Пока помним …

На снимке: в зале заседания   корейского форума.

Ким В. Н. (Ким Ёнг Тхек)

Владимир КИМ (Ёнг Тхек)

ПОКА ПОМНИМ…

Путевой очерк  с отрывками из нового романа «Спецпереселение».

(Окончание)

2-3 августа.  Глобальный корейский форум. Мое выступление на нем. Домой, в Ташкент.

Завершающим аккордом нашей поездки в Поезде памяти-80» должно было стать участие  на ХVIII Всемирном  корейском форуме, приуроченном к 80-летию проживания корейцев в Казахстане.  И здесь я снова с удовольствием  прибегну к услугам журналистов из газеты «Коре ильбо». Газеты, в которой мне довелось работать  в 80-х годах прошлого столетия и в качестве собкора, и в качестве заведующего  Ташкентским   корпунктом.

«Главная тема форума: «Мирное сосуществование, обмен и сотрудничество в мировой полиэтнической и мультикультурной эпохе».  Организаторами Форума выступили Глобальный корейский фонд (WKF), Казахский национальный университет им. аль-Фараби. Поддержку в проведении данного мероприятия оказали Ассоциация корейцев Казахстана и Генеральное консульство Республики Корея в Алматы. Куратором с казахстанской стороны и одним из соорганизаторов форума выступил доктор исторических наук, профессор кафедры истории, директор Центра Центральной Азии Университета Конгук (Сеул), вице-президент АКК Герман Ким. По его словам, подготовительная работа к этому международному проекту велась в течение нескольких лет, и то, что форум проходит в Казахстане, подтверждает статус республики. За время своего существования Глобальный корейский фонд провел семнадцать ежегодных форумов в крупнейших университетах мира, находящихся в мегаполисах Европы, Азии, Северной Америки и Австралии.

Основная деятельность фонда направлена на развитие международных отношений между Республикой Корея и другими странами в глобальных экономических, политических и социальных процессах. Активное участие в данном форуме приняли порядка 150 человек: видные политические деятели, дипломаты, священнослужители, известные ученые, писатели, бизнесмены, представители СМИ, руководители общественных организаций из 12-ти стран мира. Также к работе присоединилась делегация участников поезда памяти, повторивших путь депортированных корейцев с Дальнего Востока России в Центральную Азию в 1937 году, профессорско-преподавательский состав и студенты КазНУ им. аль-Фараби.  В рамках форума состоялись встречи с корейской общественностью, выступление артистов Государственного республиканского академического корейского театра музыкальной комедии, а также интервью со СМИ. На пленарных и секционных заседаниях были обсуждены вопросы, связанные с проблемой разделения Корейского полуострова, превращением Азии в многополярную территорию. Также обсуждались темы о диаспорных сообществах в Центральной Азии, исторической памяти о насильственной депортации корейцев в 1937 году, сохранении этнической идентичности, роли корейских диаспор, проживающих за пределами исторической родины и т.д. Участие в прошедшем форуме приняло порядка восьмидесяти докладчиков и дискуссантов.

Почетное слово для открытия форума было предоставлено профессору, доктору Санкт- Петербургского государственного университета, руководителю Корейского глобального фонда «Взгляд на новую парадигму мира в историческом прошлом и новой эре» г-ну И Чжан Джу. Он поприветствовал гостей и участников форума, выразив благодарность за организацию такого глобального мероприятия ректору КазНУ им. аль-Фараби Галымкаиру Мутанову, и отметил символичность проведения данного форума и осуществление проекта поезда памяти, именно в год 80-летия проживания корейцев в Казахстане. Таким образом, южнокорейская сторона стремится сохранить память о далеких предках, что, безусловно, вызывает уважение. Далее слово для выступления было предоставлено ректору Казахского Национального университета им. аль-Фараби Галымкаиру Мутанову.

– Дорогие участники и гости Всемирного корейского форума, разрешите от имени нашего университета сердечно поприветствовать вас и выразить благодарность организаторам сегодняшнего форума. Мы очень рады, что Республика Казахстан была выбрана местом проведения такого значимого и важного события. Я считаю символичным, что форум проходит в год проведения выставки ЭКСПО-2017, и зарубежные гости смогут наяву убедиться в успехах нашей страны, которые она достигла за последнее время в сфере науки, культуры, экономики, образования, международных взаимоотношений и т.д. Казахстан – многонациональная страна, она стала домом для представителей более 130 разных этносов. В дружной семье Казахстана особое место занимает корейская диаспора, для которой этот год является юбилейным. Казахстанские корейцы является связующим мостом между двумя странами, – сказал Г. Мутанов. В заключение своего выступления ректор вручил профессору И Чан Джуну книгу о Президенте Республики Казахстан Н.А. Назарбаеве, которая была подарена корейской публике в университете Ёнсе в Сеуле. В свою очередь Генеральный консул Республики Корея в Алматы г-н Джон Сын Мин поблагодарил ректора за активную поддержку, а также поприветствовал участников «Поезда памяти», проделавших путь в 6500 км из Владивостока в Алматы. – Несмотря на тяжкие испытания, которые пришлось испытать корейцам в 37-ом году, они все же смогли, благодаря своему трудолюбию, целеустремленности, терпению стать достойными гражданами страны, в которой живут. За прошедшие 80 лет корейский этнос не только выжил, но и достиг успехов, – отметил генконсул.

Далее почетное слово для приветствия было предоставлено депутату Мажилиса Парламента РК, президенту АКК  Роману Киму.

– Как президент Ассоциации корейцев Казахстана, хотел бы еще раз поприветствовать всех соплеменников и, пользуясь случаем, хотел бы выразить большую благодарность всем, кто принимал участие в проведении сегодняшнего форума. Это стало уже доброй традицией как для университета, так и для корейской общественности, когда мы можем встречаться на площадке ведущего вуза страны. Мы никогда не сможем прочувствовать ту боль, которую испытали на себе наши предки, но тем не менее они все-таки смогли выжить и выстоять в те тяжкие времена, когда они были выселены в далекую голодную степь в совсем незнакомую им страну. Спасибо большое братьям казахам, что подарили нам уверенность в будущем, благодаря этому мы и смогли сегодня состояться, стать равными среди равных,– сказал Роман Ким.

 Далее участники симпозиума перешли к обсуждению заявленных тем. В частности, большой интерес вызвал вопрос о ситуации на Корейском полуострове. В ходе дальнейших выступлений экс-член Парламента Европейского союза Великобритании Глин Форд рассказал о своих исследованиях и наблюдениях, которые он в течение двадцати лет проводил в КНДР. По его мнению, жизненные условия в Северной Корее достаточно мягкие, но за пределами Пхеньяна жизнь намного тяжелее. Во время дискуссии по актуальным международным и региональным вопросам была выражена общая озабоченность в связи с сохранением напряженности на Корейском полуострове. Вопросы безопасности в регионе затрагивают интересы не только двух корейских государств, но и всего мирового сообщества. В рамках форума участники смогли пообщаться в неформальной обстановке, поделиться мнениями. Следующий Глобальный корейский форум пройдет в следующем году в Республике Корея». 

На снимке: слева направо – ректор КазНУ имени аль-Фараби академик Галымкаир Мутанов, депутат Мажилиса Парламента РК, президент АКК  Роман Ким, вице-президент АКК, профессор Герман Ким.

Говоря о грандиозности и значимости этого Форума можно добавить, что  на нем приняли участие  более 150 человек – политики, ученые, бизнесмены, журналисты, представители общественных организаций и так далее, представляющие 12 стран мира.  В рамках Форума были запланированы следующие секции:

  1. Корейский полуостров и мир.
  2. Раздел Кореи и эра военных действий на Корейском полуострове.
  3. Азия в мульти-полярную эру.
  4. Достижение мирного договора для Корейского полуострова.
  5. Диаспорные сообщества в Центральной Азии.
  6. Историческая память о депортации 1937 года.

Как уже говорилось,  всего в секциях приняли  участие около 80 докладчиков и дискуссантов. То есть практически выступил каждый второй участник Форума.  Не остался в стороне и автор этих строк.

