Подведены итоги конкурса мини-эссе “Корея в моей душе”

В течение шести месяцев редакция «Коре ильбо» принимала конкурсные работы на объявленную тему на корейском и русском языках. Нужно признаться честно, было прислано не так много эссе, но верные читатели-авторы газеты с огромным удовольствием приняли участие в конкурсе.

По решению жюри места среди победителей распределились следующим образом: на корейском языке – первое место занял Ким Дзон Хун, второе – Цой Ми Ок, третье – Виктор Семенович Хван; на русском языке – первое место – Ирина Ким, второе – Елена Плошай, третье – Светлана Ким.

– Я участвовала в конкурсе не столько ради победы, а больше из-за интереса, – говорит победительница конкурса на русском языке Ирина Ким, – Тема освобождения Кореи актуальна и для нас – постсоветских корейцев. Поэтому я писала эссе с особым трепетом и переживаниями. Тот путь, который прошла Корея за последние полвека, действительно уникален, и мы гордимся своей исторической родиной.

От имени Ассоциации корейцев Казахстана победителей поздравили вице-президент АКК Сергей Огай и председатель Совета старейшин АКК Иван Тимофеевич Пак.

– Замечательно, что у газеты и читателей имеется обратная связь, – отметил Сергей Огай, –

Для корейской диаспоры «Коре ильбо» всегда была чем-то большим, чем просто печатный орган. И со стороны АКК мы всегда будем поддерживать подобные проекты. Поздравляю вас с победой!

В свою очередь Иван Тимофеевич поблагодарил всех номинантов за участие в конкурсе и подчеркнул, что, несмотря на снижение популярности печатных СМИ в век цифровых технологий, национальная газета по-прежнему остается частичкой народной души.

Вместе со словами благодарности и поздравлениями победители получили замечательные призы. Обладателям первого места на двух языках вручили современные планшеты, второго – смартфоны, третьего – цифровые фотоаппараты.

фото наврх(1)

Далее публикуем эссе победителя конкурса на русском языке Ирины Ким.

Корея в моей душе

Я родилась в 60-е годы в советском Казахстане и лишь по скупым рассказам моей бабушки могу представить себе, что 70 лет назад происходило в Корее. Она не умела читать и плохо говорила по-русски, но о некоторых событиях из своего детства и молодости иногда рассказывала нам в назидание.

Ее детство и юность прошли в корейском поселении на Сахалине. Главным и единственным богатством семьи были дети. Чтобы прокормить их родители работали с раннего утра до позднего вечера. Жили, как все вокруг: бедно, но дружно. 

Больше всего родители боялись японцев и даже пугали ими детей. Японские оккупационные власти периодически устраивали обыски и проверки в корейских поселениях, арестовывали всех, чем-то не угодивших им людей, которых могли даже расстрелять на месте. Наиболее физически крепких парней забирали для службы в японской армии, а тех, кто отказывался, отправляли в трудовые лагеря за колючей проволокой.

Девочек уродливо одевали и сызмальства выдавали замуж, чтобы не забрали в солдатский бордель. Тем не менее, приблизительно около 200 тысяч кореянок были насильственно вывезены и определены в японские солдатские публичные дома, а впоследствии уничтожены для сокрытия следов преступлений. Чудом удалось спастись немногим.

Теперь я могу понять, почему в детстве бабушка шила мне бесформенные длинные платья на вырост и обряжала в панталоны до подмышек, чтобы «не украли цыгане» и чтобы «бабай не посадил в свой мешок». Завидев издалека цветастые юбки цыганок или старика с мешком, я стремглав неслась домой прятаться.

Иногда оккупанты развлекались  более «безобидным» способом. Японский офицер в сопровождении солдат входил в дом и белым платочком проводил по верхней части мебели или по дальним углам дома. Если на платочке оставался пыльный след, то хозяина дома били палками. После таких рассказов мы усерднее вытирали пыль с труднодоступных мест.

Наголодавшись в молодости, наша бабушка просто физически не могла выбросить излишек еды на помойку, и сколько я помню, в кладовке всегда стоял полотняный мешочек с сухим хлебом, помимо фляги с растительным маслом, мешков с мукой, сахаром и прочими  припасами на «черный день».

Единственным шансом как-то прокормить семью было знание японского языка, смена фамилии на японскую (так, например кореец Ким становился японцем  Кимурой) и служение оккупантам. Эта антикорейская политика со временем должна была привести к полному исчезновению корейской нации.  Спасаясь от гнета японских оккупантов, нищеты и голода, наши предки покидали Корею. Инстинкт самосохранения толкал массы людей пускаться в долгий путь пешком по горным тропам или по морю на утлых лодочках, груженых домашним скарбом. Корейские диаспоры образовались в соседних странах и далее рассеялись по всему миру. Бабушкина семья оказалась в России.

Часть корейцев не сдалась и продолжила вооруженную борьбу с оккупантами. Вытесненные за реку Туманган, в непроходимые леса Пектусана, корейские партизанские отряды периодически совершали вооруженные рейды на оккупированные территории и наносили чувствительный урон японской армии. Это было важно для поддержания духа нации. Народ знал и ликовал в душе: есть силы, которые борются за освобождение Кореи, и этот день обязательно наступит.

«Белоголовый» вулкан Пектусан – мифическое место рождения основателей корейской нации – стал символом национально-освободительной борьбы корейского народа. Корейцы считают своим долгом подняться на его вершину, в кратере которой  образовалось красивейшее «Небесное» озеро Тяньчи, и вознести Всевышнему молитву о воссоединении Кореи.

Бабушка рассказывала, что когда корейцы наконец получили разрешение выезжать за пределы Казахстана, куда были депортированы в 1937 году, ее старший брат поехал на родину, чтобы встретиться с родными и поклониться могилам предков.

Собирали его в путь всем миром, передавали через него весточки и подарки родным. Вез он с собой несколько модных тогда болоньевых плащей, фотоаппаратов, наручных «командирских» часов, отрезы тканей и прочий тогдашний дефицитный товар. Через некоторое время он вернулся и еще полгода к нему без конца шли люди, чтобы послушать новости с родины и узнать о судьбе своих близких.

Он привез с собой красивую картину, изображавшую танцующую с веером девушку в национальном костюме. Много лет она украшала его дом. А еще у дяди  были черные граммофонные пластинки с корейскими народными песнями, которые слушали по особо торжественным случаям, а собравшиеся хором подпевали и пускались в пляс под звуки бубна и обтянутого кожей старого облезлого барабана.

Современная Корея – высокотехнологичная  развитая преуспевающая, устремленная в будущее, страна. Мне жаль, что бабушка не успела этого увидеть и ушла с печалью в душе, так и не узнав, как сложилась жизнь ее оставшихся в Корее родных.

Несмотря на рождение и воспитание в иной среде, мы все равно ощущаем в душе печаль разлученных семей и боль разделенной нации. Мы верим, что Корея обязательно объединится, если каждый из нас – ныне живущих корейцев – совершит для этого хотя бы одно маленькое усилие.

Источник: https://www.koreilbo.com/ru/news/3369-podvedeny_itogi_konkursa_mini_esse/

Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • Николай Ге:

    Спасибо Ирина!
    Такие люди как Вы дают надежду, что потеряно не всё и возрождение возможно.
    Низкий Вам поклон!