Пока помним …

На снимке: памятный снимок участников “Поезда памяти 2017” на склоне горы Бастобе.

Ким В. Н. (Ким Ёнг Тхек)

Поезд памяти-80

Владимир КИМ (Ёнг Тхек)

ПОКА ПОМНИМ…

Путевой очерк  с отрывками из нового романа «Спецпереселение».

(Окончание следует).

1  августа.  Уштобе. Митинг у обелиска.

Маршрут «Поезда памяти-80» по железной дороге должен был закончиться на станции Уштобе, являющегося райцентром Каратальского района Талды-Курганской области. Именно здесь  80 лет назад  были выгружены с эшелонов тысячи  корейцев-переселенцев, чтобы начать жизнь на новом месте. Везли, конечно, не только сюда,  но именно в этом районе  очень  большое компактное расселение  переселенцев.

Поезд прибывал в первом часу ночи, стоянка – десять минут, так что всех предупредили – быть наготове. Вещи собраны, белье сдано, мусор убран – остается только ждать, когда покажутся  пристанционные огни, когда колеса начнут замедлять свой бег и коридор наполнится шумом спешащих на перрон пассажиров. Ночь не самое удобное время, как для прибывающих гостей, так и для встречающих хозяев. Особого оживления нет, на лицах покорное полудремотное  ожидание. И вдруг – не редкие фонари, а море огней, звуки музыки и приветственные крики ворвались в окна  вагонов,  вызывая удивленные возгласы и нечаянную радость пассажиров от такой неожиданной встречи. Перед зданием вокзала  большая толпа людей в нарядных  казахских  и корейских национальных одеждах, ответственные лица района и… профессор  Герман Ким – куратор и организатор всех мероприятий на казахской земле.  Кажется, его знают  почти все участники поезда памяти.  До последнего момента он продолжал оставаться в списке команды, принимая активное участие в подготовке путешествия  в Сеуле. Пока, с сожалением, не понял, что громада дел не дает ему шанса на путешествие.  Что ему вместо Владивостока надо   лететь  в Алматы, чтобы лично  готовить встречные мероприятия.  И вот первые плоды его деяний.

На снимке: торжественный митинг на станции Уштобе в честь прибытия участников поезда памяти.

Торжественный митинг открывает аким района Кайрат Бисембаев. Позднее время диктует свой регламент, но главные вехи того давнего события раскрыты коротко, но ярко. Да, было трудно, но корейцы выстояли.  Казахи помогали, чем могли. И на некогда пустынных землях выросли поселки, зеленеют поля. Достаточно привести вот такой факт: из 32 героев Соцтруда Каратальского района 28 –  корейцы.  Потом выступал профессор Герман Ким, тройка руководителей поезда памяти, и во всех их выступлениях красной нитью проходила мысль, что именно помощь и забота  местного населения позволила переселенцам быстро встать на ноги, что  никогда корейцы  не чувствовали себя изгоями в большой интернациональной семье  народов Казахстана. И я подумал, как это, наверное,  приятно знать, что твой народ умеет творить добро, быть сострадательным. А кого принял и обогрел мой корейский народ? Есть ли в истории Кореи такие примеры? Я не знаю. Но я твердо знаю, что 80-летняя история переселения и проживания корейцев в Средней Азии   много значат не только для самих переселенцев, но и для тех, кто принимал их на своей земле, помогал и обогревал. И свет этого добра, этой помощи, этого побратимства будет долго освещать всем нам – их потомкам наш совместный  путь в будущее. Будь то в Казахстане или Узбекистане.