Но как-то так получилось, что я до последнего момента не знал, что мое имя значится в пятой секции в  числе дискуссантов.  Еще до вылета  в Сеул я получил от Германа Кима письмо, где он сообщал, что не может участвовать в поездке и потому просит меня  прочитать  от его имени  лекцию  перед участниками «Поезда памяти-80». Все бы ничего, но присланная мне лекция была … на корейском языке. Свой язык (говорю «свой», чтобы не сказать «родной», поскольку  родным является русский язык) я знаю на уровне разговорно-бытового. Конечно, умею читать-писать, но сложный – научный или литературный текст вызывает определенные затруднения. И потому лекцию профессора всегда держал под рукой, чтобы потренироваться в свободное время. Я не знал, когда меня объявят, то ли после обеда  в вагоне-ресторане, то ли еще где. Сам я не лез с вопросом – где и когда выступать, и правильно делал, поскольку никто и не вспомнил обо мне. А на Форуме моя роль свелась к нулю, раз там был сам автор текста.

У читателя может сложиться мнение, что я боюсь выступать перед публикой. Это не так.  Наоборот,  говорить речи – моя стихия. Этому делу я учился и учусь всю жизнь. А началось все в армии, где у меня одной из поставленных  задач целенаправленного использования срока службы  было овладение риторикой. Не умел я тогда связно говорить, тем более, перед аудиторией. Свои тренировочные  «бои» я потом описал в своей автобиографической повести «Найти себя». Вот отрывок из него:

«Над советом сержанта-корейца – постараться, чтобы армейские годы не прошли бесцельно, мне было некогда задумываться в первый год службы. Но по мере привыкания к воинскому распорядку стали вырисовываться цели, которых можно было бы достичь в таких условиях.  Одна из них – умение выступать на собрании. Чтобы кровь не бросалась в голову, а мысль работала четко, чтобы дикция была ясной, а логика железной. Когда стоишь на посту и  мысленно произносишь речи – это одно, там можно всегда  начать заново, исправить что-то, передекламировать.  Истинное же умение обтачивается на оселке практики. А в батальоне часто проводились различные  собрания, так что возможность риторить была.

Мой дебют в искусстве риторики состоялся во время беседы комбата с личным составом о борьбе со сквернословием. Товарищ майор в получасовой речи  рассказал об истоках матерщины в русском языке, которая, якобы, берет начало с татаро-монгольского ига и подпитывалась все время специфической лексикой обитателей тюрем и зон. Ну и, конечно, о несовместимости облика советского солдата с матерщиной. Он говорил хорошо, а главное,  правильно. Но мне хотелось возразить.

Тот, кто испытал и испытывает жгучее стремление выступить на собрании, сказать тост на празднестве или  поминальную речь на похоронах, словом, высказать то, что накапливается в душе и ищет выхода, тот поймет меня. Зуд желания, волнение, смешение мыслей, которые никак  не хотят выстраиваться в логическую цепочку. Но ты уже знаешь, что обязательно попросишь слова, и ничто тебя не может остановить. 

Я уже сказал, что хотел не просто выступить, а возразить комбату. Потому что все эти десять месяцев армейского подчинения  бездушных приказов, однообразия распорядка и уклада жизни – все вызывало во мне глухой протест. О чем бы ни сказал комбат, я был готов к возражению. И призвать для этого на помощь все прочитанные книги, в которых есть и «за» и «против» любых высказываний человека. На этот раз я обратился к Джеку Лондону, который устами своего героя в  каком-то произведении, рассуждает о целесообразности ругательств. Что их ценность в том, чтобы употреблять  редко и по делу. Вовремя выругался, и на душе стало  легче. А частая ругань, особенно, не по делу лишает ее смысла. И тут, конечно, надо согласиться с командиром части, что речь наших солдат уж больно изобилует разными матерными словами, и что без них они не могут вообще связно говорить.

В какой-то момент выступления я сделал паузу и заметил, как все меня внимательно слушают. Это удивительное ощущение магического овладения аудиторией наполнит мою душу восторгом еще не раз. Потому что с той памятной речи я буду всегда готов выступить на любом мероприятии – будь то собрание, праздничный банкет, свадьба, юбилей, памятуя, что лучший экспромт – это домашняя заготовка.

