По следам Ким Он Гена

Статья написана в надежде, что она заинтересует ученых и исследователей национально-освободительного движения корейцев против японского империализма.

Валерий Ким

По воспоминаниям моей бабушки Любови Александровны Смирновой-Ким, ее муж, Ким Николай Петрович (по советским документам Ким Ван Кен), происходил из семьи, близкой к правительству. То есть близкой к императорскому роду. И такая семья (род) в Чосоне всем была известна. Это род Кимов из Андона. Но это, конечно, совсем не значит, что Ким Ван Кен (Он Ген) родился в Андоне. Возможно, что в этом городе родился его отец. К сожалению, имя его мне неизвестно. Известно только то, что до 1910 года Ким Ван Кен (Он Ген) жил в Сеуле. Возможно, служил в Сеульском гарнизоне в младшем офицерском чине. Имел жену и двоих маленьких детей.

Когда Ким Он Ген решил воевать с японцами и покинуть Сеул, отец дал ему на дорогу мешочек золотого песка – вместо бумажных денег. И это указывает на то, что отец Ким Он Гена мог быть профессиональным старателем, разбогатевшим на добыче золота. А самые богатые месторождения золотого песка в то время находились в провинции Хамгён. То есть в Северной Корее.

Дальнейшая судьба Ким Он Гена мне представляется таким образом.

После Сеульского восстания Ким Он Ген примкнул к «Армии Справедливости» и воевал в ней до 1916 года. В 1915 году ему было уже 33 года. То есть по корейским меркам он считался опытным партизаном, прошедшим «огонь и воду». Ведь большинство простых партизан в «Армии Справедливости» были очень молодыми и неженатыми парнями лет 15-17. Именно в эти годы Ким Он Ген взял себе партизанский псевдоним Ван Кен, под которым он прожил до самой своей гибели в 1938 году. Поэтому когда я пытался   найти   следственное  «дело» врага народа Ким Ван Кена, из разных «органов» приходил один и тот же ответ: «Такой человек неизвестен».

И только в 1996 году дочь Ким Ван Кена Валентина Николаевна получила свидетельство о смерти отца, в котором было сказано, что Ким Он Ген, проживавший на прииске «Ушпа» Дмитриевского сельсовета Ойротской автономной области, расстрелян 12 января 1938 года по 58-й статье… То есть за шпионаж и диверсионную деятельность.

Я опускаю подробности этого «дела», так как оно не имеет прямого отношения к моей статье.

Выскажу свои предположения, каким образом Ким Он Ген оказался в Амурской области царской России.

Знаменитый командир партизанского отряда «Армии Справедливости» («Ыйбён») Хон Бом До воевал с японцами в Северной Корее. И только тогда, когда японцам удалось полностью подавить партизанское движение в оккупированной стране, Хон Бом До ушел в 1913 году в Россию и жил в Ханкайском районе до 1919 года.

Ким Он Ген же, покинув территорию Кореи, ушел в Северную Маньчжурию и воевал там до 1915 года. Знал ли он Хон Бом До? Об этом в биографии Хон Бом До ничего не сказано. Сам он упоминал других партизанских командиров: Ли Бом Юна (брата Ли Бом Чина!), Ли Сон Ге и Лю Ин Сока. С ними он действовал в тесном взаимодействии на территории Кореи и в Северной Маньчжурии, где у «Армии Справедливости» была опорная база. На этой базе проходило обучение новобранцев и подготовка их к   боевым   действиям    в   Корее.   Поэтому возможно, что младший офицер бывшей корейской армии Ким Он Ген встречался с Хон Бом До и другими     руководителями    партизанской   армии   на   этой   базе,   которая располагалась в окрестностях маньчжурского города Цзяньдао (Кандо).

Имел ли Хон Бом До партизанский псевдоним? Нет, не имел, так как он потерял своих родителей еще в детстве и был из простой семьи. Поэтому ему не   надо было скрывать свое настоящее имя. Но прозвище Хон Бом До имел: Летучий. Так его прозвали за тактику военных операций, отличавшуюся тем, что этот партизанский командир использовал приемы внезапных нападений и быстрого отхода из района боевых действий…

Так что следует поискать информацию о партизанской корейской базе в окрестностях маньчжурского города Цзяньдао (Кандо). По крайней мере, можно будет узнать, где Ким Он Ген получил первые навыки диверсионной войны с японцами.

Такая информация в Интернете имеется.

Территория пограничной реки Туманган (Туманная в России) отделяет Северную Корею от Китая и России. Но более плодородные земли расположены на китайской территории вдоль Тумангана. Поэтому в 19 веке бедные корейские крестьяне переходили на китайскую территорию и селились на ней, так как в то время никакой китайской администрации в районе Тумангана не было. Таким образом, к началу 20 века на китайском берегу Тумангана возникло большое поселение, в котором жило более 70 тысяч корейцев и только 20 тысяч китайцев. Китайцы называли это поселение Цзяньдао, а корейцы – Кандо.

С вытеснением корейских партизан на левый (китайский) берег Тумангана они создали в окрестных горах свою базу. Там партизаны пополняли оружие, поставляемое из России, проходили лечение и обучение новобранцев. Японцы пытались контролировать район Цзяньдао, но этому противились китайские власти. Они ввели на эту территорию полицейские части,   численность   которых   гораздо   превышала   численность   японских жандармов. Те пытались после 1907 года взять под контроль все корейские населенные пункты под предлогом защиты этнических корейцев. Но из этого ничего не вышло ввиду того, что после русско-японской войны ослабленная Япония не хотела большой войны с Китаем. Этим и воспользовались корейские партизаны, основавшие за рекой Туманган свою базу управления всеми отрядами повстанцев. Естественно, российские корейцы приняли активное участие в создании этой партизанской базы. Они поставляли на нее оружие, медикаменты и продовольствие для партизан. И даже добровольцев, желающих повоевать с японцами на китайской и корейской территории. Поэтому весьма возможно, что Ким Он Ген, проходивший обучение на этой базе и участвовавший в стычках с японцами, часто бывал и на российской территории в районе пограничных постов Киевка и Посьет. Возможно, выучился там русскому языку, что ему очень пригодилось в будущем…

На территории Кандо были открыты несколько военных школ для подготовки офицеров и партизан к боевым действиям. В Лацзагоу (в восточной части Кандо) была организована офицерская школа «Кункван хаккё» во главе с Ли Дон Хви, а в Западном Кандо – военное училище «Синхын мугван хаккё» под началом Е Чжуна…То, что в словах «кункван» и «мугван» присутствует слог «ван», говорит о том, что под ним понималось не столько слово «царь», сколько военоначальник. Поэтому имя Ван Кен можно трактовать не  как «младший брат короля», а как… «младший офицер». Весьма возможно! Поэтому вероятность того, что Ким Он Ген проходил обучение в одной из этих военных школ, велика. Значит, надо искать дополнительную информацию об этих военных школах.

С 1911 по 1913 годы подготовленные в Кандо партизанские отряды начали вести активные боевые и диверсионные действия в районе реки Туманган. Они много раз пытались перейти на правый берег реки и выйти на корейскую   территорию.  Правда, не всегда успешно. Поэтому партизаны, не

вступая в широкие военные действия с пограничными силами Японии, проводили активные диверсионные операции по уничтожению японских полицейских, жандармов и корейцев-коллаборационистов. Японской полиции и жандармерии приходилось укреплять пограничные посты и патрули, усиливая их военными из южных районов Кореи. Только с помощью дополнительных   сил   японцам   удалось   вытеснить   корейских  партизан с территории Кореи и заставить их уйти из Кандо на российскую территорию. Правда, не всех. Наиболее стойкие партизаны вместо России предпочли уйти в глубинные районы Северной Маньчжурии, граничившие с Амурской областью. Именно поэтому Ким Ван Кен (Он Ген) оказался там, а не в Приморской области Дальнего Востока – как Хон Бом До.