В Уштобе не оказалось гостиницы, способной на должном уровне принять нашу многочисленную иностранную команду, и нас повезли в областной центр – Талды-Курган. И тогда же в автобусе у меня возник вопрос – а почему мы не слезли сразу там. А потому, как  я выяснил позже, что Турксиб не проходит через областной центр. Тупиковое ответвление есть, но сквозной линии нет. Вот и получилось, что встретили в одном месте, а ночевать повезли в другое. Утром мы снова вернулись в Уштобе.  И здесь я хочу втиснуть отрывок из  репортажа  редактора газеты «Коре ильбо» Константина  Кима о  нашем пребывании в Каратальском районе:

«Знакомство с Каратальским районом началось с посещения недавно отреставрированного мавзолея Ескельды би. Великий оратор, полководец, предводитель из рода Жалайыр, внук Толе би, Ескельды би родился в ауле, расположенном между реками Или и Каратал в Алматинской области. Выходец из рода сиыршы племени жалайиров. Ескелды бий во времена джунгарского нашествия, объединив таких батыров, как Турлыбет Бекенулы, Жайнак, Татыбай мерген, Малтабар, Кулжан, героически проявил себя в кровавых битвах с джунгарами. Далее путь лежал в среднюю школу имени Р. Кошкарбаева, расположенную в Ескельдинском сельском округе Каратальского района, который является местом компактного проживания корейцев. В данном учебном заведении ведется обучение корейскому языку, функционирует специальный класс. Педагоги и учащиеся организовали почетным гостям теплый прием с мини-концертом, приготовленным своими силами, провели ознакомительную экскурсию. Со своей стороны благодарные гости преподнесли школе специально привезенные подарки. Самым значимым для участников «Поезда памяти» пунктом назначения в рамках поездки в Каратальский район стал мемориальный комплекс на горе Бастобе. Перед Памятником благодарности казахскому народу, установленному АКК в 2012 году в год 75-летия проживания корейцев в Казахстане, прошел организованный митинг. Аким района рассказал гостям, как в далекие 30-е годы прошлого столетия корейцы высаживались в степи и рыли землянки, следы от которых до сих пор остались под холмом, прикладывали неимоверные усилия, чтобы выжить. Но благодаря помощи местного населения, трудолюбию, несгибаемости характера они преодолели все трудности… С сердечными словами выступили члены делегации, выражая благодарность казахам за то, что приняли их соплеменников и предоставили все условия для достойной жизни. Своими воспоминаниями делились уважаемые ветераны из числа корейцев, переживших депортацию. Такие живые рассказы вызвали огромный интерес с южнокорейской стороны. В завершение митинга возле мемориала, на специально подготовленной площадке, была заложена капсула памяти, содержащая обращение к потомкам. В нем  говорилось об истории казахстанских корейцев, и о «Поезда памяти» в честь 80-летия переселения. Когда рабочая программа была выполнена, принимающая сторона дала большой праздничный обед. Приезд «Поезда памяти» в Уштобе оказался настоящим праздником, на котором, за богато накрытым дастарханом, звучали здравицы и сердечные пожелания. Аким Каратальского района К. Бисембаев вручил гостям памятные сувениры и пожелал счастливого пути, пригласил их вновь на благодатную каратальскую землю. Затем участники «Поезда памяти» уже на автобусах направились в Алматы».

На снимке: так встречал школьный ансамбль гостей из поезда памяти.

К этому отрывку газетного репортажа  коллеги хотелось бы добавить вот что. В митинге на привокзальной площади в Уштобе и в последующих мероприятиях переводчицей выступала Евгения Ли, выпускница КазНУ имени аль-Фараби.  «Моя студентка», – с гордостью сказал профессор Герман Ким. И бывший заведующий кафедрой корееведения ведущего университета Казахстана имел для этого все основания. Потому что, когда подавляющее большинство выпускников отделений и факультетов   корейского языка идут в бизнес, те, кто выбирает преподавательскую стезю, действительно  достоин и уважения и гордости.  Надо было видеть, как светилось лицо Евгении, когда в своей родной школе имени Р. Кошкарбаева, она показывала  класс корейского языка, полностью оснащенного лингвистической техникой. Но еще больше был взволнован член нашей команды  Ким Пен Хак, когда на стенде «Наши учителя» увидел свою фотографию. Двадцать лет назад он  учил здесь детей корейскому языку. Приехав из далекой Кореи  не ради денег, стажа, карьеры, пиара,  а по зову сердца.

На снимке: выступает поэт Владимир Ким. Рядом переводчица, поэтесса и профессор Тен Мак Не.