Комсомольские собрания батальона устраивались  прямо в столовой. После завтрака отодвигали  столы к боковым стенкам, стулья – в каре, а напротив – стол президиума. Первое разногласие между председателем и залом возникало по поводу регламента, а именно, проводить собрание с перерывом или без перерыва. Докладчик просит двадцать пять минут, выступающим в прениях дать  три минуты, чтобы вполне уложиться без  тайм-аута. Но на дворе зима, а в столовой – тепло, и потому зал хочет собрания с 15-минутным перерывом. И, естественно, побеждает в голосовании.

Доклад прочитан, записные ораторы изобразили прения. До конца первого тайма еще  10 минут. Кто хочет выступить? Нет? Есть предложение прекратить прения? И в этот критический момент на сцену выходим мы – продолжатели собрания в лице  Вирижникова,  Начапкина, Черткова, Бучнева и Кима. Среди нас не было  писарей, поваров, хлебореза, библиотекаря,  каптерщика и иже с ними, пристроившихся в армии на теплое местечко. Ни сержантов, ни   даже ефрейторов. Мы все рядовые, занятые непосредственно тем делом, ради чего нас призвали в армию. И к нашему гласу нельзя не прислушаться.

Мне сейчас трудно вспомнить, о чем я тогда так много витийствовал  с жаром и пылом. В памяти сохранилось лишь несколько тем, и одна из них касалась свиного сала. Попытаюсь воспроизвести это выступление:

«Товарищи! Если я вас спрошу, для чего мы призваны в армию, каждый из вас знает ответ. Мы призваны, чтобы защищать родину. Что это значит? Это значит, что мы должны убивать всех тех, кто нападет на нас. Вот и получается, что мы призваны в армию, чтобы научиться этой главной солдатской  профессии – у-би-вать». 

После такого вступления обязательно надо повернуться к президиуму собрания, как бы ища одобрения своим словам. На самом деле проследить реакцию офицеров. Замполит сидит с каменным выражением лица, секретарь комсомольской организации нервно перебирает какие-то листочки, начальник штаба по-отцовски укоризненно качает головой, мой командир взвода смотрит так, словно вот-вот объявит  мне два наряда вне очереди. Зато зал воспринимает мои слова с величайшим одобрением. И я продолжаю выступление:

«Постижение науки убивать, или как говорил великий Суворов – науки побеждать, что, в общем-то, одно и то же, требует, сами понимаете, огромных затрат энергии. То есть каждый солдат должен получать достаточное количество  килокалорий, чтобы на практике овладеть всеми теми приемами  науки убивать, что выработало человечество в целом, и наша доблестная Советская Армия  в частности. Все мы знаем, как много делается в нашей части для полноценного питания солдат. Есть своя свиноферма, подсобное хозяйство. Но…»

Таков мой стандартный прием выступления: отметить хорошее, а потом вставить вот это «но». И тут снова посмотреть на президиум, чтобы убедиться, с каким нетерпением там ждут раскрытия темы.

«Но…вся эта забота о солдатах, об их энергетической подпитке может одним махом разрушить нерадивый повар. Например, какого огромного труда стоит вырастить свинью, этот могучий сгусток килокалорий. Казалось бы, простая задача, разделать ее и вкусно приготовить. А что делает наш повар? Без всякого творческого подхода он берет куски сала и просто варит их. Какой-нибудь украинец или русский-сибиряк, конечно, проглотит это вареный кусок сала и еще попросит добавки. Но не будем забывать, что наша армия многонациональная. И среди нас есть такие, которые никогда раньше не ели свиного сала. Вот и получается, что после обеда остаются целые кастрюли этого самого вареного сала. Солдат недополучил калории, как он может постигнуть науку уби.., извините, науку побеждать. А ведь это можно исправить очень просто. Надо только, чтобы повара пошевелили своими извилинами, и вместо того, чтобы варить сало, жарили его. Жареное сало в тысячу раз вкуснее, и его скушает и казах, и узбек, и даже кореец».

В этом месте я вскидываю ладонь с растопыренными пальцами. Это сигнал к аплодисментам группе поддержки, которая тут же поджигает аплодисментами зал. И завершение выступления:

«Кое-кому, может, показаться, что я говорю о ерунде. Это не ерунда, товарищи. Ведь повар готовит такую еду для солдат, а офицеру, дежурному по части, который должен снимать каждый раз пробу,  дают не вареное сало, а кусок постного мяса. И все это происходит не в общем зале, а в закутке столовой. И все про это знают, но делают вид, что ничего страшного не происходит. А ведь любая отрицательная мелочь несет в себе разрушительную силу. Показуха – есть лицемерие, что в свою очередь порождает неверие. А без веры,  какой может быть патриотизм, а без патриотизма нет, и не может быть героизма. А без героизма, извините, нет и победы».

Надо ли говорить, как мне аплодировали солдаты. Как криво улыбались офицеры. Как подлизывались потом повара, предлагая добавку».

Теперь вы понимаете, почему я был приятно изумлен, когда обнаружил свое имя в списке дискуссантов в секции номер пять. До этого я подумывал, что надо самому попросить слова, когда последует ритуальный вопрос: «Кто еще хочет выступить?». О чем говорить для меня ясно, но была дилемма – на каком языке? На русском языке, конечно, комфортнее и никаких проблем. А на своем, боюсь, получится  убого, жалко и невыносимо для слуха. Мне рассказывали, как известный  русскоязычный кореец-писатель, приглашенный в Республику Корея вести занятия со студентами, через какое-то время решил перейти на корейский язык. И присутствовавший на лекции профессор тамошнего университета, видимо, сильно обескураженный услышанным, потом  сказал писателю, чтобы он больше так не делал. До самого последнего момента я колебался, но когда выступавшая передо мной заведующая кафедрой корееведения КазНУ сказала, что ей комфортнее выступать на русском языке,  сделал свой выбор в пользу корейского. Не в пику ей, или, скажем, лидерам и активистам    культурного движения коре сарам, которые,  мало того, что слабо знают  свой язык и не могут на нем  выступить, но они даже  не могут найти ни сил, ни желания его выучить. Нет не в пику им, а потому что для меня было важно донести  именно   до южнокорейцев свое  выступление, которое не касалось таких сложных ученых тем,  как «мульти-полярная эра».  Я просто хотел рассказать о схожести и различиях узбеков и корейцев в быту, традициях, отношениях.  А для этого вполне хватало моего запаса корейских слов. Но отдавая дань восточной вежливости, конечно, вначале посетовал на скудость знания языка и  попросил прощения. А потом сказал:

«В этом году мы отмечаем 80-летие переселения. Вроде горестная дата. Но если посмотреть с другой стороны, то ведь это было не просто переселение. 80 лет назад произошла  встреча двух народов, которые навечно стали братьями. Помощь тех, кто принял  и обогрел теплом и хлебом, позволила переселенцам быстро встать на ноги, героически трудиться, получить образование и занять достойное место в семье народов Узбекистана. Это были 80 лет славного пути, и потому мы сегодня имеем все основания говорить, что эта дата не только горестная, но и знаменательная.    

В этом году я как раз закончил вторую книгу романа «Кимы» – «Спецпереселение». Через все произведение проходит сравнение двух народов – в быте, традициях, отношении друг другу, языке и во многих других характеристиках. Я даже составил  таблицу – в чем разница, а в чем схожесть. Получилось около ста пунктов. Вот, скажем, такой эпизод.  Едут корейцы и, естественно, думают, обсуждают, что за народ живет там, в Средней Азии. Говорят, они едят руками. Наверное, отсталый народ, трудно будет ужиться среди них… 

А узбеки, в свою очередь, рассуждают, что вот, мол, везут к нам каких-то корейцев, которые едят палочками. Как некоторые обезьяны или птицы, пользующиеся прутиками для добывания пищи. Наверное, отсталые,  и надо бы остерегаться их…

И вот встретились. Оказывается, палочками   орудовать сложно, но и руками брать пищу тоже не просто. Я вот всю жизнь с узбеками ем плов руками и все равно толком не научился. 