Даже в 1915 и в 1916 годах Ли Дон Хви и его соратники пытались создавать военные школы для обучения новых бойцов из числа местного корейского населения Северной Маньчжурии. Но было уже поздно. Китай подписал соглашение с Японией о выдаче корейских инсургентов и разрешении японским жандармским частям проводить «спецоперации по умиротворению» восставшего корейского населения Маньчжурии.

На этом первая часть корейской исторической драмы в 20 веке завершилась.

С началом первой мировой войны Япония стала союзником России. Поэтому последней пришлось окончательно прекратить поддержку корейских инсургентов в Маньчжурии. Японцы вошли в Северную Маньчжурию под предлогом преследования корейских партизан. И добились того, что к концу 1915 года «Армия Справедливости» была почти вся разбита. Осталось не больше 200 бойцов в нескольких партизанских отрядах. Поэтому армейское командование решило окончательно вывести свои отряды из Маньчжурии. Часть бойцов ушла в континентальный Китай для продолжения войны с японцами с его территории. А другая часть партизан решила прекратить войну   и уйти в Россию, сложив окончательно оружие. Среди последних был и Ким Ван Кен (Он Ген), что подтверждается записью в его «следственном» деле и словами его русской жены.

Можно считать, что наиболее неизвестная страница жизни Ким Он Гена приоткрыта. Надо только более подробно узнать про военные школы, существовавшие в Кандо до 1913 года. Может, там проходил обучение не только   Ким   Он   Ген, но и Ли Пен Си? Тем более, что среди офицеров этих школ было много представителей императорского клана Ли. Поэтому весьма возможно,   что на самом деле командиром партизанского отряда был Ли Пен

Си, а Ким Он Ген – только его заместителем. Псевдоним Ван Кен может на это указывать. Надо только более точно перевести его на русский язык, чтобы убедиться в этом весьма неожиданном предположении…

Итак, ищем информацию о военных школах «Синхын мугван хаккё» и «Кункван хаккё». Кроме того, следует выяснить имена последних партизанских командиров, уведших свои отряды в Россию в конце 1915 года. Если в каждом отряде было не более 50 человек, то всего таких отрядов оставалось не более четырех. Два из них ушли в Китай, а два – в Россию.

Возможно, что одним из «русских» отрядов командовал Ким Чхве Джин, происходивший из рода Кимов из Андона. В 1915 году ему было около 27 лет. Вполне достаточно, чтобы командовать партизанским отрядом, состоявшим из 15-16-летних парней. Такое было возможно в «Армии Справедливости». В ней такие командиры, как сорокалетний Хон Бом До, считались выдающимися генералами. А тридцатитрехлетний Ким Ван Кен (Он Ген) наверняка был в чине майора или даже полковника. Это видно из фотографий, на которых сняты захваченные в плен японцами «инсургенты». В большинстве своем это были чумазые и босоногие подростки, которых приговорили к расстрелу или к казни через отрубание головы. Ох уж эти азиатские нравы!..

Ким Чхве Джин известен тем, что во время Гражданской войны не подчинялся   ни   красным,   ни   белым.  Его отряд воевал только с японцами. Поэтому когда большевики захотели поставить все корейские партизанские отряды под свое командование в районе поселка Свободный, то Ким Чхве Джин не подчинился этому приказу. И после кровопролитного боя с массовой гибелью бойцов с обеих сторон отряд Кима ушел в Маньчжурию, а оттуда – в континентальный Китай…

Остается   выяснить,   кто   командовал  вторым партизанским отрядом, ушедшим в 1915 году в Россию и сложившим там оружие. Хочется думать, что этим человеком был… мой дед Ким!

***

Мы в Telegram

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир

1 комментарий

  • Любовь:

    Спасибо Валерий за очень интересную статью о нашем дедушке. Моя мама была его младшей дочерью, она рассказывала мне о том, что он был руководителем отряда участвующим в борьбе с японцами, всё остальное, написанное в статье сходится с её рассказами.

Translate »