Как порою нам грустно,

Не хватает любви.

Не хватает нам ласки,

Нежных рук поутру.

Лица – грустные маски,

Тяжело одному.

В этом мире подлунном,

Где и так нелегко,

Где ты, девушка в белом,

Лодка, вечер, весло…?

Все умчалось далече

И уже не вернуть.

Лишь огнями заречье

Метит сонный мой путь.

 

***

 

Горько пахли цветы

и цвели тополя.

Пух снежинкой летел над Невою.

Это было давно,

это было вчера,

Это было недавно со мною.

Помню, дождь на Фонтанке,

студенческий быт,

Запах сырости, юные лица.

Помню флаги,

оркестр, плакаты и щит…

Это часто ночами мне снится.

Помню смех детворы

и задумчивый взгляд

Глаз бездонных,

как синее небо…

Память лентой

картины мотает назад,

Возвращаясь, искрясь,

словно Вега.

Обрывается лента –

как явь тяжела,

Юность птицею вдаль улетела.

Седина на висках

свои гнезда свила,

И любовь свою песенку спела.

Только песню иную,

про новую жизнь

Тихо шепчут мне милые вербы:

– Не тужи, наш приятель,

отбрось свою грусть,

Улыбнись

и не порть свои нервы.

Будь спокойным и твердым,

как дуб или бук,

Мудрым будь,

как большая секвойя.

Пусть с тобою всегда будет преданный друг,

Ну, а годы, они – нажитое.

 

***

 

Звездами блещет вода,

Город уснул до рассвета.

Мерно стучат поезда,

Кружит наша планета.

Кружатся парки, сады,

Сонные ивы и скверы…

Дремлют на церквях кресты –

Символы праведной веры.

Только не хочет уснуть

Юность, плывущая в вальсе.

Торопится милая в путь,

В град под именем Счастье.

Вихрем несутся года,

Звездами с неба спадая.

Блещет ночная вода,

Кружит звезда голубая.

Сколько б ни кануло лет,

Все повторится сначала:

Юность, Любовь и Рассвет –

Жизни земные начала.

 

***

 

Летит голубая планета

В кромешной

космической мгле,

Как первая песня поэта,

Рожденная им на земле.

Как первое сильное чувство,

Зовущее милую вдаль,

Как сила клинка и искусства.

Что крепче, чем молот и сталь.

Летит, никому не подвластно,

Свободно, как бег облаков.

Так просто, так чисто и ясно.

Как четкие рифмы стихов.

 

***

 

Увидеться. Взглянуть. Забыться.

Вздохнуть всей грудью и ожить.

Орлом свободным

в небо взвиться

И там, паря, кружить, кружить…

И не томиться ночью темной

Бессонницей, а мирно спать.

…Все кончено,

но голос томный

Мне тихо шепчет: Будешь ждать!

 

***

 

Две алые розы в осеннем саду

Застыли,

прижавшись друг к другу.

Дрожат лепестки

на холодном ветру –

Все движется в мире по кругу.

Сплетаются

руки любимой в кольцо,

Ласкаются губы устало,

Сияют глаза и родное лицо

На грудь мне

тихонько припало.

И пусть сединою белеют года,

Ведь прожито, знаю, немало,

В такие минуты несусь я туда,

Где юность моя бушевала.

Ласкай меня, фея,

целуй и люби!

Смахни

своей нежностью время.

За это готов я платить, назови

Желанья свои, Галатея!

 

***

 

Сколько мне бродить

еще по свету

По дорогам малым и большим,

Любоваться осенью поэта,

Любоваться красотой осин?

Золотом облитые березки,

Паутинкой осень

вдаль летящая…

Дождь струится по стеклу,

как слезы.

Дорогая, милая, манящая.

Свет луны искрится

в темной речке.

Даль покрыта сизой пеленой

И березы в темноте,

как свечки,

И как будто рядом ты со мной.

Знаю я, что это только грезы.

Ты вдали, совсем в чужом краю.

Отцвели в саду давно все розы,

А душа все тянется в весну.

 

***

 

Источник: Литературно-художественный альманах “Ариран 1937”, Ташкент 2008 г.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »