Почти столетие длилась жизнь…

Пак Мун-Син  сушит стебли табака, выращенного на своем подворье

Пак Мун-Син сушит стебли табака, выращенного на своем подворье

          История диаспоры в лицах                                                              Владимир ЛИ

Прожив долгую, многотрудную жизнь, он умер во второй половине девяностых прошлого века. Всего нескольких годин не хватило ему, чтобы отпраздновать свое столетие. С Пак Мун-Сином, Героем Социалистического Труда, мы встретились в 1993-ем в его доме, построенном им же самим в далекие шестидесятые на окраине Чиназа. Несмотря на преклонный возраст, он был бодр,  подвижен, легко справлялся по хозяйству. Старик овдовел четырьмя годами ранее и жил в большом доме один. В летние месяцы к нему приезжали на каникулы внуки, и тогда он воодушевлялся и с удвоенной энергией копался у себя на огороде –   четырех сотках хорошо ухоженной земли.

Старик заинтересовал нас не столько тем, что являлся Героем Труда, сколько тем, что,  будучи безграмотным,  своими руками и сметливым крестьянским умом творил у себя на подворье настоящие чудеса. С трудом, но все же мы разговорили старика,  и он, смачно дымя самокруткой, начал показывать и рассказывать.  В углу двора под навесом сушились бархатные стебли терпкого табака, который он сам же и выращивал на своем участке. Оказывается, курил он без малого  70 лет!  И за всю свою жизнь обращался в больницу всего два-три раза, и то по случаю обыкновенной простуды.

Предмет особой гордости дедушки Пака  была его кузница. Настоящая, не декоративная,  где  и печь с поддувалом, и наковальня, и молот с щипцами и все остальное – как в добротной сельской кузне. Старик специально для нас разжег огонь, вытащил из шкафа заготовки и продемонстрировал свое умение ковать прямоугольные корейские серпы. «Серпы делаю не для продажи, а большей частью раздаю знакомым, соседям, тем, кто выращивает рис или занимается животноводством…»

Дедушка Пак в своей кузнице

Дедушка Пак в своей кузнице

Но пуще всего нас поразил самодельный инкубатор. Простой деревянный ящик с квадратным иллюминатором, заглянув в который мы увидели ячейки с разбитой скорлупой, электролампу, термометр, разноцветные провода. «Сам до всего дошел, – похвастался старик. – Этим  летом  мой инкубатор высидел свыше ста цыплят. Сейчас провожу эксперименты и с утиными яйцами. Правда, пока безуспешно…»

Чем же еще удивил нас неугомонный дед? В его доме чудом сохранилась плетеная из тонких прутьев «чи»,  которой наши бабушки и мамы очищали рис от шелухи. Полвека тому назад они были почти в каждой корейской семье. Раньше Мун-Син мог сплести за день две-три «чи». Плел он и камышовые циновки, которыми застилались печи-ондоли. Теперь все это можно увидеть разве ж только в этнографическом музее.

– В Приморье мы жили в Посьетском районе, – рассказывал нам за чашкой чая Пак Мун-Син. – Поскольку в школу я не ходил, то мальчишкой часами пропадал в мастерских, на кузне. Зачарованно смотрел, как красиво работают местные умельцы. Повзрослев, сам вставал за наковальню. Впоследствии это мне здорово пригодилось в жизни. Освоил плотницкое дело, могу класть кирпичи. Да за 90 лет жизни, думаю, многому можно научиться…

Я вырос в многодетной семье. Отец умер рано, оставив шестерых детей, самому младшему из которых, Тюн-Сину, было семь лет. В 1937-ом,  перед самым переселением, умер и старший брат, Вон- Син. Все заботы по дому мне, как второму сыну, пришлось взвалить на себя. К тому времени  мне уже исполнилось 30 лет и  я  был женат.

А вообще работать самостоятельно я начал с четырнадцати лет. Родители мои, потомственные земледельцы, приучили и нас к крестьянскому труду. Семье жилось нелегко,  и у меня не было возможности посещать школу. Это потом, когда мне перевалило за двадцать, я окончил ликбез и научился читать по слогам. Русской грамоте не обучен, хотя разговаривать научился уже здесь, на узбекской земле.

С  1943 по 1952 годы мы жили в колхозе имени Микояна в низовье реки Чирчик. Это был корейский переселенческий колхоз, давший стране восемнадцать Героев Труда. В те годы в основном сеяли две культуры – рис и кенаф. Десять лет я руководил бригадой кенафоводов,  и в 1951-ом за рекордный урожай мне вручили Звезду Героя.

Копия Указа о присвоении Пак Мун Сину высокого звания Героя Социалистического Труда

Копия Указа о присвоении Пак Мун Сину высокого звания Героя Социалистического Труда

Многие говорят: ну и что, что советская корейская диаспора дала стране более двухсот Героев Труда? Мол, это чистая случайность. Вождь народов хотел тем самым реабилитировать себя за насильственное переселение корейцев из Приморья в Среднюю Азию. Чушь! Ведь депортации подверглись и многие другие народы. Просто испокон веку корейцы были и остаются непревзойденными мастерами выращивания различных сельскохозяйственных культур. Тут мы можем заслуженно гордиться!

Дедушка Пак в своей кузнице; Летние прогулки по деревне с местной ребятней

Дедушка Пак в своей кузнице; Летние прогулки по деревне с местной ребятней                                                                                                

Снято в августе 1993 года.

Фото  Виктора  АНА.

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

Комментирование закрыто.

Translate »