Петр Александрович Пак-Ир

Игорь Селиванов, д.и.н., профессор,
зав. кафедрой всеобщей истории Курского государственного университета,
Руководитель научной  лаборатории «Международные отношения в ХХI веке»

Петр Александрович Пак-Ир является одним из самых выдающихся интеллектуалов корейского происхождения, который оставил заметный след как выдающийся философ, литератор и преподаватель высшей школы Казахстана. Он родился в 1912 г. (по другим данным – в 1911 г.) в бедной крестьянской семье в селе Янчихе Посьетского района Приморского края. Его родители в конце XIX века переехали в Российскую империю из Кореи и стали заниматься хлебопашеством

В период обучения в школе, в 1927 г. Петр вступил в ряды ВЛКСМ, в 1930 г. окончил педагогический техникум и до 1936 г. работал директором начальной школы в г. Биробиджан Еврейской автономной области. Затем учился в Ленинградской коммунистической педагогической академии им. Н.К. Крупской. По распределению в 1940-1941 гг. работал преподавателем основ марксизма-ленинизма в учительском институте в г. Ош Киргизской ССР, где в 1942 г. вступил в ряды ВКП(б).После ликвидации этого учебного заведения с 1942 по 1943 гг. исполнял обязанности заведующего учебной частью в средней школе №1 г. Узен Киргизской ССР, с 1943 по 1944 гг. – директор средней школы №5 г. Фрунзе и одновременно преподаватель-лектор вечернего университета. С сентября 1944 г. и вплоть до выезда в Северную Корею являлся старшим преподавателем основ марксизма-ленинизма в Казахском государственном университете им. С.М. Кирова. Жизнь молодого преподавателя из Казахстана изменилась коренным образом после того, как он попал в число кандидатов на отбор для работы в Северной Корее. По всем формальным критериям он как нельзя лучше подходил для такого рода деятельности и вошел в число командированных на историческую родину для помощи советской гражданской администрации и местным органам власти. По месту прежней работы он получил положительную характеристику, из которой следовало, что он является инициативным и энергичным преподавателем, пользующимся авторитетом у студентов.

Перед отъездом в Северную Корею, 3 июня 1946 г. П.А. Пак-Ир написал следующее заявление: «Прошу разрешить мне выехать в Корею для практического участия в борьбе за установление демократической свободы корейского народа» .В тот период для Северной Кореи оставалась очень острой проблемой большая нехватка квалифицированных научно-технических и обществоведческих кадров. В период японского господства властями проводилась политика искусственного торможения получения высшего образования представителями местного населения. Его имели, в основном, представители привилегированных слоев общества, которые в своем большинстве уезжали, из-за несогласия с проводимой новыми властями политикой на юг полуострова, в американскую зону оккупации. Новым властям предстояло создать новую систему образовательных учреждений, главным из которых должен был стать народный университет, организацию которого в Пхеньяне и предстояло возглавить молодому алма-атинскому преподавателю. Петр Александрович с присущей ему энергией взялся за исполнение порученного задания. Естественно, что он не мог при этом не столкнуться с прямым или завуалированным сопротивлением, как со стороны некоторых местных работников, так и сотрудников Советской Гражданской Администрации (СГА).

Параллельно он занимался сбором материалов для своей кандидатской диссертации, посвященной корейской проблематике. В Пхеньяне, несмотря на загруженность в качестве проректора университета, Пак-Ир начал большую исследовательскую работу по изучению корейских литературных памятников для того чтобы подготовить большую антологию истории корейской философской мысли. Пак-Ир до конца жизни гордился еще одной своей обязанностью: он в период пребывания в Северной Корее давал уроки марксистско-ленинской теории высшим руководителям местной администрации Ким Ир Сену и Ким Ду Бону, которые были малосведующими в этих вопросах. Кстати, создаваемый в Пхеньяне университет получил имя Ким Ир Сена в рамках кампании по созданию, в том числе советскими советниками, его культа личности. Ставший потом «великим вождем» Ким Ир Сен старался никогда не упоминать о роли советских корейцев в развитии системы высшего образования в Северной Корее, голословно заявляя, что это заслуга совсем других людей. Петр Александрович очень надеялся, что к нему в Пхеньян в скором времени приедет супруга и дети, были даже оформлены выездные документы, но в последний момент, в связи с его неожиданным возвращением в декабре 1947 г. в СССР, поездка была отменена.