На митинге у Памятника на склоне горы Бастобе  выступал поэт Владимир Ким, который зачитал стихотворение, написанное им в поезде памяти. Оно было сразу переведено профессором Тен Мак Не. Люди не скрывали слез, слушая это стихотворение.

 

Наш поезд памяти о тех, кого уж нет.

Кто ровно восемьдесят  лет тому назад

Подвергся выселению. За что? И нет ответа.

Как не было причин   не верить нам.

 

Смотрю я из окна бегущего вагона

На зелень леса, на березы, тополя.

И слышу голоса, родительские стоны,

Они в душе и в сердце навсегда.

 

Нас в край чужой, неведомый до боли,

Забросили, зачем и для чего?

О, мой народ, трудом и силой воли

Завоевал ты уважение и почет.

 

И нас принял народ узбекистанский,

За ум, за труд, за  честь и доброту

И руку дружбы протянул  по-братски

Нам не забыть их верность, теплоту.

 

Трагедия была с моим народом,

Ее нельзя забыть и повторить

И поезд памяти, как клятва поколениям

Народ един, нельзя разъединить.

 

На снимке: памятник  благодарности казахскому народу.

И еще хочу поделиться вот какими  мыслями. Действительно, как отметил  Константин Ким, «самым значимым для участников «Поезда памяти» пунктом назначения в рамках поездки в Каратальский район стал мемориальный комплекс на горе Бастобе». Я, конечно, с благоговением осмотрел этот комплекс, сфотографировал его со всех сторон. И оглянулся кругом. Ни домов, ни деревьев, лишь навес для проведения мероприятий в честь приезда гостей.  А за навесом на склоне холма корейское кладбище. И впору было удивиться странному выбору места для   Памятника благодарности казахскому народу, установленному Ассоциацией корейцев Казахстана в 2012 году в год 75-летия проживания корейцев в Казахстане.  Я не порицаю, я пытаюсь понять. Мои слова никоим образом не означают  упрека в адрес Мемориала на горе  Бастобе. Могут быть разные мнения по поводу выбора места. И это хорошо. Но несколько странно, согласитесь,  выглядят надписи на трех камнях Мемориала. На сером и черном камнях слева и справа высечены одни и те же слова на корейском и русском языках: «Здесь в землянках жили корейцы, депортированные с Дальнего Востока с 9. Х. 1937 г. по 10. 1V. 1938 г.». А на среднем белом камне начертано:  «Благодарность казахскому народу». Мы-то, коре сарам,  знаем, о какой благодарности идет речь, а вот южнокорейцы понимали буквально: какое же это было страшное переселение (а они действительно так думают), что люди благодарят даже за возможность пережить зиму в землянках.

А здешняя местность на самом деле суровая. Вот что писал казахстанский историк  Георгий Кан: «Со временем у корейской диаспоры в Казахстане, как и положено, в жизни любого сообщества, определились свои святые места, с которыми связаны наиболее значимые события в ее истории. И которым принято поклоняться.

Одним из таких мест стал склон горы Бастобе в Уштобе. Уштобе в переводе с казахского языка    означает три холма, давших название урочищу, в котором была построена небольшая железнодорожная станция, ставшая затем городом и районным центром Каратальского района Алматинской области. Во время депортации 1937-го года именно на склонах горы Бастобе  одними из первых на казахстанской земле были выгружены корейцы-переселенцы. Это какое-то странное место. Когда на нем находишься, то все время на тебя дует пронизывающий ветер, и возникает такое ощущение, что он здесь дует триста шестьдесят пять дней  и двадцать четыре часа в сутки. Как известно, корейцев привезли сюда поздней осенью, в октябре-ноябре месяце, когда уже начались заморозки, и впереди была суровая зима. Бедные наши соотечественники рыли себе землянки на голых склонах  продуваемой насквозь горы. Так и остались ямы от землянок и рядом холмы могил. Уже в наши дни в суверенном Казахстане здесь был сооружен памятник жертвам депортации». 

Как я уже говорил, кругом ни домов, ни деревьев, ни обработанных полей. Переселенцы лишь перезимовали здесь и по весне перебрались на новое место.    И правильно сделали, кто же селится на продуваемом со всех сторон склоне горы?