Встретились, и оказалось, что схожего-то намного больше чем отличий. Скажем,  такой  удивительный штрих гостеприимства у узбеков, когда дорогому гостю чай наливают в пиалу  на самое донышко. Чтобы долго чаевничал  и радовал хозяина беседой.  А никчемному гостю наливают полную пиалу – пей и уходи быстрее. Не так ли поступают наши старики,  когда пьют содю (корейская водка)? Тоже ведь наливают в маленькие чашечки, чтобы долго наслаждаться общением.

Или отношение к старшим, когда все подается, принимается, пожимается двумя руками и с поклоном.

О схожести в  языке, вообще, говорить нечего. Грамматика один в один. Не потому ли любой узбек, будучи в Корее, через три месяца  начинает вполне сносно говорить на нашем языке.

Орудия труда. Тут  были различия. Говорю, были потому, что оба народа быстро переняли  друг у друга то, что  удобно. Так, в любом сельском корейском доме обязательно встретим кетмень, а у узбеков – тяпку.

А  в такой области, как национальная кухня, все перемешалось. Узбеки уже не могут без «кимчи», «морковь че», «хе», кукси», а корейцы без «плова», «лагмана», «шашлыка»  и так далее.

Все эти 80 лет идет активный добровольный культурно-бытовой  обмен национальными ценностями. И никогда не было такого, чтобы корейцев насильно  заставляли ассимилироваться – перенимать язык, одежду, разного рода обряды и так далее. И обе стороны всегда старались быть деликатными,  когда вопрос касался  национальных особенностей. На всю жизнь я запомнил один урок, который мне  преподал узбекский товарищ. Как-то  заметил ему, что похоронный обряд у узбеков очень жестокий, поскольку запрещает женщинам  сопровождать и принимать участие в похоронной процессии.  На что он ответил – а у вас, что хорошего? Не успели похоронить, как тут же  садятся есть, пить и вести себя соответственно выпившим людям?  Я  посмотрел на ситуацию его глазами, и это действительно показалось ужасным. С тех пор никогда  не осуждаю чужие обычаи и нравы.   Могу только про себя решить, что хорошо, а что не очень. Вот это  стоит перенять, а вот это нет.

Я думаю, быстроглазые мои соплеменники переняли немало хорошего у других национальностей.  И вот, что интересно,  успехи наших отцов и дедов, заставляют нынешнее  поколение думать, что  корейцы, переселившись в Узбекистан, явились как бы учителями для  местного населения  в области земледелия или строительства жилых домов. Мне не раз приходилось разубеждать  соплеменников в этом. Не могли корейцы превосходить земледельцев Узбекистана по той простой причине, что здесь было поливное земледелие, которое является  наивысшим  мастерством в агротехнике. Представьте себе оазис, весь испещренный сетью каналов и арыков, когда каждая грядка поля получает свою долю воды, когда все лето нет дождей, но растениям это не страшно.  Чему могли научить таких дехкан корейцы, которые на Дальнем Востоке, как и по всей России, занимались рискованным земледелием, уповая только на небесную канцелярию?  

Разные были дома у корейцев на Дальнем Востоке. Но, в основном, это были мазанки с соломенными крышами. И только в Узбекистане научились строить добротные дома из саманных и жженых кирпичей, с крышами из черепиц, а потом и шифера. И здесь тоже многому научились у узбеков – как формовать кирпичи, сколачивать каркасы,  песочить стены. Вот у грузин есть традиция, когда рождается сын,  закапывают   бочку лучшего вина, чтобы открыть ее на свадьбе.  А узбеки в таких случаях  сажают тополя, из которых через двадцать лет можно сделать каркас  дома. В бытность журналистом я много поездил по стране и лично убедился в щедрости и гостеприимстве   узбекского народа. Какие у него прекрасные традиции и обычаи.  Помню, в Фергане мне показывали такую достопримечательность – старую виноградную лозу, которая начиналась во дворе деда, а потом по глиняному забору  переползала во двор к сыну и далее к внуку. И там давала урожай. Настоящий символ преемственности поколений.

Узбеки, конечно, не были мастерами по части овощеводства. Но что касается садоводства, виноградарства, бахчеводства – тут им нет равных. И корейцы, и узбеки многому научились друг у друга.

А закончить свое выступление я хотел бы вот чем.  Лет пятнадцать назад, когда мой младший сын окончил школу, я решил свозить его  в Республику Корея. Чтобы увидел ее и знал, что есть такая земля, откуда родом его предки.  И вот после недельной поездки прилетаем в  Ташкент, и на автобусе катим к зданию аэропорта. И вдруг стоявший перед нами узбек, лет, эдак, сорока, как закричит – ах, какие это сволочи, корейцы! Как они надо мной издевались! Я всегда уважал корейцев, а теперь я знаю, кто они такие! Тоже буду их… В это момент  раздался чей-то голос на узбекском – слушай, заткнись, а. Не путай тамошних и здешних корейцев…

А мне так было больно в груди, так хотелось, чтобы сын не слышал этих стонов взрослого человека, впервые познавшего  все гримасы капиталистического мира. Поэтому я обращаюсь ко всем южнокорейцам – ученым, бизнесменам, журналистам и так далее, если вы  где-нибудь в Корее встретите  узбека или казаха с проблемами, не проходите мимо, помогите. Потому что это не чужие вам люди, они потомки тех, кто 80 лет назад  встретил  ваших соплеменников, гонимых волею истории из одного края земли в другой. Встретил,  обогрел  и помог выстоять перед всеми невзгодами.  На этой высокой ноте хотел бы закончить свое выступление. Спасибо за внимание!».

На снимке: прощальный   банкет на щедрой казахской земле.

Всему приходит конец. Утром 4 августа я  в последний раз  зашел в автобус, чтобы попрощаться с попутчиками. Им лететь в Сеул, а мне в Ташкент.  И, глядя в улыбающиеся  лица соплеменников, ставших почти родными за это время,  произнес в микрофон: «Здесь, как ни печально,  наши пути расходятся. Но та дорога, по которой мы проехали на поезде памяти, никогда  не забудется. Потому что она прошла и через наши сердца. И пока мы будем помнить об этом, мы будем всегда вместе. До свидания, друзья!».

Владивосток –  Новосибирск – Уштобе – Алматы.

Поезд памяти-80.

***

  1. Пока помним … Путевой очерк с отрывками из нового романа «Спецпереселение».
  2. Пока помним/2
  3. Пока помним/3
  4. Пока помним/4
  5. Пока помним/5
  6. Пока помним/6
  7. Пока помним/7
  8. Пока помним/8
  9. Пока помним/9
  10. Пока помним/10
  11. Пока помним/11
  12. Пока помним/12
  13. Пока помним/13
  14. Пока помним/14
Поделиться в FaceBook Добавить в Twitter Сказать в Одноклассниках Опубликовать в Blogger Добавить в ЖЖ - LiveJournal Поделиться ВКонтакте Добавить в Мой Мир Добавить в Google+

комментария 3

  • Эрос:

    И всё-таки непонятно. Почему поезд
    экскурсионно-туристического содержания, в котором пассажиры
    отдыхают, наслаждаются российскими
    просторами, городами , в котором за
    чаем или горячительными напитками
    люди размышляют о том, что
    чувствовали переселенцы, назвали
    ” поезд памяти-80″. Разве способен
    в таких условиях кто-нибудь, хоть и
    ” инженер человеческих душ” понять
    переживания переселенцев, которые
    не знают, что ждёт их впереди.
    В успехах коре сарам способствовали много факторов,
    но главными являются советская
    власть,хотя поносят её по всякому ,-
    она дала нам образование, расширила наши души,- и наша
    способность к труду, наше трудолюбие.

  • Мудрость:

    а еще заставила 70 лет стыдиться и отворачиваться от проблемы которую породила эта власть на исторической родине.

  • Эрос:

    А за что нам стыдиться? И проблемы
    не она породила.Наши отцы и деды
    с радостью встречали эту власть, за
    неё проливали кровь,когда надо было
    укреплять границу, они мирно
    переселились в другие места,
    соглашаясь с постановлением
    власти; на новой земле они освоили
    целинные земли, построили прекрасные колхозы, выдвинули из
    своих рядов более 200 героев труда.
    За это только надо гордиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate »