Письма к корейскому брату. Письмо первое

Kora_1

Здравствуйте, дорогой братец!

Позвольте, пожалуйста, мне  так к Вам обращаться, потому что хотя мы никогда не встречались, я чувствую Вас как очень родного и близкого человека.

Прочитанный мною текст, в котором Вы так проникновенно описываете Ваши поиски выхода из своего герметичного и вопиющего одиночеством мира,  отозвался во мне как в глубоком зеркале – в зеркале моей памяти, моей души.

Как часто я, ребенком, засыпая, водила рукой по печатному прикроватному коврику, пытаясь ощутить пальцами, нащупать то место, ту точку, ту заветную кнопку, нажатие которой откроет передо мною дверь в другое пространство… – в конце концов   мои поиски сконцентрировались на дупле корявого дерева, расположенного ближе всего к  изголовью – дерева, стоящего в  конце лесной тропы, по которой Красная Шапочка, направляясь к своей заболевшей бабушке,  несла корзинку   с торчащим из нее  горлышком бутылки молока, замотанным бумагой. – Я знала, что кнопка – там,  в темной глубине дупла, но медлила с ее нажатием, потому что боялась потерять шанс – расстаться с  мечтой.

И тогда я отыскала еще одно место – в чулане. Там, на стене было еле заметное пятнышко краски – никто не обращал на него внимания, никто – кроме меня. Несколько раз в день я подходила и осторожно прикасалась к нему – очень осторожно, чтобы не совершилось непоправимое: стена могла раствориться, и  я бы оказалась в соседней квартире людей со смешной фамилией Огурцовы. Как объяснить им свое появление: появление маленькой растрепанной девочки в лыжном вишневом костюме? И что бы я делала в этой модной квартире с полированной мебелью на тонких ножках, как посмотрела бы в глаза солидному хозяину в темных роговых очках и его высокой аккуратной жене, выращивающей традесканции?

И еще один предмет был также моей тайной надеждой на выход, на полёт, на бегство. – Это был глобус. Обыкновенный  обшарпанный глобус, стоящий на нашем крепком деревянном столе, покрытом старой клетчатой скатертью в чернильных пятнах. Я крутила его то по часовой стрелке, то против, и думала, что если бы я только знала эти заветные числа :  семь оборотов в одном направлении и сколько-то – в обратном, то случилось бы чудо,  я вырвалась бы из своей тесной обыденности и могла бы пролететь птицей над всем земным шаром, и мне махали бы руками, шапками, шляпами, цветами  снизу, со всех  континентов  маленькие живые настоящие люди.

А один раз мне привиделось, что по нашей пыльной маленькой улочке,  да что там улочке – по проулочку под окнами, второй стороной которого были видные как на ладони дворики частных  домов,  что прямо под нашими окнами идут солдаты Великой Отечественной. Они шли устало, молча, погруженные в свои грустные думы. Среди них были раненные. Я слышала,  как проходят батальоны и думала, что Время – это очень относительное понятие.  – Ничто не исчезает бесследно, и все существует где-то одновременно. Просто в разных мирах.

Вы оказали мне бесценную услугу, братец, сами того не подозревая. – Ведь я была готова приписать эти свои фантазии и их неотступную силу своей «ненормальности». Как порой называли меня родители, особенно матушка. Нет, конечно, я  никому не рассказывала о своих непрерывных поисках выхода, но  мои молчаливость и задумчивость, склонность к уединению, наверное, пугали родителей – и  услышав их раздраженные упреки в том, что у меня не такое выражение лица и что один взгляд на меня может испортить человеку настроение, я поспешно скрывалась в своем убежище:  сворачивалась калачиком на кровати, глядя себе на ноги,   или пряталась с книгой в чулане.

Но теперь-то я знаю, что я – не одна. И что я не была одинокой безумной девочкой в своем детстве: Вы и, возможно, многие корейские дети, а может быть и  дети других национальностей, чувствующие свою инаковость,  также упорно искали свой ход, лаз, выход – мы искали его порознь, но мы всегда были вместе. Потому что  мы были в разных пространствах, но стремились в одно Время.

На этом прощаюсь и остаюсь со всегдашними пожеланиями Вам блага,

Кланяюсь Вам,

Ваша сестра.

Г. Хан (Островская)

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 3

  • Александр Кан:

    Спасибо вам, Галина, за такие сердечные и точные слова! Действительно, “мы искали выход порознь, но всегда были вместе… мы были в разных пространствах, но стремились в одно Время”! И, видите, мы все-таки Туда попали! Ура!!! Должен вам снова сказать и признать, что вы — первый человек, мой читатель, который так точно понял мои тексты, мои лазы, мои порывы и посылы… Это мне очень дорого! Буду ждать ваших новых писем, Сестра Моя!!

  • Г.Хан (Островская):

    Дорогой Братец!
    Я с нетерпением ожидаю прибытия посылки с Вашими книгами, она должна быть со дня на день. И вот тогда я просто забросаю Вас письмами, Вам даже чай пить придётся с моим письмом в руке!
    Я, конечно же, сейчас шучу и постараюсь не очень злоупотреблять Вашим вниманием и временем)).

    Ваш вечно благодарный читатель,
    Ваша сестра.

  • Г.Хан (Островская):

    Только написала Вам и позвонили в дверь – курьер принес посылку! Ура!!