Буквально перед поездкой на  «Поезде памяти-80»  в Ташкенте состоялось торжественное открытие такого же мемориала. Этот проект инициировал несколько лет назад председатель АККЦУз Виктор Пак и тогда же возник вопрос – где его установить.  На железнодорожной станции, куда прибыл первый эшелон?  На болотистой местности поймы реки Чирчик, куда селили переселенцев? А может, в центре самого лучшего переселенческого колхоза?  Или на Чимгане – самой высокой горной вершине  Узбекистана?  Разные тогда были аргументы «за» и «против». И важно было уяснить –  в честь чего мы устанавливаем этот мемориал? В честь переселения и скорби или  в честь совместного проживания и благодарности?  Если в честь переселения, то  логично найти станцию или место, куда привезли первых переселенцев.  Но доподлинно известно, что многие эшелоны прибывали в Ташкент и областные центры,  где их радушно встречало местное население во главе  с руководством.  Потом развозили по местам вселения. А там, где были раньше целинные земли, нынче цветущие поля. Корейских переселенческих колхозов давно   нет.  И вырисовалось  единственное решение  – местом памятника должна быть столица Узбекистана   Ташкент.  А именно –  площадка перед входом в Сеульский парк, созданный  несколько лет назад в честь дружбы и побратимства двух столиц. Не случайно на открытие Памятника приезжал мэр Сеула. Да, 80 лет назад было горестное переселение  корейцев, но и 80 лет назад произошла знаменательная встреча двух народов, положившая началу  большой братской дружбы.  И скульптура на памятнике как раз изображает встречу двух семей – узбекской и корейской. Чтобы все видели и знали, что вот это единение  есть то, что позволяет нам отмечать эту дату не только со слезами на глазах, но  и как памятное событие, наполненное светлым чувством благодарности к народам Средней Азии за сострадание, за участие и за истинное  гостеприимство.

На снимке: памятник благодарности у входа в Сеульский парк в Ташкенте. Надпись гласит: «К 80-летию переселения корейской диаспоры в знак огромной благодарности узбекскому народу за теплоту и доброту от корейского народа». Автор – скульптор  Артур Квон.

И здесь я хотел бы приложить маленький отрывок из сценария короткометражного художественного фильма «Переселение», написанного лет пять назад:

«Колонна грузовиков движется по пыльной дороге и останавливается возле кургана.

– Вот с этого холма хорошо видны ваши будущие поля, – говорит  Кабиров.

– А можно подняться и посмотреть? – спрашивает Гун Даль.

Узбек охотно соглашается:

– Конечно.  Идемте…

Несколько мужчин поднимаются наверх. Внизу на многие километры тянутся камышовые тугаи (заросли) и болота. Вдалеке блестит река. Переселенцы ошарашены такой картиной.

– А-игу! Убийственные места, –  выдыхает кто-то.

– Комариное царство, – вторит ему другой.

– Чего испугались? – громко спрашивает Гун Даль. – Мы десять тысяч километров преодолели, чтобы испугаться какого-то болота? Да и не болото это, а целина. Наша целина, которая вознаградит нас, за доблестный труд, небывалыми урожаями. Верно, урток (товарищ) Кабиров?

– Верно, – отвечает тот и протягивает ладонь.

Они пожимают руки и  обнимаются. Все смотрят вдаль, и чудятся им  бесконечные рисовые чеки».

(Окончание следует).

***

  1. Пока помним … Путевой очерк с отрывками из нового романа «Спецпереселение».
  2. Пока помним/2
  3. Пока помним/3
  4. Пока помним/4
  5. Пока помним/5
  6. Пока помним/6
  7. Пока помним/7
  8. Пока помним/8
  9. Пока помним/9
  10. Пока помним/10
  11. Пока помним/11
  12. Пока помним/12
  13. Пока помним/13
  14. Пока помним/14
Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

1 комментарий

  • аким:

    А я-то думал, что мы -“узбеки”, первые с памятником благодарности.
    Молодцы, “казахи”!

Translate »