Приехав в Москву, Пак-Ир в своем письме в ЦК ВКП(б) выражал недоумение, почему он был без объяснения причин отозван на родину, а потом отправлен туда, откуда и был направлен в Северную Корею – в г. Алма-Ата, где все это время проживали его родственники. Свое недоумение он следующим образом выразил в письме курировавшему советских корейцев сотруднику аппарата ЦК И.П. Калинину: «Оказалось, что я не только не имею никакого отношения к этому Университету, хотя он не скоро забудется в моей памяти, но даже ненужный человек, если нужный, то на всякий случай».Судя по всему, адресат Пак-Ира, И.П. Калинин (хотя в прошлом и чекист), оказался человеком необидчивым, гуманным и адекватно понимающим суть происходившего, поэтому дерзкий и настойчивый автор направился преподавать марксизм-ленинизм в Алма-Ату, а ведь дай Калинин другой ход этому делу, для Петра Александровича все могло развернуться совсем в другую сторону. Нам неизвестно, ответил ли на этот крик души молодого преподавателя и управленца его куратор, но другие документы личного дела П.А. Пак-Ира позволяют внести некоторую ясность в вопрос, который так и остался без ответа: почему он был отозван, без указания причин, из Северной Кореи в самый разгар, как ему вполне правильно представлялось, такой нужной и важной работы?

В справке, составленной в ЦК ВКП(б) на супругу Пак Ира, Варвару Лукиничну Алюшину, работавшую в Алма-Ате заведующей отделом кадров ресторана №1, от руки имеются две анонимные пометы, которые, на наш взгляд, расставляют все точки над «и». Суть их состоит в том, что ее муж, находясь в Северной Корее, «недобросовестно относился к своим обязанностям, занимался склоками, допускал грубые высказывания по адресу Советской Армии, за что был отозван ЦК из Кореи» .По-русски все вышесказанное можно определить емким словом «донос». Видимо, кому-то в Северной Корее Петр Александрович перешел дорогу, и он пошел проторенным в те годы путем: написал на неугодного ему человека «куда надо», добившись желаемого для себя результата.

О том, что Пак Ир не являлся недобросовестным работником, склочником и т.п., имеются достоверные свидетельства людей, с которыми ему приходилось работать.  Кем могли быть люди, не заинтересованные в дальнейшей деятельности П.А. Пак-Ира в Северной Корее? Может быть, советским советникам и представителям оккупационной администрации был неугоден проректор, а фактически ректор этого учебного заведения, за свои смелые инициативы и ответственное отношение к порученному делу? Захотелось кому-то другому присвоить себе лавры «основателей» и «организаторов»?

Не будем забывать, что это были суровые позднесталинские времена, когда и за менее значимые проступки, описанные в многочисленных доносах, люди лишались не только любимой работы, но свободы и даже жизни.

Как нам представляется, И.П. Калинин был человеком  порядочным и прозорливым, который сумел погасить назревавший конфликт и спасти Пак-Ира от больших неприятностей. На него за бездеятельность и покрывательство попавшего в сферу органов госбезопасности СССР работника, также могли завести дело.

Как говорят в таком случае, нет худа без добра. В конце концов, Петр Александрович возвратился в город, который стал для него родным, воссоединился с семьей и еще многие годы, вплоть до своей трагической гибели, продолжил плодотворную общественную, литературную, научную и преподавательскую деятельность.

Конечно, с его характером в советские, да и в постсоветские времена, было немало проблем.

Так, этот талантливейший человек из-за конфликта с администрацией университета не получил возможность защитить докторскую диссертацию по философии, хотя как никто другой был достоин этой высокой ученой степени. Многие его научные труды стали доступны для изучения через много лет после написания. Вопросы у начальства уже в период перестройки вызывали его стремление к созданию корейского национального общественного движения, возрождению на территории Казахстана корейского языка и культуры. Сам Петр Александрович никогда не оставался в стороне и благодаря ему на корейский язык (которым он блестяще владел) было переведено много литературных произведений и театральных пьес.Может быть, и не стоит идеализировать такой тип людей. С незаурядными личностями порой бывает очень трудно, но через какое-то время о них, как правило, вспоминают с любовью и теплотой даже те, кто при жизни не понимал. Петру Александровичу до сих пор признательны родственники, многочисленные коллеги и ученики за то, что он был в их жизни. Его большой вклад в культурную и общественную жизнь не только коре сарам, но и всего Казахстана еще предстоит достойно оценить потомкам.

***

Источник: https://koreans.kz/news/petr-aleksandr-pak-ir

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

Комментариев пока нет, но вы можете оставить первый комментарий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »